DEITA.RU
DEITA.RU

Наталья Полянская: «Читать надо разное, главное – избавиться от стереотипа, что ребёнок должен»

Дети
Культура
Приморье

Наталья Полянская: «Читать надо разное, главное – избавиться от стереотипа, что ребёнок должен»

Должен ли ребёнок хотеть читать книги, и может ли современная литература помочь ему пристраститься к чтению? Какие формы работы с детьми актуальны в детской библиотеке, а от чего имеет смысл отказаться? Почему у современных детей есть сложности восприятия литературы из школьной программы и что с этим делать, – об этом, и о многом другом корреспондент ИА DEITA.RU говорил с главным библиотекарем сектора организационно-методической работы Приморской краевой детской библиотеки, филологом с 15-летним стажем преподавания русского языка и литературы в общеобразовательной школе и вузе Натальей Полянской.

– Наталья Игоревна, многое изменилось, теперь и книги не только бумажные, но и оцифрованные, а изменилась ли, на Ваш взгляд, роль библиотеки?

– Роль, особенно детской библиотеки, мне кажется, неизменна. Для ребёнка это всегда новый удивительный мир. Когда его впервые приводят в библиотеку, то, скорее всего, он встречает то, что никогда прежде не видел. В квартирах сейчас не встретишь большие настоящие библиотеки. И мне кажется, ребёнок всегда будет удивлён, потому что попадёт в тот самый непознаваемый мир – мир открытий. Не думаю, что когда-то наступят времена, когда читать будет ненужно.

– А сама библиотека, формы работы с детьми насколько изменились?

Сейчас библиотека – это не только книжные стеллажи с кафедрой выдачи книг, это и компьютерные залы, и места для отдыха, о которых в прошлом веке никто и не мечтал, так что, конечно, изменилась. А что касается форм работы, то тут вопрос сложный: всё новое – это хорошо забытое старое. Сейчас мы говорим «квест», но когда-то, в мои школьные годы, это называлось – «игра по станциям». Но суть та же: делаешь одно задание, затем следующее. Когда мы говорим, что проводим «брейн-ринги», делаем «онлайн-спринты», то строго говоря, мы приглашаем поучаствовать в викторине. Просто формат изменился. И играть можно на расстоянии, соединяясь по скайпу, или отвечать в интернете, а не на листочке бумаги. Какие-то абсолютно новые формы работы с детьми не могут взяться ниоткуда, всё уже придумано до нас. Наше дело адаптировать их под современность.

При этом люди работают по-разному. Во многих библиотеках до сих пор проводят конкурсы презентаций.

– Как-то без оптимизма Вы это произнесли. Что это такое?

Это, когда дети, сидя дома, создают презентации на какую-то тему, затем отправляют их, и библиотекари их оценивают. Мы с моей коллегой Мариной Юрьевной считаем, что это абсолютно ненужные устаревшие конкурсы. С детьми нужно работать по-другому. Не презентации дома надо писать, а в стенах библиотеки онлайн-игры организовывать, делать то, что называется интерактивом.

Лет пять назад мы проводили конкурс, в котором участникам нужно было ответить на вопросы. Хорошо, что, кроме ответов на вопросы, нужно было сделать книгу своими руками, иначе нечего было бы оценивать. Большинство ответов были списаны из одних и тех же интернет-источников. Как правило, из Википедии. В таком конкурсном задании нет ни творчества, ни смысла.

Я по специальности филолог, преподаватель русского языка и литературы. Самое ужасное из того, что сейчас проводят – это конкурсы сочинений или эссе. Читать большинство написанных школьниками текстов – тоска. Детей и подростков вначале нужно научить писать сочинения, научить писать эссе, но этим никто не занимается. Объявляя такой конкурс, ты получаешь бронебойные тексты, которые, на самом деле невозможно оценить, потому что они плохие. Ты сидишь и выбираешь лучшее из худшего. Вынужден давать первое место только потому, что одна работа чуть лучше, чем другие. Мы в библиотеке от таких конкурсов отказались. Они себя не оправдывают.

– На днях вы презентуете электронную книгу, составленную из текстов, написанных детьми.

– «Спросим старших о войне» – это не конкурс, а проект, на который дети и подростки присылали документальные рассказы о родственниках, соседях, земляках, участвовавших в Великой Отечественной или Советско-японской войнах, тружениках тыла, детях войны. Кстати, премьера книги назначена 3 сентября.

В этом проекте всё далеко не просто. Мы не оцениваем работы детей, мы их редактируем, корректируем, проверяем на плагиат. Это оговорено в Положении к проекту. К сожалению, к нам приходят рассказы с миллионом орфографических и пунктуационных ошибок. Порой приходится править и фактическую сторону. Например, ребёнок пишет, что его прадед доставал из петли Зою Космодемьянскую. Это не может быть, потому что не может быть никогда. При этом заходим на сайт «Подвиг народа» и видим, что история прадеда вполне героическая, её можно было и не приукрашивать. Зачем ребёнок так поступает? Наверное, хочет быть причастным к настоящей истории... Когда мы получаем стихотворения, то сразу проверяем на плагиат. Так вот, из присланных стихотворений 30% – это плагиат. Но самое потрясающее, что редко, но метко встречаются рассказы, в которых чужой дедушка описывается как свой или история знаменитого человека становится частью истории своего дедушки. Это удивляет невероятно. Участники проекта получают обычную благодарность, нет никаких мест или подарков. Зачем они это делают – нам неведомо. Конечно, таких рассказов очень мало, но они есть.

– Может ребёнок хочет таким способом получить внимание?

– Современный ребёнок, имея кучу гаджетов, как будто бы имея возможность общаться со всем миром, очень одинок. 19 августа у нас была вечеринка в зуме. Мы общались с детьми – дети с удовольствием общались с нами и друг с другом. Встреча должна была продлиться 1 час, мы общались 1 час 15 минут. И если бы мы сами не остановили эту вечеринку, то прообщались бы намного дольше. В вечеринке участвовали подростки 11+: были и 14-ти, и 15-тилетние. Через день вижу в группе вопрос «Мы ещё будем устраивать вечеринки?». Да, подросткам не хватает общения. Они не хотят просто сидеть за столом и делать какие-то работы, неважно, самостоятельно или списывая.

А возвращаясь к вопросу об изменениях в библиотеке, мне кажется, что сейчас в библиотеке происходит больше взаимодействия между читателями и библиотекарями, между читателями и читателями, и обусловлено это потребностями детей и подростков.

– Аудитория библиотеки, в основном, это дети читающие…

– Не обязательно. В библиотеку приходит и дети, которые не очень любят читать. Считайте, что я вам открыла страшную тайну. У нас есть дети, которые с удовольствием во что-то играют, ходят в компьютерный зал, смотрят мультфильмы и очень спокойно относятся к чтению. Они приходят сюда как в клуб по интересам, и книга – это не единственный интерес, который приводит их к нам.

В читальном зале ребёнок может не только посмотреть журналы, но и поиграть в настольные игры, и кому-то из них идея взять на абонементе книжку в голову не приходит. Не надо думать, что в библиотеку приходят только девочки с косичками, умненькие отличницы, которые читают книги с утра до ночи. Нет, к нам приходят очень разные дети.

– Сами приходят?

– Кончено, сами. Как они узнают дорогу в библиотеку? Мы работаем со школами. Дети пришли на экскурсию или на встречу, посмотрели, им понравилось, и они идут самостоятельно. У нас в компьютерном зале читателей, которые прохладно относятся к книгам, довольно много, и тем не менее… потихоньку… с ними разговаривают, что-то советуют. Очень приятно, когда видишь ребёнка, сидящего с книжкой, который ещё недавно проходил мимо книг. Радуемся. Главное – не заставлять.

– Вот об этом хочется поговорить. Для многих родителей это проблема. Вроде как, ребёнок должен читать, но есть дети, которые совсем не читают, и это тревожит.

– «Вообще не читают» – это утопия. Дети имеют телефоны, планшеты, компьютеры и на самом деле читают много. Опять же они ходят в школу и читают учебники, им приходится. То есть нельзя сказать, что они совсем не читают. Другое дело, что они не читают литературу, не читают книги. Конечно, это беда, но, по моим наблюдениям, и 30 лет назад, когда я училась в школе, читали далеко не все. И я даже думаю, что читали меньше половины. Я знаю людей, которые не читают, и они не становятся от этого хуже. Может, у них какое-то другое мировосприятие. Я читаю, потому что мне это нравится, для меня нормально получать информацию из книг и переваривать её. Я не могу не читать. Кто-то не читает, возможно, потому, что получает информацию каким-то другим способом. Люди разные: есть те, кто читает, есть те, кто не читает.

Родителей часто беспокоит, то, что дети не читают произведения школьной программы. Но со школьной программой всё очень сложно. Я филолог, преподаватель русского языка и литературы. В прошлом году, наблюдая за своей дочерью шестиклассницей, видела, что Гоголь у неё никак не идёт. Начала читать с ней вслух и поняла: ей это очень сложно, от неё это далеко, не цепляют её «Вечера на хуторе близ Диканьки». При этом она с большим интересом читает Дубровского. Ей интересно, а что будет дальше. Вот Маша, а вот Дубровский, и чем всё это закончится? Она строит предположения, они не оправдываются: оказывается, Пушкин может удивить и современного школьника.

– И что делать?

– Успокоиться... Например, мой старший ребёнок не стал читать «Обломова». Сказал: «Делай со мной что хочешь, хоть режь, но читать его я не буду!». И не прочитал. И что? Зато он читал Э. Хемингуэя, Э. Ремарка, читал В. Каверина и очень его любит. То, что он не читал «Обломова», это не трагедия, и родителям нужно это понимать.

На самом деле, надо думать, как сделать так, чтобы литература в школе всё-таки преподавалась по-другому. Это понимают многие учителя. Я разговаривала с одиннадцатиклассником по поводу Ф. Достоевского, которого он прочитал. Спрашиваю: «И как?». «А никак», – отвечает. Надо ли его заставлять, чтобы он потратил кучу усилий и потом сказал: «Никак».

Что можно сделать и что нужно сделать? У нас, к сожалению, школьные учителя плохо представляют себе современную детскую литературу. Не знают о том, что есть огромное количество преинтереснейших детских книг, от которых невозможно оторваться. И многие родители тоже не имеют понятия об этом. Родитель часто считает, что если он в школе что-то читал, скажем, «Динку» В. Осеевой, то и ребёнок обязательно должен прочитать то же самое. А ребёнок не хочет, в нём это не отзывается.

– Считается, что классика поднимает какие-то проблемы, помогает понять что-то в себе. Есть современная литература, работающая так же?

– Конечно, есть! Но многие учителя и родители как раз не хотят признавать, что есть современные книги, которые точно так же хороши, как и классические Н. Носов и В. Драгунский. Я на самом деле люблю и Н. Носова, и В. Драгунского. Считаю, что одно из лучших произведений Н. Носова – «Незнайка на Луне». Откройте и посмотрите, это же про нас, живущих сегодня: «А ещё на Луне издавалась газета для дураков. Вы что думаете, её никто не читал? Ну, что вы, все приходили и спрашивали: «Интересно, что там пишут в газете для дураков?». Мы живём в мире, который описал Н. Носов. Я очень его люблю. Но, я точно знаю, что, если ребёнок взял книгу и мучит её две недели и продвинулся на пять страниц, то не надо его заставлять, пусть не читает её.

– Классическая литература общепринята, её читают многие поколения. А современная – это неизвестность, на ней же поколения ещё не выросли, может этого и боятся?

– Её не просто боятся, современная литература подвергается иногда совершенно дикой критике. Есть очень нашумевшая книга «Соня из 7 «Буээ». Меня о ней часто спрашивают. Её автор – учитель русского языка и литературы Алексей Олейников. Это рэп-комикс. В стихотворной форме в ней поднимаются проблемы современного подростка: и одиночество, и непонимание, и буллинг... Я считаю, что книжка шикарная. Мы читали её с дочерью-шестиклассницей. И я, и ребёнок в восторге. Но многие родители возмущаются, чуть ли не сжечь на костре её предлагают. Меня спрашивают: «Как филолог, что скажешь?». Я говорю: «Чудесно». Она о подростках, об их проблемах, и, читая про Соню, многие могут понять, что проблемы не только у них, что они не одиноки в этой вселенной. Эта книга даёт детям возможность рефлексировать. И это как раз то, что может зацепить.

Я считаю, что школьную программу надо пересматривать. С одной стороны, как можно не читать «Евгения Онегина»? Но, с другой стороны, надо давать детям право читать о том, что в них отзывается.

Возвращаясь к родителям. Что делать, чтобы ребёнок читал? Для начала, наверное, нужно взять книжку, сесть вместе с ребёнком и читать вместе с ним.

– В каком возрасте это можно делать?

– В любом. Например, когда я читала со своей дочерью, тогда ещё третьеклассницей, то видела, как сын, который на 9 лет старше, откладывал свои дела, отвлекался от компьютера, и с большим вниманием слушал. Читать вслух – это на самом деле очень хорошо. Детей, кстати, увлекает соревнование: один абзац читает взрослый, следующий – ребёнок, и так друг за другом.

Многие родители категорически отвергают комиксы. А почему нет? Пусть хотя бы комиксы начнут читать. Комиксы бывают разными. Если в эту тему углубиться, то можно найти очень много комиксов, которые интересно читать даже человеку с высшим филологическим образованием. Нужно читать разное. А главное, избавиться от стереотипа: мой ребёнок должен читать вот это, вот это и быть вот таким…. По большому счёту, дети нам ничего не должны, они не обязаны во всём соответствовать нашим требованиям и ожиданиям. Они могут, например, любить не А. Пушкина, а Н. Дашевскую или кого-то другого. Могут быть в восторге от А. Жвалевского с Е. Пастернак и в упор не видеть прелести М. Салтыкова-Щедрина. Литература, которую дети должны прочитать по школьной программе, по большому счёту, не детская. Она взрослая. А у нас многие школьники взрослеют лет через 10 после того, как школу закончили.

Самые плохие слова, которые не стоит говорить, – «должен читать». Нет, не должен. Когда мы начинаем заставлять, то расписываемся в собственном бессилии.

И ещё. В домах, где совершенно нет книг, дети точно читать не будут. Не будет читать ребёнок, у которого на полке не стоит хотя бы десять книг. Но я знаю семьи, где родители не читают, а дети читают много. И родители даже удивляются: откуда это? Все ищут какой-то универсальный рецепт, а его не существует. Мы все очень разные. Кого-то можно зацепить комиксами, и потом от комикса ребёнок перейдёт к другой литературе. Кого-то совместным чтением, начав ему читать, а он потом сам дочитает, особенно если по книжке нет фильма. Главное дойти до самого интересного места, а потом сказать: «Так, мне некогда». Серьёзно, и такое работает. Всё работает. Но универсальных рецептов нет.

Популярное
Тест
Авторская колонка
Выбор редакции
Последние новости
Другие новости:

Куда девать деньги? Делягин дал ценный совет

9 сентября 2020, 13:35
В России
Деньги
Экономика

Куда девать деньги? Делягин дал ценный совет

 

Лучшим способом заработка для россиян, которые хотят приумножить свои деньги, является вложение в валюту, считает известный российский экономист Михаил Делягин, сообщает ИА DEITA.RU.

Свой ценный совет о том, куда девать деньги во время кризиса, эксперт дал в ходе трансляции на YouTube-канале информационного агентства «Аврора». По словам Делягина, как минимум до конца текущего года самым разумным решением волнующего россиян вопроса будет закупка евро или швейцарским франком. Как отметил экономист, данная рекомендация в большей степени будет актуальна для жителей больших российских городов, готовых вложиться крупно и надолго.

Для тех, кто готов рисковать и в случае неудачи, возможно, потерять часть своих сбережений, у Делягина возник другой совет: по его мнению, до момента президентских выборов в США, которые назначены на 3 ноября, должен несколько укрепиться американский доллар. Таким образом, для максимизации своей прибыли можно попробовать сначала закупиться евро, а перед самым днём голосовании резко уйти в доллар. Тогда, при благоприятном стечении обстоятельств, можно получить самую большую прибыль.

Однако, Делягин подчеркнул, что все подобные трюки должны выполняться гражданами на свой страх и риск, ибо никто не может предсказывать поведение курсов валют абсолютно точно. Кроме этого, и в США, и в Европе существуют масса факторов, которые могут повлиять на оценку их национальных валют в ближайшие месяцы. Так что рисковать своими деньгами можно только при полном понимании того, что подобные манипуляции не гарантируют прибыли и могут привести к убыткам, отметил эксперт.