208106_teatr_molodezhi_spektakl_volshebnik_izumrudnogo_goroda.jpg

В Приморском краевом театре молодежи прошла премьера спектакля «Волшебник изумрудного города», однако, он совершенно не похож на знакомую с детства рассказ про Элли и Тото. Иную историю про добро, зло, волшебство и дружбу сделали артисты театра Молодежи во Владивостоке. От новой сказки дети замирают в восторге, а взрослые плачут. О том, как создавался новый шедевр театра ИА «Дейта» рассказала актриса Приморского краевого театра молодежи Евгения Серебрянская.

- Премьера спектакля «Волшебник изумрудного города» прошла с огромным успехом. Как Вы считаете, из-за чего зритель так бурно воспринял всем с детства знакомую сказку?

- Мне кажется, что технологии, которые были задействованы в спектакле. Дело в том, что у нас используется в спектакле ткань, которая может работать как экраном, а может служить супером (театральный термин, который обозначает занавес прим.ред). Мне кажется именно за счет таких приспособлений,  дети видят что-то новое, что-то яркое и что-то необычное, чего они не ожидали увидеть. Ну и конечно, на успех спектакля повлияла режиссёрская работа. То, что было сделано со сказкой – высший пилотаж. Режиссер Лидия Василенко сделала из каких-то «плюшевых бантиков» и «розовых облачков» мир, который лично для меня, схож с миром фильма Аватара. Она создала новую вселенную и говорила, что всем нужно играть себя. Мою героиню она сделала старше: из шестилетней девочки подростка, сделала девушку 16-17 лет. И вообще перевернула историю всей сказки «Волшебник изумрудного города». Если помните, то в сказке, три существа Дровосек, Страшила и Лев ведут девочку по волшебной стране, а в этой постановке девочка Дороти их лидер и она ведет за собой.

Я счастлива, что могу играть в этом спектакле. Потому что для меня это очень важно. Я даже предполагала, что в какой-то период возьмут  другую актрису и назначат на роль Дороти. Ну и сама много подобных ролей отыграла – амплуа у меня такое. И когда я уже получила эту роль, подумала: «Боже! Опять девочка, опять бантики! Не могу я это играть!». Но потом режиссер изменила главной героине возраст,  сделала ее старше. В подготовке к спектаклю я прослушала музыкальное оформление, после чего начала отсматривать старые американские вестерны, чтобы ловить оттуда пластику и поведение людей. Моя героиня Дороти с мамой живут в Канзасе, где нет ничего вообще кроме степей и засохших кукурузных полей ничего нет. На меня вместо плюшевой юбочки надели штаны, грубые мужские ботинки, которые велики мне! Я очень долго училась в них ходить и не падать – у меня 34,5 размер обуви, а ботинки дали почти 40-го размера.

- Сказку многие читали в детстве и у тех, кто ее читал, осталось о ней какое-то свое воспоминание, может в этом спектакле её как-то изменили?

- У нас история изменилась, у нас есть какие-то моменты, которые для совсем маленьких деток трудны к восприятию. Сказка вышла яркой и философской. А какие у нас летучие обезьяны! Таких ни у кого и никогда не было. Даже у взрослых людей вызывают восторг. У нас совершенно другие ведьмы и волшебница. Все привыкли же, что добрая фея это дама в кринолине с волшебной палочкой, а у злой ведьмы - обязательно нос крючком и шляпа с острым концом. А у нас их одели как богов с отсылкой к стилю индейцев Майя, Ацтеков. И никто не ожидает их увидеть в таком образе. У них не бытовые голоса, им сделали специальный звук и просто нереальной красоты костюмы. Считаю, что режиссер Лидия Василенко и художник Александр Арсененко и совершили какой-то подвиг.

- Так все же получается сказка не совсем детская? Стоит ли идти взрослым на неё?

- Сказка получилась для всех возрастов. Её с удовольствием смотрят и дети и взрослые люди. И очень многие взрослые хотят приходить на этот спектакль второй раз. И для меня, как для артистки очень это ценно, что родители не просто привели свое чадо и сидят там что-то в планшетах делают. Кстати, очень раздражает, когда во время представления они сидят в зале и экраны их гаджетов светятся. Но когда взрослые начинают смотреть на сцену, они как-то проникаются и в итоге-то «браво» кричат именно они. А дети бегут к нам обниматься, потрогать нас и подарить цветы. Как-то после спектакля на мне висело сразу пять детей.

У нас родители многие плачут в этом спектакле и многие кричат «браво», дарят много-много цветов. Я спросила как-то у одного человека, почему взрослые на нашем спектакле плачут, мне ответили, что эта история очень трогательная и красивая и сама по себе слезу вышибает. Меня еще порадовала и в хорошем смысле удивила такая вещь, что на спектакль невозможно достать билеты. Такого ажиотажа я много лет не видела в нашем театре. Билеты раскуплены на несколько месяцев вперед и были ситуации, что в какие-то спектакли мы ставили обычные стулья как дополнительные места. Повторюсь, сказка получилась вообще вне возраста. Конечно, у нас есть возрастное ограничение от 6+, но мне кажется, что детей нужно приглашать лет с восьми

- Сколько прошло времени от начала работы над текстом до премьеры?

- После того, как нас назначают на роли, обычно, мы собираемся с режиссером, нам раздают текст, происходит читка. Режиссер рассказывает нам, о чем будет ставиться спектакль, а потом начинается процесс. Мне кажется, что спектакль был поставлен за два месяца. Но я не помню, от какого числа мы начали репетировать, я могу ошибаться.

- Как актерский состав входил в свои роли, ведь играть Страшилу и железного дровосека достаточно тяжело?

У нас получился синтез двух сказок это «Мудрец страны Оз» и «Волшебник изумрудного города» и  режиссер Лидия Василенко писала инсценировку сама, соединяя все между собой, и изменила некоторым персонажам имена. Если в «Волшебнике изумрудного города» там Элли и Тотошка, то в этом спектакле - Дороти и Тото. Я перед актрисой Валерией Самариной, игравшей Тото, просто преклоняюсь. Она весь спектакль передвигалась на четвереньках. При этом участвуя в хореографии:  прыгала вместе с нами по всем станкам и декорациям, участвовала в драках. Мы все были с  такими синяками! Но то, что у неё было с коленками – ни в сказке сказать, не пером описать.  А мой коллега Игорь Смирнов играет железного дровосека. Мало того, что ему нужно было постараться  найти определенный звук железа, но при этом оставаться человеком, так ему нужно было еще и найти пластику, чтобы он был живым. Обувь у него была не очень удобная, а ему в ней бегать и прыгать. Было очень тяжело, но зритель не должен видеть наши мучения. Если всех перечислять, то мне кажется, что актеры на этом спектакле как-то выросли. Поставили высокую планку сами себе и ее перепрыгнули. У нас внутри произошли накопления и мы выросли как актеры.

- Какую роль Вы бы могли назвать самой сложной в данном спектакле?

- Каждый актер над своей ролью пахал до восьмого пота. Тяжело было всем, тяжело было очень. И физически, морально, психологически. Я не считаю, что какой-либо персонаж не интересен или менее сложен. Мучились все это 100 процентов. Актеры любят этот спектакль и получают огромное удовольствие, играя в нем. И уже уползая со сцены, уставшие, когда закрылся занавес у нас такие улыбки! Усталость сильная, но такая приятная. Чисто физически хочется лечь и умереть, а в душе - полет

- Как Вы считаете, что ждет спектакль дальше?

Мы этот спектакль все так сильно полюбили и желаем ему, чтобы он долго жил и чтобы он не изменялся в плохую сторону, чтобы он ничего не потерял за время своего существования, а наоборот, набирал, что-то появлялось в нем новое. Театр это действие здесь и сейчас. Это если кино снять, то кадр из него запомнится на всю жизнь и ничего не изменится. А в театре все происходит каждую секунду и именно поэтому спектакли развиваются. Иногда, конечно, они становятся хуже со временем. Но я хочу, чтобы «Волшебник» рос, рос и рос.

Фото: Приморский краевой театр молодежи