В четверг, 8 мая, на экраны кинотеатров выйдет масштабный экшн «22 минуты».

Фильм основан на реальных событиях 6 мая 2010 года, когда морские пехотинцы большого противолодочного корабля «Маршал Шапошников» вопреки угрозе взрыва освободили захваченный в водах Аденского залива российский танкер «Московский университет». У них было только 22 минуты без права на ошибку.

Съемки фильма велись с июня по октябрь 2012 года и проходили в Москве, в Севастополе, на Мальте, а также на борту большого противолодочного корабля ВМФ России «Адмирал Трибуц» во Владивостоке. В Севастополе, в Казачьей бухте, была выстроена полноразмерная декорация части палубы и капитанской рубки захваченного пиратами танкера. На строительство декорации танкера потребовалось 2 месяца.

На мальтийской киностудии Mediterranean Film Studios работали в уникальных бассейнах, крупнейших резервуарах подобного рода в Европе. Разрешение на съемку на военных объектах высшее руководство ВМФ дало после согласования сценария фильма. В съемках морских сцен было задействовано несколько катеров, вертолеты, а также настоящие БПК и газовый танкер. 25 актеров, исполнявших роли пиратов, - как профессиональные французские исполнители, так и непрофессионалы – студенты украинских и российских ВУЗов из разных стран Африки. Морпехов и экипаж танкера играли профессиональные актеры и каскадеры, которых консультировали настоящие морские пехотинцы и спецназовцы. Перед съемками актеры прошли курс специальных тренировок: занимались с постановщиком трюков Дмитрием Тарасенко, брали уроки дайвинга и ножевого боя.

Со съемочной группой сотрудничали специалисты по газовым танкерам и переводчики с сомали. Также команда познакомилась с капитаном танкера «Московский университет» и с руководителем освобождавшей его штурмовой группы.

Взрыв в рулевой рубке сняли с первого дубля: после него от этой части декорации мало что осталось. Но, к счастью, восстанавливать ее не пришлось – взрыв всех устроил. Самыми сложными были массовые сцены финального боя на борту танкера. Артисты – как российские, так и африканские – оказались по-настоящему самоотверженными и ни разу не пожаловались на ушибы и ссадины. Непростой была и подводная съемка в открытом море. Инструкторы, изображавшие морпехов, проводили в воде массу времени. Так, один из них, немецкий инструктор, безвылазно пробыл в воде 7 часов. Потом он с улыбкой показывал членам съемочной группы, как ласты натерли ему ноги.

Гордость команды фильма – качающаяся платформа, имитировавшая кренящуюся палубу: из-под нее выбивали клинья, и люди – как того требовал эпизод – катились кубарем.

Помимо киноискусства русско-французско-украинско-африканскую группу объединяла любовь к окрошке и свекольнику.