НАТО на сегодня занимает те ниши, где терпит неудачу европейский проект. Роль альянса возрастает в сфере оборонных программ и интеграции с европейской периферией (работы с уже принятыми в ЕС странами Центральной Европы и еще не принятой Турцией).
НАТО остается гегемоном в сфере единой внешней и обороной политики ЕС. Единая стратегия безопасности, разработанная в 2003 году под руководством Высокого Представителя ЕС Хавьера Соланы, не может быть окончательно реализована без утверждения Лиссабонского договора. "Предыдущий европейский опыт показал: крупномасштабные военные операции силами самих европейских структур, без поддержки США и вне рамок НАТО оказываются неэффективны", - констатирует Борис Кагарлицкий, Директор ИГСО. На это, прежде всего, указывает европейская попытка воздействовать на участников конфликта в Боснии и Герцеговине 1992-1995 года. Отсутствие дееспособных структур для проведения единой европейской оборонной и внешней политики заставляют правительства вновь возлагать надежды на структуры НАТО.

Структуры ЕС и государства Западной Европы отказали в антикризисной материальной помощи странам Восточной Европы. В результате созданы условия к большему их сближению с США, в том числе в рамках НАТО. Стремление Франции восстановить свое влияние в Центральной Европе может стать одним из оснований для ее возвращения в военные структуры Североатлантического договора. "Турция осуществляет транзит углеводородного сырья из Закавказья и Средней Азии в Европу. Ей, однако, не удалось добиться принятия в ЕС. Поэтому именно НАТО остается площадкой для выработки совместной политики евро-атлантического сообщества и Турции", - отмечает Михаил Нейжмаков, руководитель Центра анализа международной политики ИГСО. США заинтересованы в связях своих европейских союзников на Ближнем и Среднем Востоке, что также способствует сохранению значения НАТО.

Проекты строительства независимых от США и НАТО структур выдвигались различными участниками европейской политики еще во время "холодной войны", но начали реализовываться только в 1990-х годах. Нормы проведения единой внешней и оборонной политики ЕС содержались в Маастрихтском договоре 1992 года. Они были развиты в 1997 году Амстердамским договором. Особые надежды апологетов построения единой политики обороны и безопасности были связаны с приходом в структуры ЕС бывшего генерального секретаря НАТО Хавьера Соланы. Он стал Высоким Представителем ЕС по данным вопросам и в 2003 году представил Единую стратегию безопасности. Предполагалось усиление роли европейских структур в проведении внешней и оборонной политики ЕС. Однако общий кризис ЕС так и не позволил этой стратегии быть реализоваться, чем вновь укрепил позиции НАТО.