DEITA.RU
DEITA.RU

Год с COVID-19: как изменилась наша жизнь

В Мире
В России
Общество
Политика

Год с COVID-19: как изменилась наша жизнь

В ноябре 2019 года первый человек заразился новым неизвестным коронавирусом. Что мы знаем о нем сегодня, год и 2 миллиона заболевших россиян спустя, спрашивает ИА DEITA.RU.

17 ноября 2019 года впервые было зафиксировано, что человек заразился COVID-19. Меньше чем через месяц, в декабре произошла первая вспышка в ставшем нарицательным китайском городе Ухань. Сегодня там уже все открыто и работает, и вроде бы второй волны вируса власти не допустили благодаря жесточайшему карантину во время первой, ставшему в той или иной форме образцом для подражания всему миру.

В остальном мире, однако, вторая волна определенно идет. 19 ноября, когда пишутся эти строки, стало известно, что Россия побила два очередных печальных рекорда: 2 миллиона заболевших с начала эпидемии и 456 летальных исходов за сутки. Темпы распространения в РФ зашкаливают, и это признают даже официальные лица, сдержанно называющие ситуацию непростой. Хотя, конечно, в абсолютном значении основной удар вируса пришелся на США, где от COVID-19 умерли немыслимые 250 тысяч человек.

При этом у россиян и не только наблюдается парадоксальный эффект, вызванный утомлением от неизвестности и тревожности: чем выше цифры заболеваемости и смертности, чем жестче ограничения, тем больше ковид-диссидентов и протестов против ограничений. Митинги ковид-протестующих разгоняют с водометами в Европе, в значительной степени волну американских беспорядков и падение Трампа в 2020 году также можно связать как раз с ковидом и общественным напряжением от локдауна. 

Ужас уединения – это одна из тех вещей, которые мы поняли за время пандемии: с одной стороны, как бы ни была прекрасна удаленка и цифровой аутизм, нам всем хочется ходить по городу и видеть других людей, ездить и ходить в различные места. Интернет, особенно когда он переполнен такими же напуганными людьми, пытающимися как-то развлечься, отнюдь не помогает расслабиться. 

С другой стороны, многие могли прийти как раз к противоположному выводу: несмотря на, казалось бы, ужас-ужас своего нового замкнутого положения, все не так плохо, и ненужные активности, люди, и заботы как-то сами собой отвалились на фоне так называемого режима повышенной готовности (к чему, нам так и не сообщили). Правда более веселым он все равно не становится, в непонятном раздерганном состоянии прошел год, а сколько еще? Предприниматели тоже наверное что-то поняли про хрупкость и эфемерность своего бизнеса и жизни вообще, причем поняли очень болезненно и звонким рублем (если вообще не обанкротились).

Еще, к сожалению, наблюдается тотальное падение доверия к власти во всех ее видах (включая статистику, медицину и общественные организации), там, где оно еще было. Пытаясь понять, что происходит на фоне COVID-пандемии, люди увидели, что на самом деле те, в чьих руках рычаги управления обществом (или его информирования), сами не очень понимают, что происходит, продолжая при этом изрекать уверенные сентенции: чего стоят только бесконечные войны за и против масок и противоречивые прогнозы ВОЗ.

Конспирологи (из которых самое громкое имя, наверное, президент Белоруссии Александр Лукашенко) считают, что пандемия коронавируса это на самом деле ширма, за которой скрывается попытка передела мировых сфер влияния. Трудно спорить с тем, что в условиях тотального коллапса, действительно, многие силы стараются вылепить новый порядок из хаоса, в котором они будут играть доминирующую роль. Здесь снова трудно не указать в качестве примера на движение Black Lives Matter, раздувшее трагическую гибель афроамериканца в мае от рук полицейского – как бы цинично это не звучало, вполне будничный для США инцидент – в крупнейшие в истории страны протесты с участием десятков миллионов человек. Почти наверняка подобного бы не произошло без фоновой ковидной напряженности, взорвавшейся бомбой. Что говорить про остальной мир, который вдобавок к самому вирусу накрыл еще и финансовый кризис от локдаунов и вспышек хаоса в разных частях света.

Прошел год, но мы по-прежнему мало что знаем о вирусе, хотя очень и смешно и страшно перечитывать то, что о нем с таким жаром писали и говорили еще в начале года. Вице-премьер и бывший министр здравоохранения Татьяна Голикова на совещании с Путиным в марте: «В Российской Федерации оно, слава богу, не распространяется», она же в июне: коронавирусная инфекция совсем не исчезнет, но осенью такой пандемии, как была весной, вероятно ждать не следует, «наверное, те, кто говорит о второй волне, возможно, предполагают обычный эпидсезон осени, как это бывает у нас, когда появляются ОРВИ». 

Напомним, как раз к 9 мая был достигнут ковидный пик в 10 тысяч ежедневных случаев, и тогда это казалось запредельно много, сейчас мы уже перемахнули за 20 тысяч, и никто уже даже не ведет бровью, пролистывая ленту дальше.

2020-й прошел под знаком COVID-19, и что дальше все еще непонятно. Вся надежда пока остается на вакцину, две из них уже разработаны в РФ, и привиться можно будет, скорее всего, уже в начале следующего года.

Одно только ясно точно: мир никогда уже не будет прежним, вопрос лишь в том – насколько.

Популярное
Тест
Авторская колонка
А как вы пережили (переживаете) коммунальный коллапс в Приморье?









Выбор редакции
Последние новости