Матрос-крановщик Владимир Полухин работал на башенном кране, когда громадная машина  рухнула. С тяжелой травмой позвоночника – у Владимира Алексеевича почти раздробило несколько позвонков - его на 35 дней положили в городскую клиническую больницу № 2 (в народе известную как тысячекоечная). Мужчине, всю жизнь проработавшему на корабле и не привыкшему чувствовать себя беспомощным, пришлось ощутить все «прелести» унизительного пребывания в травматологическом отделении.- Нет, к лечащим врачам я особых претензий не имею, - сразу оговаривается Владимир Алексеевич. - Но вот все остальное…

Далее он в красках описывает нам свою обшарпанную палату, где единственным атрибутом мебели, кроме кроватей, были старые табуретки, которые служили одновременно и прикроватными тумбочками, и столиками для еды.

- А сколько там было тараканов! - негодует Владимир Алексеевич. – Они ползали прямо по нам, забирались в нашу еду.

Но еще больше пациента возмутило наплевательское отношение санитаров к больным.

- Вы себе не представляете как мне, взрослому человеку, было стыдно просить своих соседей по палате поставить мне утку, - с горечью вспоминает Полухин.Не баловали больных своим вниманием и доктора.- Зайдет какой-нибудь профессор, посмотрит на тебя, повертит рентгеновские снимки с умным видом и уйдет, ничего толком не сказав, - говорит Владимир Алексеевич.Да и само лечение, по словам Полухина, вряд ли было мало-мальски действующим: ни лекарств, ни процедур, лишь иногда проводили лечебную гимнастику.

- Я не неженка, спокойно могу перенести любые трудности, - признается в конце разговора Полухин. - Но меня возмущает: почему те, кто должен помогать людям, ни во что их не ставят? 

Сейчас Владимир Алексеевич находится у себя дома. Передвигается он с большим трудом, а плохо вылеченная травма постоянно напоминает о себе адской болью.

Комментарий специалиста. Леонид ФИЛИПЧЕНКОВ, заведующий первым травматологическим отделением городской клинической больницы № 2:

- Да, тараканы есть, отрицать не буду. Как мы их только не травим, а избавиться не можем. Что касается санитарок, то могу сказать лишь одно: их очень мало, и работают они на износ. Да и кто пойдет работать на такую мизерную зарплату?!

По поводу лечения отмечу, что мы всегда стараемся дать больным именно то, что им необходимо, в том числе и лечебную гимнастику: без нее у больных из-за постоянного лежачего положения начинается атрофия мышц, кости могут неправильно срастись. Быть такого не может, что пациенту не оказали должного лечения. 

Взгляд с 6-го этажа 

Хорошо, что врачи хотя бы знают и не отрицают, что в больнице есть проблемы. Но разве пациентам от этого легче? Нет, конечно, есть множество объективных причин, почему в больнице сложилась такая обстановка: денет на ремонт не хватает, зарплаты низкие, а работать приходится много. Но уж если пошел ты санитаром, согласился трудиться в таких условиях, будь добр, выполняй свои обязанности. Пациенты ведь ни в чем не виноваты, и отыгрываться на них не надо. Что же, по сути, получается: нет у человека родственников или близких друзей, и некому о нем позаботиться, некому постель поменять, накормить, помочь умыться. Так и пролежит он  балластом весь отведенный на лечение срок.

И если медперсонал от санитарки до главврача не будет добросовестно выполнять свои обязанности, имеет ли право работать такая больница? В нашей стране, видимо, имеет. «Комсомольская правда»