Перспективы дальнейшего лечение тяжелобольной студентки из Владивостока Александры Серединой, за судьбой которой редакция РИА «Дейта» следит второй месяц, снова  под вопросом. Об этом редакции сообщила сестра больной девушки, Екатерина Стасив.

Напомним суть проблемы. В ноябре прошлого года Александра была госпитализирована в "Тысячекоечную" больницу Владивостока с диагнозом множественные аневризмы левой позвоночной артерии. После разрыва одной из аневризм девушка едва не погибла,  она перенесла клиническую смерть и находится в реанимации.

Сложную операцию, которая может вернуть девушке здоровье, во Владивостоке сделать невозможно. Ближайший медицинский центр, где есть такая возможность, находится в Южной Корее. Родственники Александры начали сбор средств, с большим трудом смогли купить билеты на авиарейс в Сеул в период предновогодних праздников, но в последний момент операция в Корее сорвалась.

Осталась последняя надежда – сделать операцию в Москве, в Институте имени Бурденко. Но перевозка в Москву тяжелого пациента технически гораздо сложнее и дороже, чем перелет в Корею. Родственники Александры обратились в Администрацию Владивостока с просьбой оказать содействие в организации перелета и дальнейшем лечении Александры, но у них в первый раз даже не приняли заявление. Только вмешательство краевых властей сдвинуло дело с мертвой точки – родственникам Александры было обещано содействие в транспортировке девушки в Москву, как только это позволит состояние ее здоровья. Но вот после этого дело застопорилось.

- Нам пришло письмо из администрации Владивостока за подписью вице-мэра Щеголевой, в котором говорилось, что был создан медицинский консилиум, который постановил: перелет в Москву возможен после 10 января, - рассказала РИА «Дейта»  Екатерина Стасив. – После этого никакой официальной информации мы не получали. Я уже неделю обиваю пороги, пытаясь найти должностное лицо, которое может принять решение по этому поводу. Нам ничего не известно  - готовы ли принять сестру в институте имени Бурденко, что с подготовкой перелета, и вообще на что нам надеяться?  Саша очень переживает, каждый день спрашивает, когда мы поедем.