По скорости хода обыгран Ларс Бергер - человек, владеющий в этом вопросе репутацией монстра! А Тарьей Бё, с которым Шипулина сравнивают все последние годы, намекая на абсолютное превосходство россиянина в юниорских стартах и последующую перемену векторов, расположился в протоколе на 50 позиций ниже!

Ну и не менее важный факт: Антон окончательно утвердил крепкую шипулинскую семейственность в биатлоне. Его родная сестра Анастасия Кузьмина, выступающая за Словакию, давно уже прима мирового спорта. А теперь, выходит, и брат знает, в чем истинная биатлонная сила.

Корр.: Чувствуете вы себя сейчас превосходно - это заметно. Но откуда такие скорости, такой напор?

- Трасса в Антерсельве мне очень подходит. Нравятся рельеф, здешний климат. Высота почему-то не "прибивает". Бежалось в Антерсельве и в прошлом году хорошо. А сегодня получилось еще и результативно.

- Может, вы уже ощущаете себя лидером российской сборной?

- Пока нет. Участником эстафетной четверки - так будет точнее.

- Призеры Михаэль Грайс и Ларс Бергер пришли на пресс-конференцию без винтовок. А вы свою, отвечая на вопросы, держали очень нежно. Боитесь расстаться с соучастницей вашего триумфа?

- Спасибо ей большое, не подвела. Но, если честно, просто не успел никуда деть ее после награждения, так и пришел с винтовкой на пресс-конференцию. А немец с норвежцем припозднились и оружие кому-то передали.

- Это ваше первое выступление перед журналистами в ранге призера этапа Кубка мира...

- Пресс-конференции меня напрягают, с одной стороны. Но сейчас настолько доволен, что готов общаться с прессой после гонок как можно чаще. Был бы повод.

- Старший тренер мужской сборной Михаил Ткаченко сказал, что подолгу беседовал с вами по поводу последних ваших не самых удачных выступлений. Что конкретно он вам говорил?

- Помимо Ткаченко были у меня разговоры и с родственниками, и с близкими людьми. Общий их смысл был таков: проколы не могут продолжаться вечно. Вслед за ними обязательно придут удачи. Надо держаться, верить, работать. Что я и делал. Должно было "прорвать" - это мне и сестра, и родители говорили.

- Как удалось сберечь нервы после сломанной лыжи и неисправной винтовки в двух подряд гонках прошлого этапа?

- Меня это сильно разозлило и, можно сказать, завело. Настрой появился какой-то особенный.

- Правда, что в команде вас после Рупольдинга стали звать "муравьем"?

- Да. Я сам смеялся, когда смотрел в записи, как выкарабкиваюсь на трассу из снежного кювета, в который свалился.

- Если бы не те поломки, вы смогли бы выступить столь же эффектно уже в Рупольдинге?

- Нет, там мне в любом случае бежалось тяжелее. И трасса была намного сложнее, я не был к ней адаптирован. А здесь есть участки, на которых можно восстановиться, чтобы потом как следует поработать.

- Неужели дело только в трассе?

- Не только. В среду, накануне гонки, провел тяжелую скоростную тренировку. Закралась даже мысль, что перебрал с нагрузкой. Но оказалось, все сделал правильно.

- Это было ваше или тренерское решение?

- Мое. Тренеры советовали поработать немного по-другому. А я рискнул сделать по-своему, пробежал в полную силу 7,5 километра с двумя рубежами.

- Тоже без промахов?

- Нет, с одним.

- Вашу сестру попросили прокомментировать мужской спринт в Антерсельве в режиме онлайн. Она отказалась. Сказала: "Страшно волнуюсь, когда слежу за братом, не смогу ничего толком прокомментировать". А вам как ее гонки даются?

- Переживаю, но до шока и ступора дело не доходит. А сестра мне действительно рассказывала о своих переживаниях. Говорила, что у нее потом ни стрельба не ладится, ни ход от таких волнений.

- У вас с ней заочное соперничество?

- Нет и быть не может. Я ее успехам больше, чем своим, наверное, радуюсь. И думаю, что это взаимно!

«Спорт Экспресс»