«Мне 61 год, матери будет 81. Думаю, эту зиму не переживем, – делится Владимир Абрамов, житель села Воздвиженка Уссурийского района.  – Наш дом продувается всеми ветрами, дырки в стенах затыкаю тряпками. Пенсии нашей хватает только на лекарства, хлеб и воду. Я хожу еле-еле, о какой работе может быть речь»?

Житель села Воздвиженка уже который год борется за свое право на жизнь. Написано множество писем во властные структуры с просьбами о помощи. Однако результат один – отсутствие результата.

«Да что тут говорить… Все здесь за одно. У кого власть – у того и деньги, - рассказал Владимир Абрамов корреспонденту РИА «Дейта». – Я инвалид третьей группы, мать – ветеран труда и труженик тыла. Вот так сейчас к таким, как мы относятся. Моя мать работала с 10 лет, я отдал авиационному ремонтному заводу 40 лет – а в итоге все закончилось увольнением по состоянию здоровья и судом. После травмы на производстве у меня постоянно было высокое давление – в итоге я был признан непригодным, оказался не нужен. Я судился с заводом с 2002 года, но дело было закрыто».

«Абрамов хотел, чтобы на него обратил внимание Президент, чтобы завод ему доплачивал пенсию, чтобы чуть ли не дрова приносили, – говорит Виктор ТАРАСОВ, заместитель генерального директора по кадровым вопросам 322-го  Авиационного ремонтного завода.- Все исковые требования были отклонены, суд не согласился с претензиями Владимира Алексеевича. Да, Абрамов получил производственную травму, но это были ушибы, которые прошли сами собой. А потом, выходя из автобуса, он упал и получил травму, которая позднее повлияла на состояние его здоровья. И он попытался «привязать» последствия этого падения к той производственной травме – ведь завод тогда бы ему доплачивал. Суд с его претензиями не согласился, дело было закрыто».

Но не только «родное» предприятие отказывается от помощи своему бывшему работнику. Районная администрация также оказалась глуха к просьбам.

«Да, Абрамов обращался. И не раз, - рассказала РИА «Дейта» сотрудник Администрации Уссурийского городского округа Светлана БОБРИКОВА. –  Самому надо было работать. А сейчас спохватился, когда ему уже много лет».

«Я живу на Чкалова, 15. Дому моему 94 года, - рассказывает АБРАМОВ. – В прорехах на потолке видно, как бегают крысы, дом гнилой. Когда соседи топят печи, у нас полно дыма. Дыры в стенах затыкаю тряпками. Года два назад приезжали из администрации, вместе с главой района Сергеем Рудицей и местным телевидением. Они открыто заявили: «Это Ваш сарай, вот и делайте с ним, что хотите». Знаете, я обращался во все местные инстанции. Писал в Москву, но все письма возвращаются обратно в Приморье. Мое заявление даже в Страсбурге лежит. А ответ везде одинаков: «Мы вам ничем помочь не можем». Спасибо людям – соседи и чужие люди привозят продукты. Помощи от завода нет, от районной администрации - тоже. Да и надежды уже нет, все нас оставили. Думаю, не дотянем до конца зимы – замерзнем с матерью».

Мужчина продолжает бороться с системой. И взывать к человечности власть имущих. И, по его словам, будет бороться, пока есть силы. Но надолго ли их хватит?