Инвестировать в Россию тяжело – по условиям ведения бизнеса наша страна занимает 120-е место в мире. Но китайским инвесторам, пожалуй, труднее, чем любым другим. Означает ли это, что у них нет шансов вписаться в российскую экономику?

Ничуть не бывало. Китайских инвесторов недолюбливают не только в России. Однако несмотря на то, что многие их проекты наталкиваются на непреодолимые преграды, китайцы действуют по принципу «капля камень точит». И нередко добиваются своего.

В 2009 году китайские компании, по данным ThompsonReuters, инвестировали за рубежом 43, 3 млрд долларов. России. По оценке Росстата, досталось чуть больше «% от этой суммы – 1 млрд долларов, или 7 долларов на душу населения. Для сравнения: в Австралию китайские компании вложили только в первом квартале 2009 года 13 млрд долларов, или 650 долларов на каждого австралийца. «Мы все боимся выглядеть сырьевой страной, объясняет российский торгпред в Китае Сергей ЦЫПЛАКОВ, - а австралийцы не боятся».

«Китайцы спрашивают, кто у нас самый главный в стране по инвестициям, - добавляем председатель правления Российско-китайского центра торгово-экономического сотрудничества Сергей САНАКОЕВ. – И сами отвечают: милиционер, который опаснее всех». САНАКОЕВ  считает, что главное препятствие для китайских денег в России – это коррупция. Китайцы, у которых вместо марксизма-ленинизма главной идеологией стал экономический рост, не понимают, как можно требовать отказа от инвестора.

С такой синофобией китайский бизнес сталкивается, пожалуй, только в России, резюмирует директор Центра изучения России и Центральной Азии Фуданьского университета Чжао Хуашен.

В причины такого отношения? В Кремле боятся, что экономическая экспансия Китая – только прелюдия к экспансии территориальной. Торгпред ЦЫПАЛКОВ вспоминает, какой отклик в России вызвала несколько лет назад публикация доклада ЦРУ «Долгосрочные глобальные демографические тенденции: изменение геополитического ландшафта». Дальний Восток России обезлюдеет, и его развитие будет полностью зависеть от импорта рабочей силы, прежде всего из Китая, прогнозировали аналитики ЦРУ. Об угрозе «потери» Дальнего Востока открыто говорили и ПУТИН, и МЕДВЕДЕВ.

На защиту дальневосточников брошены лучшие бюрократические силы. Федеральная миграционная служба и МИД признают Китай источником усиленной миграционной опасности, говорит директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО Александр ЛУКИН. Приглашать в Россию деловых партнеров из Китая труднее, чем из любой другой страны. На границе каждую вторую китайскую делегацию тоже ждут барьеры: пограничники, которым удается найти в китайских паспортах несуществующие ошибки, открыто требуют взятки.

В то время как у Китая совсем другие намерения в отношении России. По оценке Минэкономразвития, КНР рассматривает Россию прежде всего как источник природных ресурсов и электроэнергии, а уж затем как рынок сбыта и инвестирования.   

Экспорт избыточных трудовых ресурсов, которого так опасаются в МИДе и ФМС, стоит для Китая на последнем месте. Forbes.