DEITA.RU
DEITA.RU

Валерий Сергеев: «Ансамбль – это общее дыхание»

Культура
Приморье

Валерий Сергеев: «Ансамбль – это общее дыхание»

Ансамбль народных инструментов «Садко» - коллектив с давней историей, рождённый в рабочем посёлке, сейчас он входит в состав Приморской краевой филармонии. Именно этому коллективу было доверено право представлять российскую культуру на открытии зимних олимпийских игр в Пьхеньяне в 2018 году. О народной музыке, о мягкости и чувстве локтя, о мечте, о боксе и военной карьере ИА DEITA.RU рассказал руководитель ансамбля «Садко», заслуженный артист России, баянист Валерий Сергеев.

– Валерий Анатольевич, какую музыку Вы сами любите играть?
– Я, вообще-то, как говорится, всеядный. А как ансамбль народных инструментов, и это мое личное видение, мы пропагандируем академическое направление в русской народной музыке и в классической. В том числе, делаем переложение для народных инструментов из оперетт и оперного репертуара, аккомпанируем вокалистам, а они ведь поют не только народные песни, но и песни русских, советских, зарубежных композиторов.

– Вы сказали, «академическая народная музыка», разъясните, в чём отличие академической и неакадемической народной музыки?
– Неакадемическая – это наша традиционная народная музыка, песнопения, то, что идёт от истоков, это фольклор, в первую очередь. А академическая - та, которую пишут авторы. Это обработки народных песен, музыка, написанная современным письмом специально для народных инструментов, и это совершенно другие гармонии, не те, которые были у наших предков, совершенно другие музыкальные размеры и ритмы.
В разных областях России пение и исполнение народной музыки подразумевает совершенно разное исполнение. И мы, если исполняем, к примеру, мелодию средней полосы России – Черноземья, Воронежской губернии, стараемся прежде всего, чтобы хотя бы приблизительно исполнение было таким же, как это поют в Воронеже. Очень важно доносить до зрителя стиль исполнения, присущий конкретной местности, и тогда у него будет совсем иное видение.

– Можно сказать, вы делаете музыкальный исторический экскурс?
– Конечно, это прежде всего. Понимание исторической значимости - основа любой музыкальной обработки. Что-то своё, новое, мы накладываем на уже существующую историческую основу.

– Сколько лет вы руководите ансамблем «Садко»?
– Больше 30-ти.

– А связаны с ансамблем сколько?
– О-о! Ансамбль создан в 1987 году. В то время я работал в посёлке Восток Приморского края Красноармейского района директором школы искусств.

– То есть, в маленьком таёжном посёлке, на севере Приморья, была своя школа искусств.

– Ну, Восток - не такой уж и маленький был, тогда там проживало 30 тысяч человек.

– Вы ансамбль и создали?
– В общем-то, да. Только инициатива была не моя. Был такой Вячеслав Карпов, директор Дворца культуры в посёлке Восток, это была его идея. При дворце культуры горно-обогатительного комбината мы и создали ансамбль народных инструментов «Садко». В его составе были профессиональные музыканты – педагоги нашей школы искусств. Мы становились лауреатами всесоюзных и всероссийских конкурсов и фестивалей народного творчества, были лауреатами премии Приморского комсомола, у нас было очень много титулов и наград. Выступали и на мировой регате, представляли Приморский край в Японии и не только край, но и весь Дальний Восток и Россию.

– Сейчас коллектив в составе Приморской филармонии.
– С филармонией мы, ансамбль «Садко», сотрудничали ещё когда работали в Востоке. А я сотрудничал с филармонией, ещё будучи студентом института искусств, и, работая уже в Востоке, выступал в филармонии как солист, так что сотрудничество наше никогда и не прекращалось. А в 1997 году я переехал во Владивосток. В 2010 году к нам на гастроли приехал Дмитрий Хворостовский с дирижёром Константином Орбеляном. Хворостовский выступал с нашим симфоническим оркестром, и ему были нужны народные инструменты. Вот тогда мы и возобновили состав «Садко». Дмитрию Хворостовскому мы аккомпанировали два раза, когда он приезжал в Приморье. Затем играли с акт-проектом «Тенора XXI века», потом я один выступал с ними. Играли мы и с великолепной исполнительницей народных песен народной артисткой России Натальей Банновой.

– Что Вы можете сказать о нынешнем коллективе «Садко»?
– У нас в ансамбле сейчас играют музыканты высочайшего класса, лучшие музыканты-народники Дальнего Востока.

– В прошлом году ансамбль «Садко» участвовал в фестивале «Музыка России».
– Это международный фестиваль оркестров народной музыки, «Садко» был единственным ансамблем из России, принявшем в нём участие. Нас пригласили дать показательное выступление, и мы представили Дальний Восток, и, конечно же, дальневосточную музыку, наших дальневосточных композиторов.

– Чьи произведения исполняли?
– Александра Терентьевича Гончаренко, это наш, приморский, композитор, сейчас он живёт в Санкт-Петербурге. Некоторые произведения он написал специально для меня, я их играл соло, а на некоторые из них сделал переложение для ансамбля, их мы играли в Москве. Ещё у нас на фестивале была премьера. Впервые в России мы исполнили произведение знаменитого филлипинского композитора, госпожи Рио Паблико «Герои Кордильер». С ней я познакомился в Сеуле, на пишет для хоров и в мире очень известна, её хор взял первое место на конкурсе Паваротти. И она прислала мне своё произведение, притом отдала все права. Эта музыка, которую не знают в России, и право её играть имеем только мы.

– Один из участников ансамбля «Садко» о подготовке к выступлению в Москве сказал: «Если сказать, что мы много репетировали, то это ничего ни сказать». Как Вы готовили свой ансамбль, что для Вас главное?
– Прежде всего – чувство локтя. Потому что ансамбль, это общее дыхание – мы должны дышать как единый организм, тогда это ансамбль, и я считаю, что мы этого достигли. И, конечно же, это качество исполнения – звукоизвлечение. Я предпочитаю, чтобы ансамбль звучал мягко, русские народные инструменты - это певучие инструменты, и когда на них начинают трещать, утрировать звук, это уже не русские народные инструменты. Баян – песня. Какая песня без баяна, так поётся. Домбра русский инструмент, я уже не говорю о балалаечке, которая действительно, уж если заиграет – за душу хватает. Всё это мягко должно звучать. А подспудно, конечно, учили этому ударника, чтобы он играл мягко, потому что не каждый ударник может сыграть с ансамблем народных инструментов или оркестром. И мы всё сделали. Ребята занимались каждый день, мы по многу часов отшлифовывали каждое произведение. На каждое произведение у меня был разработан план, что и как сделать, чтобы у нашего коллектива была отличительная черта, чтобы в Москве мы сыграли не как все.

– Сколько сейчас музыкантов в ансамбле?
– Четыре народника, ударник и исполнительница народных песен.

– У вас ансамбль русских народных инструментов и ударник. Почему?
– Современная жизнь совершенно другая. Сейчас надо добавлять не только ударные русские-народные инструменты – ложки, поварёшки, но и перкуссию и всё остальное. Чтобы ансамбль звучал, нужен ритм и объём, нужны другие ракурсы. Русские народные инструменты, они нежные, певучие и им порой не хватает ритмической стимуляции. Вот эту ритмическую структуру мы и добавили в коллектив, и получился великолепный синтез – ансамбль хорошо звучит.

– Есть ли у вас мечта?
– Мечта? Есть, некоторые моменты ещё остались.

– А основная мечта уже исполнилась?
– Да. Давно.

– Можете поделиться?
– Мой папа, он всегда мечтал, чтобы его сын получил звание заслуженного артиста. Заслуженного работника культуры я получил в 29 лет, наверно, я был самый молодой в России, получивший это звание. А потом я получил и звание заслуженного артиста.

– Отец Ваш музыкант?
– Нет. Отец мой рабочий. Но он пел, играл на баяне. Мне повезло, у него были друзья выдающиеся музыканты. Основное время мы жили в Комсомольске-на-Амуре, а родом я из Сибири, из Новокузнецка, раньше он назывался Сталинск. Знаменитый танцор Владимир Шубарин друг моего отца, они из одного места родом. (В. Шубарин – залуженный артист, степист, один из самых известных в СССР танцоров – прим. ред.)

– То есть стать заслуженным артистом - это была мечта вашего отца, а лично Ваша?
– Я всегда мечтал стать военным. В музыкальное училище поехал поступать в 14 лет только благодаря своему другу. 

– Военным? Неожиданно. 
– Да. Только военным, для этого и спортом занимался.

– Каким видом?
– Боксом. В секции в Комсомольске-на-Амуре.

– А почему не пошли в военное училище?
– Увлёкся музыкой, интересно стало. И как-то пошло: баян, баян.

– То есть, это баян сказал: «Я тебя выбираю»?
– Это отец сказал: «Ты выбрал баян». Он и купил мне хороший, по тем временам, баян «Юпитер».

– Не жалеете, что не выбрали карьеру военного?
– Жалею. В музыке я добился многого, но и там бы добился многого.

– Всё же вернусь к мечте, сейчас она у Вас есть?
– Да. Конечно.

– Поделитесь?
– Её надо исполнить, и потом уже можно будет говорить.
– Расскажите потом?
– Обязательно.

Популярное
Тест
Авторская колонка
Выбор редакции
Последние новости
Другие новости:

Автокредит преодолел исторический рубеж

15 января 2020, 12:34
Авто
В России

Автокредит преодолел исторический рубеж

В прошлом году средняя сумма кредита на транспортное средство в Москве превысила миллион рублей, сообщает DEITA.RU. Такие данные приводит «Известия».

По данным исследования БКИ «Эквифакс», более половины всех купленных автомобилей были взяты за кредит, рост составил 11% по сравнению с прошлым годом. Остальные 45% автомобилей россияне купили за собственные средства. Общий объем кредитного портфеля вырос на 20% по сравнению с прошлым годом.

Средняя сумма кредита на эти цели в Москве выросла до миллиона рублей, в регионах цена также подросла, правда пока до 760 тысяч рублей. Эксперты считают, что в следующем году эту же планку в шесть нолей перейдут и в регионах. Пока россияне предпочитают приобретать автомобили стоимостью от 800 тысяч до 1,2 млн рублей.

Сумма кредитов за последние пять лет выросла на 45-50%%, стоимость автотранспортных средств подросла на 76%.

Иван Юрьев