В октябре депутаты Госдумы планируют рассмотреть внесенные президентом РФ поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК) о порядке возбуждения уголовного дела и оглашения приговора по преступлениям в сфере экономической деятельности.

Напомним, поправки в УПК касаются статей 140 и 241 регулирующие порядок возбуждения уголовного дела и оглашения приговора по экономическим преступлениям. Согласно законопроекту, дела связанные с налоговыми преступлениями предусмотренные ст.ст. 198-199.2 УК РФ могут возбуждаться только по заявлению налоговых органов.

По словам помощника юриста юридической компании «Инмар» Александра Гнипеля, – «поправки к статье 140 вполне объяснимы, можно сказать, что деяния предусмотренные ст.ст. 198-199.2 УК РФ причиняют вред интересам общества и государства, но поскольку контроль над данной сферой передан в компетенцию органов ФНС, а через органы власти государства реализует свои функции, то возможность возбуждать уголовные дела только по заявлению этих органов вполне логична».

В этой связи необходимо внимательно рассмотреть вопрос о возбуждение уголовных дел по другим составам экономических преступлений только по заявлению компетентных органов: ФАС, ФСФР, ФТС. Органы полиции и ФНС  чуть раньше пытались урегулировать этот вопрос в совместном  приказе N ММ-7-2-347, согласно которому к налоговой проверке привлекались сотрудник внутренних дел, что позволяло с одной стороны проводить налоговую проверку, а с другой, фиксировать факт преступления. Положения законопроекта, конечно, унифицируют процедуру возбуждения уголовного дела. В данный момент, дела, предусмотренные ст.ст.198-199.2 УК РФ, подследственны СК РФ.

«Несмотря на нововведения, они не устранили возможность злоупотребления своим правом на обращение в органы, – подчеркивает Александр Гнипель. – Например, письмо, содержащее сведения о лице, которое совершает правонарушение, может быть направлено в налоговый орган, который будет обязан выдать мотивированный ответ. Конечно, они не обязаны по первому требованию проводить проверку, но направить их в нужную сторону вполне возможно. Заявление не должно быть анонимным, ну и это можно легко обойти, создав номинальную организацию. Нужен более детальный механизм защиты предпринимателей. Радует, конечно, то, что преступление это не норма жизни общества».

Наиболее интересной и противоречивой является поправка к ст.241 согласно, которой в случае рассмотрения уголовного дела о преступлениях в сфере экономической деятельности на основании определения или постановления суда могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора. Если в ходе судебного заседания может быть раскрыта государственная или иная охраняемая законом тайна, в том числе коммерческая, то суд может по своему определению и постановлению рассмотреть дело в закрытом судебном заседании.

«Зачем заполнять закон дублирующими нормами, иногда кажется, что такие положения вводят, что бы отвлечь от чего-то главного», – недоумевает эксперт.

В целом можно проследить выделение экономических отношений в отдельную группу отношений охраняемых законом и государством. Возможно, это сделано для улучшения инвестиционного климата, привлечения иностранного капитала. Сохранение секретов и деловой репутации, а также отсутствие административного давления одно из условий ведения бизнеса. В целом данные поправки не решают проблем стоящих перед предпринимательством на сегодняшний день.