Мобильные телефоны играют важную роль не только в жизни обычных людей, но и в работе правоохранительных органов. Настолько важную, что отсутствие у подозреваемого мобильника порой расценивается как намерение скрыться от полиции, сообщает The Register. Суть в том, что потоки данных, генерирующиеся во время работы сотовой связи, представляют собой кладезь информации о связях человека с другими людьми и о его передвижении в пространстве. Сотовые операторы Евросоюза обязаны хранить критические данные такого рода в течение года и передавать их "куда надо" по запросу (с недавних пор похожие требования предъявляются и к интернет-провайдерам).
В Германии по обвинению в членстве в террористической ассоциации было арестовано несколько человек, двое из которых были университетскими профессорами (из-за чего эта история и получила огласку). Помимо всего прочего, одному из профессоров вменили в вину тот факт, что он — якобы умышленно — не взял с собой на предполагаемую встречу предполагаемых членов террористической группировки свой мобильный аппарат. Такое поведение учёного прокурор счёл "заговорщицким".
Другой пример уже сравнительно недавний и касается событий, произошедших во Франции. В ноябре прошлого года Guardian сообщил о том, как антитеррористический отряд полиции задержал девятерых молодых людей в небольшой деревушке под названием Тарнак. Дело получило широкую огласку, поскольку, по мнению правоохранительных органов, бывшие студенты были замешаны в террористической деятельности. Сама Министр внутренних дел Франции Мишель Альо-Мари уверяла общественность в том, что буквально подавила революцию в зародыше. Один из задержанных сначала был замечен в какой-то акции протеста в Нью-Йорке, через несколько месяцев его видели рядом с железнодорожными путями, которые позднее оказались разрушенными, а кроме того, его подозревали в авторстве анонимного трактата, направленного против капитализма и современного общества.
Отсутствие у всех арестованных мобильных телефонов было расценено как намерение скрыться от слежки. Напомним, что проживали "террористы" в глухой деревушке численностью в 350 человек.