Мы часто видим их - молчаливых дворников, строителей, грузчиков. В лучшем случае, просто проходим мимо. В худшем - плюемся: понаехали, мол, узбеки с таджиками. И вряд ли задумываемся, чем так влечет гастарбайтеров в Приморье, почему работодатели, несмотря на все законодательные трудности, предпочитают брать иностранцев, в каком режиме работают мигранты на приморской земле. Эти и другие вопросы трудовой миграции осветил  заместитель директора компании ООО «Очаг» - трудовая миграция» Алексей Леонтьев.
- Если говорить просто, наша организация занимается наймом иностранной рабочей силы и предоставлением ее клиенту. К сожалению, на стройки саммита АТЭС не попали по ряду причин. Там много нарушений, невыплат заработных плат. Мы работаем на 100 % легально: проходим проверки, трудовую инспекцию, соответственно, платим все налоги. Подробную информацию о компании лучше искать на нашем сайте www.ochag-tm.ru. Там же есть вся информация по российскому миграционному законодательству.
«Белые» схемы до недавних пор не устраивали приморских предпринимателей. Но ужесточение миграционного законодательства (постановка на учет в налоговой службе, снятие с миграционного и налогового учета в трехдневный срок после увольнения иностранца, повышение штрафных санкций) позитивно повлияло на наш бизнес - расширился круг клиентов. Клиенты наши, кстати, - крупные строительные компании, супермаркеты...
- Алексей Львович, в нашем крае только узбеков около 25 тыс. (по неофициальным данным втрое больше). Не говоря уже о других выходцах из Средней Азии. Почему вообще так велика трудовая миграция в Приморье?
- На мой взгляд, это - результат ряда негативных экономических и этнополитических процессов, происходящих в крае с начала 90-х годов. Так, многие градообразующие предприятия ликвидированы, следовательно, произошло сокращение огромного числа рабочих мест. Квалифицированные специалисты в такой ситуации стали массово уезжать на запад России и за рубеж.
В конце 90-х произошла некоторая переориентация сфер экономической деятельности в Приморье. Некоторая активизация началась в таких секторах, как строительство и сельское хозяйство. А это, в свою очередь, вызвало потребность в привлечении трудовых ресурсов. Местных рабочих рук не хватало, потому что в «голодные годы» все специалисты уехали.
Есть и еще одна причина. Низкие на первых порах зарплаты на развивающихся предприятиях не могли удовлетворить большинство приморцев.
- Сколько иностранных граждан работает с вашей компанией?
- Порядка 200 человек, большинство - узбеки. У нас в Узбекистане, а также в Киргизии есть свои представительства.
Компания, ведущая бизнес на этом рынке, каждый год получает квоту через соответствующее Управление по координации правоохранительной деятельности администрации края. Квота дифференцирована - регламентирует страну исхода иностранца и его предполагаемую специальность: водитель, разнорабочий, грузчик.
- Конкуренция среди жителей Средней Азии большая?
- Да как-то не очень... Узбеков-то в Приморье, как вы уже подметили, более 20 тыс. Но на сегодняшнем рынке требуются достаточно квалифицированные специалисты: газосварщики, каменщики. Их в Узбекистане не так уж много. Да, есть категория разнорабочих, которые могут валить лес или мести улицы - тут главное аккуратность.
- Как происходит примерный процесс найма мигранта на работу в России?
- Человек, приехав из ближнего зарубежья, получает в УФМС трехмесячную регистрацию на пребывание в России. Он уже находится легально. В этот период он, если приехал работать, должен найти работодателя, имеющего квоту на привлечение иностранцев (или аутсорсинговое агентство, имеющее такую квоту), и заключить с ним т.н. срочный договор. В идеале, иностранец изначально должен ехать из-за границы по приглашению такого работодателя (так, например, происходит в США) и, прибыв, трудиться у него в течение времени, установленного российским законодательством.
Далее работодатель и мигрант идут в разрешительный отдел УФМС и получают на работника разрешение на год. После года работы иностранец должен покинуть страну или, по крайней мере, выехать на время. Если хочет продолжать трудовую деятельность в России, процедура повторяется.
Стоит особо отметить, что в законодательстве произошли изменения, по которым именно работодатель (или аутсорсинговое агентство) обязан иметь квоту на привлечение иностранцев - то есть фактически должен сам определять, сколько ему нужно гастарбайтеров, а потом согласовывать эту квоту с соответствующими органами. В прошлые годы ситуация была иная: была определенная квота конкретно на въезд иностранных граждан в Россию.
- А как мигрант становится «нелегалом»? Ведь, судя по всему, самому иностранцу выгоднее работать по закону.
- Схема такая. Иностранец приезжает - и изначально осознанно обращается в фирму, занимающуюся подделкой документов, так как разрешение на работу у таких компаний недорогое, либо, предположим, за три месяца не находит легально работающее в этой сфере предприятие. Тогда он опять же вынужден или искать такую «левую» фирму, или уехать домой. Обычно выбирают первый вариант в надежде на то, что «пронесет». Но давно уже «не проносит». УФМС и УВД края работают сейчас очень хорошо - это во-первых. Во-вторых, предприятие, трудоустроившее «нелегала» несет административную ответственность. У нас поэтому все больше клиентов - фирма, которая один раз «попадает» на 400-800 тыс. р. за незаконное использование труда иностранцев (а именно такие у нас сейчас штрафы за подобные нарушения), больше не захочет работать «втемную».
Алексей Львович берет со стола розовое ламинированное удостоверение (разрешение на работу иностранному гражданину). На обратной стороне удостоверения - «печать», кустарное происхождение которой можно определить на глаз.
- Вот, посмотрите: «настоящая», хорошая подделка. Ее владельцу мы откажем в трудоустройстве и порекомендуем обратиться с заявлением в милицию. Последнее время таких «товарищей» все больше, и они зачастую следуют нашим советам. Представьте: нам звонит заказчик, которому нужно срочно 20 работников. Согласитесь, нецелесообразно загружать наше представительство в Узбекистане такой мелочью. Даем объявление здесь. Граждане Узбекистана приходят с такими документами. Ряд этих «документов» сделан в прямом смысле на домашних принтерах и сканерах! Вот откуда и берутся незаконные мигранты.
Некоторые работодатели просто не знают, как оформлять иностранцев в органах УФМС. А бывает, просто не желают устраивать иностранца официально. Ведь налоги-то надо платить! А НДФЛ на первые полгода работы иностранца - 30 % (на гражданина России - 13 %). Совсем невыгодно!
- Не проще ли в таком случае отказаться от иностранной рабочей силы? Неужели русские не сделают ту же самую работу?
- Изложу мнение генерального директора одного из супермаркетов города. С русскими все отлично, все проще. Но у них слишком много праздников, начиная от 11-дневных новогодних каникул. Пьянство - процветает! А выходцы из Средней Азии - мусульмане, спиртное чаще всего не употребляют. В любое время могут быть на работе. Им работодатель раздаст по 1000 р. - они будут рады, и задержатся на пару часов!
Гастарбайтеры сюда едут с конкретной целью - заработать, и чем больше, тем лучше. Зарплаты в том же Узбекистане - порядка 3000 р. в месяц. У нас мигрант без пьянок и загулов может заработать до 35 000 р. Он по своим меркам очень богатый человек! Он в состоянии купить дом и обеспечить семью.
Узбеки очень коммуникабельны. Они находят общий язык с различными работодателями. И, главное. Русскому нужны и субботы с воскресеньями, и график работы с 9-ти до 18-ти. А узбек работает, условно говоря, за 12 000 на одном объекте, за 12 000 - на другом, в ночь и на выходных - еще где-то.
Скажу проще. Наши соотечественники конкуренцию гастарбайтерам составить могут, но не хотят.

Валерия Федоренко, журналист газеты «Утро Востока»