Завод по сжиганию деликатесов, который только что заработал на Камчатке, может возглавить список российских чудес. Пока же символами разложения государства многие считают сегодня сверхдорогие часы у госслужащих или покупку за бюджетные деньги золотой кровати для МВД.

Предприятие по уничтожению морепродуктов развернулось с нешуточным размахом. В печи нового завода в первые дни его работы, по сообщению СМИ, должны сгореть около 40 тонн конфискованного мяса королевского краба. Килограмм этого вполне съедобного продукта стоит на местных рынках около двух тысяч рублей. Полного сожжения ожидают также сотни тонн лосося и десятки тонн лососевой икры, пишет «Независимая газета».

За последние десятилетия в стране так и не организована ни цивилизованная добыча морских деликатесов, ни их эффективная охрана. Поэтому браконьерский вылов идет почти повсеместно. Не захотели чиновники создать и прозрачной системы распродажи конфиската или его переработки хотя бы на корм скоту.

На браконьерской добыче или на махинациях с конфискатом богатеют целые кланы администраторов, правоохранителей и других «предпринимателей». Солидные состояния сделаны и на так называемых научных квотах на вылов биоресурсов, которые на самом деле экспортировались или продавались на внутреннем рынке. Попытка навести порядок при полном административном бессилии и тотальной коррупции породила абсурдное решение — уничтожать незаконно выловленные деликатесы. Строительство предприятия по уничтожению, а также сам процесс утилизации оплачиваются из государственного бюджета.

Корреспонденты, посетившие завод по уничтожению морских богатств, шокированы происходящим: недоступные для большинства россиян деликатесы перемалываются в фарш и отправляются в топку. Занятые утилизацией крабов рабочие посмеиваются — теперь их рациону могут позавидовать даже королевские особы и миллиардеры. Но и они понимают весь абсурд происходящего. Почему нужно сжигать деликатесы, которые можно было поставлять в социальные учреждения, в детские дома, в воинские части или в обычные магазины? Единственный разумный ответ: «Потому что государство признает свою неспособность контролировать операции с конфискатом и отчаялось как-либо повлиять на коррумпированных чиновников».

Массовое уничтожение доброкачественного продовольствия — довольно редкое явление в мировой истории, пишет «НГ». Многим знакомы кинокадры времен Великой депрессии, когда производители молока выливали его в канализацию с тем, чтобы предотвратить падение цен и не допустить роста предложения на рынке.

Напомним, что уничтожение молока в присутствии миллионов голодающих вошло в историю как очевидное доказательство антигуманности капитализма первой половины прошлого века.

В отличие от российского рыбного крематория действия американских молочников имели хоть какую-то экономическую логику. Сжигание же деликатесов на Камчатке больше напоминает поджоги складов во время войны, когда наступающий враг не должен был получить на захваченных территориях ни грамма продовольствия. Для оздоровления российского государства и победы над коррупцией не жалко спалить хоть тысячу тонн королевского краба. Но фокус в том, что сам по себе пищевой крематорий не является лекарством ни против браконьеров, ни против жуликов. Если раньше чиновники могли безнаказанно составлять фиктивные акты о переработке конфиската, то что помешает им сегодня составить такой же ложный рапорт о сжигании десятков тонн краба, которые на самом деле достанутся перекупщикам?