Соглашение предполагает, что судебные приставы будут приглашать на встречи с должниками (в основном речь идет о неплательщиках алиментов) священников для чтения им проповедей, каковые должны будут способствовать "пробуждению сознания должников по исполнительным производствам, побуждению их к исполнению судебных решений и актов других органов".
Представители ФССП и РПЦ договорились и о том, что священники во время богослужений будут проповедовать в храмах по всей России "неприемлемость потребительского отношения к жизни и к людям", а также то, что "невозврат долгов по церковным правилам приравнивается к присвоению чужого, то есть воровству".

Как считает представитель в СФ от исполнительного органа государственной власти Белгородской области Николай Рыжков, «и приставы, и священники, взаимодействуя друг с другом, будут делать одно общее дело, целью которого укрепление морали общества. Священники - это высокообразованные, хорошо говорящие люди и я уверен, что их проповеди смогут разбудить в должниках совесть. В любом случае, хуже от таких наставлений не будет. Не будет хуже и от призывов священников к почитанию старших, здоровому образу жизни, к необходимости соблюдения правил дорожного движения, да и других правил тоже».

Представитель в СФ от законодательного органа государственной власти Астраханской области Геннадий Горбунов полагает, что «сотрудничество судебных приставов с РПЦ призвано духовно очистить общество. Человек, услышав в проповеди о приравнивании невозвращенных долгов к воровству, может быть, и не сразу, но встанет на путь исправления. Нет ничего предосудительного в том, что священники с помощью слова Божьего станут взывать к сознанию заблудившихся должников с тем, чтобы те наконец-то исполнили свой долг перед семьей и детьми или перед государством. Авторитет Церкви, религии высок, поэтому не надо стесняться или чураться взаимодействия с ними».

Представитель в СФ от исполнительного органа государственной власти Кабардино-Балкарской Республики Хусейн Чеченов отмечает, что «священник не сможет усовестить должника. Даже услышав о том, что невозвращение долгов - это воровство, грех, должник вряд ли побежит за деньгами. Но особое удивление, граничащее с возмущением, у меня вызывает сама Федеральная служба судебных приставов. При всей свой мощи, подкрепленной законом, решившаяся на такой шаг служба судебных приставов вызывает как минимум недоумение. Получается, что она расписывается в собственной беспомощности и даже не смущается столь явной демонстрации этого. Решившиеся на подобные меры судебные приставы пытаются переложить свои государственные обязанности на плечи Церкви».

П представитель в СФ от исполнительного органа государственной власти Республики Калмыкия Михаил Капура считает, что «ведомство не в состоянии выполнить возложенные на него задачи, несмотря на расширение штата и увеличение финансирования", - добавил парламентарий. Предлагаю наделить местную епархию соответствующими функциями судебных приставов с необходимым финансированием и посмотреть на итог. И если результат вновь превзойдет все ожидания, к чему я, кстати, склоняюсь, то тогда можно будет вообще поставить вопрос о необходимости существования службы судебных приставов и внедрения этого опыта во всех регионах. Предлагаю также провести эксперимент по перевоспитанию осужденных не в колониях и тюрьмах, а в монастырях».

Представитель в СФ от законодательного органа государственной власти Магаданской области Сергей Иванов добавил, что «никто из должников не знает о заповедях. А если знает и все равно не платит, то и предполагаемые беседы вряд ли что-то изменят и заставят его исполнить решение суда. С другой стороны, даже если один человек из ста откликнется, то, наверное, уже это будет неплохо. Авторитет у религии есть, поэтому взаимодействие священнослужителей и судебных приставов друг с другом, разработка каких-то программ, в которых участвует Церковь, в принципе имеет право на существование. Однако не надо забывать, что по Конституции РФ церковь отделена от государства».

по материалам regions.ru