В наступившем году «Альянс Франсез-Владивосток» продолжает цикл французских лекций «Диалоги о науке» при поддержке Посольства Франции в России.

11 февраля в 13:00 в конференц-зале Владивостокского государственного медицинского университета  лекцию на тему «Трансплантация органов: этика жизни и смерти» прочитает Дидье СИКАР (Франция). Дидье Сикар – крупнейший французский специалист в области медицинской этики, а также активный сторонник специального образования и подготовки врачей по вопросам медицинской этики. Занимается рассмотрением и решением этических проблем и вопросов развития общества, возникающих в связи с прогрессом в сфере биологии, медицины и здравоохранения, а также обусловленных развитием нанотехнологий, клонирования и искусственного оплодотворения.

Почетный профессор университета Пари Декарт, председатель комитета экспертов Национального медицинского информационно-аналитического центра (IDS). Член Управляющего совета Института Пастера, член Ученого совета Национальной библиотеки Франции, 1993-2004 г.г. – заведующий терапевтическим отделением больницы Кошан, 1999-2008 г.г. - председатель Национального консультативного комитета по этике (CCNE), с февраля 2008 года – почетный председатель. Научный деятель, писатель и публицист.

Противоречия между научно-техническими достижениями и этическими нормами уже выливаются в острые проблемы. Мы находимся на том этапе, когда пересмотру подвергается все, даже основные понятия человеческого существования – жизнь и смерть.

Спасти жизнь одному человеку может орган, полученный от человека, ставшего посмертным донором. При трансплантации такого органа необходимо в первую очередь установить факт смерти мозга. Само изъятие органа возможно, как у живого, так и умершего донора. Однако может возникнуть спорная ситуация: живым или мертвым считать человека, находящегося в пограничном состоянии между жизнью и смертью, когда биологическое функционирование его организма поддерживается современными медицинскими технологиями? Во многих странах понятие «смерть мозга» не закреплено в законодательстве как явление, лишающее человека его правосубъектности, а в некоторых странах, например, в Японии, такая концепция вообще отвергается. Благодаря недавним исследованиям в области нейровизуализации, установлено, что хотя смерть мозга и имеет ряд отличий от хронических вегетативных состояний и комы, у некоторых пациентов обнаруживается ранее неизвестная и признававшаяся несуществующей мозговая активность.

Это вновь остро ставит вопрос о том, оправдана ли практика выбора, в первую очередь, умерших, а не живых доноров. В странах англосаксонского права предпочтение отдается живым донорам, в то время как в государствах римской правовой традиции предпочтение отдают донорам, перенесшим смерть мозга. Новые вопросы возникают перед медициной и обществом не только в связи с извлечением гамет после смерти пациента, но и их дальнейшим использованием для искусственного оплодотворения. Получается, что современная медицина сталкивается с противоречивыми задачами: бороться за продление жизни умирающего или спасать его органы для других людей.