185354_2015_08_18_preimuschestva_artezianskoy_skvazhiny_dlya_chastnogo_domovladeniya.jpg

Информационное агентство «Дейта» продолжает знакомить своих читателей с рядом вопросов экологической тематики в Приморском крае. В цикл рассказов под общим названием «Экологический лекторий» вошли самые интересные материалы об экологической обстановке в регионе.

О затопленных шахтах рассказал рассказал главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН, доктор биологических наук Владимир Раков:

Могут со временем разрушиться шахтные крепления. Я спускался в одну из шахт в свое время в Хасанском районе. Я спускался на глубину около трехсот метров. Там ходить просто опасно. Шахты забрасывают часто потому, что они выбрасывают много метана. Там периодически происходят взрывы, возгорания угля. По этой причине их и нужно затапливать, нужно что-то с ними делать.

В той шахте были заброшенные штольни, которые были забиты досками, чтобы туда никто не проходил, не проникал, и туда входят только с противогазами, со специальными приборами, чтобы определить уровень метана в этой шахте. При попадании в шахту воды, при окислении угля  метан продолжает выделяться. Газ находит в горной породе, выше штолен, какие-то трещины и выходит на поверхность.

 У нас в Партизанске был случай, когда некоторые шахты закрыли еще в 90х, однако в газетах, СМИ, была информация о том,  что в дома жителей, особенно тех, которые живут на нижних этажах, попадает метан и попадает вода, которая под давлением выходит в подвалы , затапливает их. 

При затоплении шахты ничего хорошего не происходит. Кроме того, у нас есть шахты, расположенные в таких слабых отложениях. В 2015 году был случай, в Артеме, когда бывший забойный рудник, где добывался каменный уголь, образовался провал рядом с домом. В результате в этом провале пропал человек.

Как он туда попал? Понятно, что под домами находились штольни, шахты, где крепление не выдержало, обрушилось, и , наверно, вода попала в эти слои песка, который есть в забойных шахтах. Образовались пустоты, заполненные водой или песком, которые очень неустойчивы. Есть такие пески, которые называются зыбучими, и которые затягивают в себя все, особенно если он особенно сухой или сильно обводненный.  Подобное произошло и в Артеме, так что при рекультиации шахт, при затоплении, нужно соблюдать все меры предосторожности.

Я бы терриконы, образующиеся от шахт, я бы обратно под землю бы и отправлял,  в качестве рекультивации. Забивал бы шахты вот этой породой. Однако это слишком дорого и никто просто на это не идет – проще заполнить водой  и все это бросить.

Вот это провалы и прочие явления будут наблюдаться и в дальнейшем. Что-то строить в этих местах опасно, потому что построишь серьезный дома, забыв, что там шахта под домом на глубине 100-200 метров. И со временем этот дом даст трещину, в которую можно провалиться.

О пробуренных скважинах

В бурении для личных нужд нет никакого серьезного контроля, и это хорошо, потому что личные нужды не требуют много воды. Около 10 лет назад у меня на даче пробурили скважину и за лето много воды мы не выкачали  - всего 200-300 литров. На самом деле, не от хорошей жизни люди на своих дачах делают эти скважины, потому что в воду в колодцах  попадают поверхностные стоки, то есть и грязь, и удобрения. Пить эту воду нельзя, она по санитарным нормам не пригодна для питья. Есть два выхода – привозить воду из города либо бурить скважину.

Было бы идеально, если бы одна пробуренная скважина удовлетворяла потребности нескольких участков. однако общество у нас разобщенное и ради этого объединиться с окружающими. Каждый бурит свою персональную скважину. В промышленных объемах, где эти скважины бурят, где отбирается огромное количество воды на технические нужды, это может представлять опасность. Если отбирать слишком много воды, уровень грунтовых вод понижается, а дальше происходят те же процессы, что и с затопленными шахтами. Их можно наблюдать и на поверхности. От того, что их уровень понижается, может измениться растительность, фауна.

При больших объемах изымаемой воды артезианскими скважинами, расположенными очень густо и часто в месторождении подземных вод, могут наблюдаться отрицательные явления.

Падает и качество воды, которая поступает из этих скважин. Туда даже может попасть морская вода, так что контроль проводится.