Это заставляло западных политиков избегать жесткой критики сирийского режима даже после того как началось подавление акций оппозиции. К такому выводу пришли специалисты Центра анализа международной политики Института глобализации и социальных движений (ИГСО). Сирийские бизнесмены из числа мусульман-суннитов не заинтересованы в дестабилизации обстановки в стране, так как в этом случае не смогут отстаивать свои интересы в Ливане и конкурировать с саудовским бизнесом. Эти факторы до сих пор помогали режиму Башара Асада, лишая сирийскую оппозицию поддержки извне и изнутри. Слабая вовлеченность Сирии в проекты с участием транснациональных корпораций снизит эффективность любых международных санкций против нее.

Руководство Сирии до сих пор подвергалось лишь умеренной критике политиков из США и ЕС, несмотря на вооруженое подавление акций оппозиции. Это объясняется территориальной близостью республики к действующим и потенциальным маршрутам транспортировки иракских нефти и газа.  «Арабские революции  способствоали росту цен на углеводородные ресурсы. В этих условиях ЕС еще больше нуждается в диверсификации поставок энергоносителей», - считает Борис Кагарлицкий, Директор ИГСО. В многоконфессиональной Сирии смена режима приведет к серьезной дестабилизации. Исчезнет контроль за группами радикальных исламистов, для которых сирийская территория является тыловой базой. Это создаст значительную угрозу для функционирования старых и строительства новых трубопроводов, проходящих по территории соседних Ирака и Турции.

Многоконфессиональность сирийского общества не сработает против правящего там режима автоматически. Баланс сил между общинами соблюдался в ходе кадровых назначений при Башаре Асаде. Сунниты также составляют основу экономической элиты страны. «Дестабилизация в Сирии не позволит ей проводить активную политику в Ливане. Лидеры ливанской суннитской общины в основном ориентируются на Саудовскую Аравию, а не на Дамаск. Из-за дестабилизации в своей стране сирийский бизнес не выдержит конкуренции с саудовским не только в Ливане, но и у себя дома», - отмечает Михаил Нейжмаков, руководитель Центра анализа международной политики ИГСО. Это заставляет суннитскую часть бизнес-элиты Сирии  пока дистанцироваться от оппозиции. А слабая вовлеченность Сирии в проекты с участием транснациональных корпораций снизит эффективность любых международных санкций против нее.

18 марта 2011 года в Сирии прошли первые крупные акции протеста в городе Дераа (Дараа). Затем волнения прошли в ряде других городов страны, но были подавлены силовыми структурами. Политики США и ЕС осуждают действия сирийских властей в отношении демонстрантов. Но вплоть до конца апреля 2011 года критика режима Асада с их стороны носила ограниченный характер. Деятели США и ЕС отвергали аналогии между ситуацией в Ливии и Сирии, считая маловероятной проведение против последней военной операции.  «То, что происходит там, последние недели это очень тревожно, но есть разница между применением авиации, обстрелом и бомбежкой без разбора ваших собственных городов и действиями полиции по наведению порядка….Сегодня в Сирии другой лидер и многие из членов Конгресса от обеих партий, которые побывали в Сирии за последние месяцы, полагают, что он – реформатор», - заявила госсекретарь США Хиллари Клинтон в конце марта. Даже после заявлений представителей ЕС о возможности введения международных санкций против Сирии отказ от военного вмешательства в ее дела подтвердил в конце апреля министр обороны Великобритании Лиам Фокс по итогам встречи со своим американским коллегой Робертом Гейтсом.

Около 90% населения Сирии составляют мусульмане, из них около 75% - сунниты. Однако пост президента, а также ключевые руководящие посты спецслужбах и многих армейских подразделениях  занимают алавиты, составляющие около 12% жителей страны.