Как сообщили РИА "Дейта" в пресс-службе Сахалинской областной прокуратуры, 10 мая 2007г. примерно в 17.00 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения Б., осознавая, что его малолетний сын, в силу своего возраста находится в беспомощном состоянии, и не способен оказать ему сопротивление, ладонью руки нанес ему два удара по лицу, причинив телесные повреждения в виде кровоподтеков вокруг обоих глаз, а также на правовой и левой щеках, которые согласно заключению эксперта квалифицируются как не причинившие вреда здоровью.
Приговором Тымовского районного суда в июле 2007 года гр-н Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ с назначением наказания виде исправительных работ.
После отбытия Б. наказания, уже 31 марта 2008 г. примерно в 16.00 часов он, вновь находясь в состоянии алкогольного опьянения, с целью причинения физической боли своему сыну, умышленно дернул его за руку, от чего последний упал на пол и встав коленом на грудь ребенка, вывернул его руку и с целью причинения телесных повреждений ударил кулаком по лицу ребенка в область правого глаза, затем потянув за левое ухо, засунул палец сыну в рот разрывая ему губы, чем причинил малолетнему телесные повреждения в виде: множественных кровоподтеков в левой окологлазничной области, в области левого уха, в области плеча, поясничной области, на задней поверхности шеи, в области правого и левого предплечья, квалифицированные как не причинившие вреда здоровью. Решением Тымовского районного суда от 08.05.2008 г. Б. лишен родительских прав в отношении своего сына, а приговором Тымовского районного суда от 27.10.2008 г. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ и приговорен вновь к исправительным работам.
Суд принял во внимание доводы прокурора о том, что в результате неправомерных действий родителя были нарушены нематериальные права ребенка, которому причинен моральный вред, выразившийся в претерпевании физических и нравственных страданий, в ощущении физической боли и психических переживаниях ребенка, осознании отчаяния и безысходности своего положения перед собственным отцом в результате причиненных побоев с учетом несовершеннолетнего возраста ребенка и несформировавшейся вследствие этого психикой.
Решением суда с ответчика в пользу ребенка взыскано по 25 000 рублей компенсации морального вреда за каждый факт насилия.