219572_image.jpeg

Уже в полдень 1 октября администрация Приморского края разослала в редакции СМИ пресс-релиз о том, что с этого дня приморцы могут получить "дальневосточный гектар" на любой из 14 выделенных для этого территорий края. Реальность, однако, пошла вразрез с реляциями, сообщает ИА "Дейта".

Известный приморский журналист Мария Соловьенко лично решила одной из первых проверить схему оформления заявки на земельный участок. Однако, как и многие приморцы, не смогла этого сделать. Как оказалось, с 00:00 первого октября и в течение всей субботы и воскресенья электронные заявки просто не проходили через портал "Госуслуги" в приморский департамент земельных и имущественных отношений администрации. Не удалось отправить заявку и через операторов многофункциональных центров Владивостока. В лучшем случае сервер просто переставал отвечать на запросы на этапе проверки запрашиваемого участка. Более того, в субботу 1 октября, электронную заявку не удалось подать, даже приехав в земельный департамент. По словам Марии Соловьенко, его сотрудницы посетовали на нерабочую программу и признались, что за день приняли только две бумажных заявки.Однако распечатанные документы принимают только на гектары в Шкотовском и Надеждинском районах, Артемовской территории. В других районах надо документы сдавать в местные администрации, что, очевидно, делает элементарную процедуру трудновыполнимой.

При этом, по словам М. Соловьенко, к 19:00 субботы на кадастровой карте Приморья стали появляться "забронированные" гектары, в том числе и на тех участках, которые пытались оформить на глазах журналистки. Кто и каким образом "отсекает" простых приморцев, бронируя гектары под себя или нужных людей, предстоит выяснить УФСБ по Приморью. Как лично убедилась Мария Соловьенко, поздним вечером субботы в краевом земельном департаменте работали компьютерные специалисты. Что они там делали и не связано ли это с модерированием заявок на гектары - задала Мария Соловьенко вопрос сотрудникам ФСБ.

Ранее недоумение по поводу работы программы "Дальневосточный гектар" озвучил и музыкант Илья Лагутенко.

«Я был примерно 280- номером в очереди на гектар. Но, честно говоря, территория, которую предлагали для выбора участков, меня не впечатлила. Хотелось бы, чтобы можно было выбрать участок где-о в южном Приморье, на границе с Кореей. Вот этот гектар я с удовольствием бы осваивал. А так — что делать с этой землёй на границе с Китаем? Там комары же ужасные, оводы, кошмар просто. Если проводить там фестиваль вроде V-Rox или «ДВигай на Простор!», — нужно, чтобы построили нормальную трассу. Надо воду провести туда, электричество, чтобы можно было без проблем добраться  и выступить. Иначе кто туда поедет? Надо кооперироваться с теми, кто вообще продвигает эту идею «дальневосточного гектара».

Отметим, что пока речь об инфраструктуре на "дальневосточных гектарах" - так же, как и на земельных участках для многодетных семей - регулярно ведется с высоких трибун. Однако в реальности примеры такого системного народоориентированного подхода к земельным программам, привлекающим и закрепляющим людей на Дальний Восток, пока единичны

.