Процесс, продолжавшийся больше года, по словам судьи Ирины Александровой, измотал обоих супругов. На заседания они давно не являлись лично, в суд ходили представители фигуриста и его экс-супруги Марии Ермак.

Супруги ожесточенно спорили по двум вопросам: по поводу фамилии их сына Егора и по поводу квартиры, которую Плющенко подарил президент. По первому вопросу супруга проявила непреклонность. По словам ее близкого окружения, девушка хотела отомстить строптивому мужу. В итоге маленький Егор вместо Плющенко стал Ермаком.

Фигурист долго не соглашался признать этот факт, считая замену документов незаконной. На предпоследнем судебном заседании представитель семьи Ермак намекнул адвокату фигуриста, что, если Евгений будет упрямиться по поводу сына, развод он не получит как минимум еще год. И тогда Плющенко уступил.

Квартиру, подаренную президентом после Олимпиады в Турине, Плющенко разменивать наотрез отказался. Маша напирала на то, что «трешка» в престижном комплексе на Крестовском острове — совместно нажитое имущество. Женя же считал, что это приз за его спортивные заслуги. Суд долго колебался, предлагая паре решить вопрос с жилплощадью полюбовно.

Суд постановил, что фамилия сына Евгений Плющенко будет Ермак, а жилплощадь останется у спортсмена. Как стало известно МК, фигурист сообщил друзьям, что подумывает о переезде на родину, в Волгоград. А президентскую квартиру планирует вообще продать.

Также в судебном порядке был определен график встреч Евгения Плющенко с сыном. Теперь мать обязана отпускать Егора к отцу раз в неделю. Причем отдельно оговорен пункт, что Плющенко имеет право увозить ребенка за территорию резиденции Ермак. Сумма алиментов, на которую спортсмен безропотно согласился, оказалась более чем щедрой. Один из коллег Евгения намекнул, что это не одна тысяча долларов. Печать о разводе фигуристу поставят в паспорт уже после Дня святого Валентина.

«Не хочу комментировать подробности моей личной жизни, но в любви я счастлив, — признался фигурист МК в телефонной беседе, — а по поводу развода скажу только: очень рад, что вся эта эпопея закончилась. Надеюсь, что скоро смогу стать окончательно свободным. Уже по документам».