Он плавает в бассейне, натянув корсет с отягощениями, часами занимается на тренажерах, ходит на занятия и спарринги команды, но пока не в состоянии помочь ей делом. Последствия серьезнейшей травмы еще сказываются.

Интервью с Дмитрием Смирновым публикует газета «Спорт Экспресс».

Корр.:- Так что случилось в игре второго круга с «Зенитом» на «Петровском»?

- Меня ударили по голеностопу. Нога быстро распухла, пришлось меняться в перерыве.

Корр.: - А кто нанес вам травму, помните?

- Нет. Кто именно меня «сломал», не запомнил. Там была игровая ситуация. И кого-то винить в своих бедах не собираюсь. Разве что себя самого.

- То есть?

- Нужно было сразу решаться на операцию, а не рассчитывать на консервативное лечение. Терапия же ничего не дала. Лучше ноге не стало, а время я потерял.

- Не хотели ложиться под нож?

- Не хотел. А кто этого хочет?!

- Где в итоге оперировались?

- В Германии. Клуб, когда я решился, быстро все оплатил. Я получил визу и был приятно удивлен уровнем предложенного лечения и последующей реабилитации.

- Когда на поле вернетесь?

- Загадывать не хочу. Осенью думал, что сезон благополучно начну, а вон как все в итоге вышло.

- Это не первая ваша травма?

- Нет, но первая столь неприятная. Очень долгим получается больничный. Да и на костылях пришлось изрядно попрыгать.

- Вас не тревожит ситуация, сложившаяся в «Луче» этой зимой?

- Пока не нахожу ничего ужасного, хотя проблемы у нас, конечно, есть. Да, ушли Штанюк, Аджинджалы, Стрелков, Семочко. Но остался костяк, который сыгран и определяет настроение в коллективе. Это - Шешуков, второй Смирнов, Тихоновецкий, Чех, Чихрадзе, Кузнецов. Есть Гвазава, Базаев. Появившегося у нас Орлова мы с однофамильцем неплохо знаем по «Торпедо-ЗИЛ». Может, кто-то из легионеров «выстрелит». К тому же Вулич кого-то еще определенно ждет.

- Вы с новым главным уже пообщались?

- Да. Мы с тренером совпали в той части, что я хочу поскорее вернуться на поле, а он ждет от меня быстрого выздоровления. Надеюсь, поработаем еще. Пока-то я не помощник Вуличу - первые одиннадцать туров наверняка пропущу.

- Почему в «Луче» такая высокая текучесть кадров?

- Причин хватает: некоторые устают от постоянных дальних перелетов, а кто-то не находит себя и уходит. Как бывает везде.

- А вы в Приморье нашли себя?

- Меня во Владивостоке все и всегда устраивало. Город нравится, болельщики великолепные. Так в России за своих болеют только в Петербурге.

- Но есть «Алания», есть «Спартак»? Вы по сезону в этих командах провели! Должны быть в курсе любви поклонников к своим клубам.

- Во Владикавказе люди требовательнее к игрокам и не всегда готовы простить им промахи, поражения. Там я вообще поначалу мучился: игра не шла, а клуб заплатил за меня хорошие деньги. На трибунах меня ругали, а порой и освистывали. Хорошо, Курбис в меня верил и всячески поддерживал. А заиграл я в «Алании», когда у команды дела пошли на спад. Но меня лично тамошняя публика признала.

Что касается «Спартака», то там полгода при Романцеве у меня хорошие получились: Кубок взяли, я постоянно играл. Но пришел Чернышов, и все у меня стало плохо. Пришлось уехать. Но ничего - я не потерялся и чего-то даже добился.

- Говорят, у вас в Приморье есть девушка?

- Есть. Мы не первый уже год вместе. Может, еще и поэтому мне проще, чем остальным. На базе я не живу, Владивосток и его окрестности за время, что там играю, изучил основательно. Так что в целом вполне доволен. Если бы еще играть, а не лечиться. Уж очень тяжело я кондиции набираю после простоя и травм. Но - ничего не поделаешь. Придется терпеть и ждать.