233660_suitsyd.jpg

Подростки уходят в смерть от серости бытия, не отличая реальности от игры, считают психологи. Об этом пишет ИА Дейта. 

Только в Москве, по экспертным данным, в группе риска — 20 тысяч подростков, склонных к суициду. А по России счет идет на сотни тысяч. 

Речь в первую очередь о тех детях, кто стал жертвой жизненных обстоятельств, чувствует себя ущемленным, находится в депрессии, не видит смысла в жизни. Именно они чаще всего попадают в поле деятельности тех, кто создает в соцсетях группы, пропагандирующие идеи самоубийства, описывающие способы добровольного ухода из жизни, всячески идеализирующие мысль о том, что от всех проблем можно избавиться простым способом — покончить с собой. 

Известно, что XXI век ознаменовался резким взрослением подростков. Если раньше период их полового созревания приходился на 13-14 лет, то сейчас на 11-12. Родители и родные чаще всего не представляют, как строить отношения с этими рано взрослеющими детьми. Причем социальный стресс - не главная причина подросткового суицида. Например, в абсолютно благополучных скандинавских странах уровень суицидов - в том числе и подростковых - очень высок, равно как и в Японии, тоже отличающейся высоким уровнем жизни. 

Очевидна зависимость уровня суицидов от видеоэкологии. Например, в новых районах со стереотипной архитектурой, серыми домами, одинаковыми улицами и отсутствием досуговых мест для молодежи суицидов больше, чем в исторической части городов с разнообразной и интересной застройкой. 

В последние дни небывалая прежде волна подросткового суицида потрясла и Приморье. В начале января 2016 года во Владивостоке произошла трагедия – 15-летняя девочка разбилась насмерть, спрыгнув с высотки. Перед смертельным прыжком с 24-го этажа в Снеговой пади девочка разместила в соцсетях информацию о времени и месте грядущего ЧП. Вскоре ее примеру пытались последовать подруги. 

Тем не менее, комментируя в эфире Медиаметрикс.Владивосток январские случаи попыток подросткового суицида в Приморье, представитель краевой прокуратуры Артем Мельников отметил, что распространяемая отдельными СМИ информация о волне детского суицида, захлестнувшей край, не соответствует действительности. 

- Мы отнюдь не лидеры по количеству детских и подростковых суицидов среди регионов России. Но у нас есть проблема – это растущая статистика роста суицидов по сравнению с прошлым годом. В 2015 году таких попыток зафиксировано 25, в 2016 году в Приморье зафиксирована уже 91 попытка детского и подросткового суицида. Еще одна тревожная цифра - при столь значительном росте попыток суицида 15 попыток детей и подростков в 2016 году уйти из жизни закончились летальным исходом. Причем оказалось, что всего три из 91 ребенка перед попыткой суицида находились под специальным наблюдением; говоря проще, дети-суицидники, как правило, являются членами самых обычных семей Приморья. Это дети самых обычных родителей, дети без выявленных или видимых отклонений в поведении. 

Единственное, что мы можем отметить – все эти самые обычные дети, видимо, были в той или иной степени знакомы с «суицидной» информацией, распространяемой в сети Интернет. 

Комментируя в эфире Медиаметрикс.Владивосток влияние Интернета на суицидные явления среди подростков, врач-педиатр, семейный и детский психолог Оксана Лосова отметила: 

- Специалистами выявлены три группы причин детского суицида: это конфликты в семье, конфликты в коллективе, конфликтные ситуации в общении с представителями противоположного пола. Причем большая часть попыток суицида – 56% - приходится на 15-17-летних подростков, на возраст первой влюбленности и попыток решить возникающие в ее ходе проблемы. 

Огромное значение в суицидальных наклонностях подростков имеет несформированная, «детская» психика. Уход от возникших проблем в «иную» жизнь подростки чаще всего воспринимают как элемент некой «игры», они, как правило, до конца не осознают всех рисков и трагических последствий своего шага за грань жизни. 

И конечно, огромное влияние на подростков имеет информация сети, в которой уход из жизни зачастую представлен как элемент некой игры со смертью, борьбы с нею на все более сложных уровнях противостояния. Все как в привычных нашим детям обычных компьютерных играх, которые, к сожалению, стирают в понимании детей грань между виртуальной и реальной действительностью; мол, если в «стрелялке» тебя убили ли ты погиб, не беда – чаще всего, у тебя есть запасная жизнь, которой можно будет воспользоваться. 

Следовательно, чем меньше ребенок погружен в интернет-«войнушки», тем меньше вероятность его вовлечения в сетевые игры со смертью.