Последствия аварии на АЭС «Фукусима» будут ликвидировать десятилетиями. Об этом на пресс-конференции в ДВО РАН сообщил председатель Дальневосточного отделения Академии наук РФ, академик Валентин СЕРГИЕНКО.

«Произошедшее на Фукусиме – это не Чернобыль. Массового выброса компонентов топлива не было. В Чернобыле взорвался реактор, а здесь ничего подобного не было. Но последствия Фукусимы могут быть столь же опасны как для проживающих в регионе, так и для ближайших соседей», - подчеркнул Валентин Сергиенко.

По его словам, на станции, в нарушение требований российских норм безопасности хранилось все отработанное топливо станции за последние 30 лет. Из того отработанного плутония, что хранился на Фукусиме, можно было сделать 30-40 бомб. Все топливо хранилось в специальных емкостях из стронция.
«Во время аварии вскипел бассейн, где хранились стержни, поэтому было принято решение охлаждать его морской водой. Но при высокой температуре цирконий хорошо взаимодействует с морской водой, поэтому произошла частичная утечка топлива. В результате, в воду и почву попали стронций, цезий, уран и некоторые другие элементы», - отметил Валентин Сергиенко.

По словам эксперта, у Йода-131, частицы которого с помощью потоков воздушных масс облетели весь мир, период полураспада составляет 8 суток. Соответственно через 10 полураспадов (80 суток) наличие в воздухе его частиц не будут фиксировать даже приборы. Сложнее дело обстоит с Цезием-137, частицы которого попали в почву и акваторию Японии. Его период полураспада составляет 29 лет. Поэтому он будет сохраняться в почве и воде около 300 лет. Очистка почвы и воды – крайне трудоемкий и сложный процесс. Для очистки такой территории просто нет необходимых мощностей ни в Японии, ни на российском Дальнем Востоке. К примеру, приморская баржа «Ландыш» как раз предназначена для ликвидации загрязнения, но в районе Фукусимы требуются «десятки Ландышей».

Кроме того, академик отметил, что по счастливому стечению обстоятельств последствия трагических событий в Японии полностью миновали Дальний Восток.
«У России есть что-то на небесах - Дальний Восток оказался абсолютно нетронут загрязнением», - подчеркнул Валентин Сергиенко.