239610_dsc_0452.jpg

С толкучками, барахолками и «блошиными рынками» не боролись даже коммунисты - и правильно делали! Куда горожанину податься с вышедшей из моды или употребления хозненужностью? Но сегодня толкучка на Луговой – под угрозой сноса, сообщает ИА «Дейта».

За границей у большинства хозяев ставшие ненужными вещи двигаются по жизни двумя хорошо известными путями. Рачительный хозяин складывает старье в специальный сарайчик или на чердак. Если хранить лень – вещи вывешиваются на заборе коттеджа близ дороги: авось, соседи и разберут за символическую цену

У нас в стране давний и повсеместный голод на свободные квадратные метры – в квартирах ненужный скарб хранить абсолютно негде. Сараев, которые когда-то были положены каждой квартире для хранения дров и угла, не стало со времен строительства городских ТЭЦ. Между тем жизненный уровень российского горожанина пусть плохо, медленно, но рос, и проблема бытовых излишков терзала не одну тысячу рачительных хозяев.

Так во Владивостоке родилась (хотя и не умирала во все времена) тема городской толкучки, куда горожане охотно тащили ненужность…

Во время Великой Отечественной войны во Владивостоке закрыли Семеновский рынок (он находился на месте стадиона «Динамо»), и та барахолка с многолетней историей переместилась к Дому колхозника, то есть ближе к поставщикам еды - на перекрестке Суйфунской (Уборевича) и Нагорной (Суханова) – аккурат туда, где после ВОВ возродили сквер Суханова. Но в середине пятидесятых стали строить телецентр, и барахолка переехала на Голубинку (фуникулер был еще в стадии проектирования). По сей день многие старожилы Владивостока поминают добрым словом эту уникальную для Совсоюза барахолку, где 60 лет тому назад можно было купить всё – от заморской жевательной резинки (полтинник за пластик) до столового серебра «серебряного века».

Голубинка с полного согласия власти работала до 1970 года и затем перебазировалась на Баляева. В конце семидесятых Баляева начали активно благоустраивать – толкучку на Баляйке прикрыли (в том числе из-за «закрытости» Владивостока) и она была сослана за город, на остановку электрички Геологическая, где даже были установлены дощатые торговые ряды и плата за вход с вещами. Барахолка на Геологической заглохла сама собой лет через десять, когда перестройка вернула все на круги своя - в центре города открылась Торговка, рядом с тем местом, где находился Семеновский рынок.

И, конечно, во все эти времена существовала «нелегальная» толкучка на Луговой, вверх к Баляева по шпалам трамвайного пути мимо трампарка же – там ежедневно бурлил Колхозный рынок Владивостока. Рынок был огорожен, на крепко сколоченных рядах торговали овощами и фруктами, под навесов – мясом, а на «пятаке» рынка шла активная торговля с рук – в основном «фарцой». Справа от рынка был просёлок, заполнявшийся по выходным щенками, котятами и рыбками.

В перестроечные годы Торговая улица, куда несли кто что мог и хотел, выросла из толкучки в ряды ларьков с китайским ширпотребом. Их затем в одночасье снесли, открыв на Торговой «новый Арбат» с фонтанами. Постепенно выжили барахолки и с территорий городских рынков – антисанитария, мол.

Дольше всех держится трамвайный перегон Луговая-Спортивная. Бороться с «неправильным» рынком, который начался 25 лет назад с вьетнамских мешочников, пытались несколько раз. Сначала трамвайщики: мол, барахолка мешает движению, не соответствует нормам безопасности, портит вид города. Закрыли. Открыли. Снова закрыли – уже на время саммита. После международного форума горожане барахолку снова открыли. Сами и втихаря.

Кому мешает толкучка – малопонятно. Ведь именно здесь зарабатывают деньги сотни горожан. Вот уже несколько лет толкучка Луговой-Спортивной как городская достопримечательность числится во всех китайских путеводителях по Приморью. Туристы из Поднебесной здесь не редкость, нередко именно они являются основными покупателями пылящейся здесь нумизматики и фалеристики.

Посетивших барахолку корреспондентов ИА Дейта сразу же огорошили «печалькой» местного люда: скоро барахолку закроют…

Действительно, вплотную к толкучке тянется строящийся ряд ларьков-магазинчиков, а будущие его обитатели уже втискиваются в ряды бабулек со своими фруктами и духами по сотке за флакон навынос. Или китайскими дамскими часами по цене – не поверите! – пятьсот рублей кучка! Или узбекским текстилем. Как ни крути, а торговцы новыми и дешевыми товарами постепенно вытесняют секонд-хэнд горожан с дороги под деревья, на траву, в грязь и песок.

Кстати, именно на толкучке реализуются подчас весьма изящный товар собственного изготовления десятком-другим местных мастериц вязания и ткачества – никакой комиссионный этими ковриками и накидками не заинтересуется, а народ – берет да нахваливает.

Конечно, разложенные на земле и потертые жизнью пожитки, продающиеся пожилым контингентом города за 100-200 рублей - не главное украшение «улицы». Но для многих завсегдатаев толкучки (поверьте, продавцов здесь сотни и сотни, а покупателей – просто тьма) продажа именно этих бэушных вещей – не важно, своих или собранных по подъезду и соседям, – неплохой и относительно честный (подчеркнем, честный) способ подзаработать. Здесь, на Спортивной, и обосновались-то в основном пенсионеры и малоимущие.

Иван Иванович:

- Кому я нужен как специалист и трудящиеся в свои 69 лет? Оттрубил на «Дальзаводе» 40 лет с лишним, но лет пять назад сам понял: я в цеху никому не нужен. Кушать,  однако, хочется не только хлеб с кашей; пришел на барахолку, сначала брал на реализацию неисправную электротехнику, ремонтировал и продавал со своей маржой. Потом заткнул гордость за пояс, стал по утрам прочесывать помойки в микрорайоне; многие ведь выносят из дома якобы неисправную технику – а в ней, смешно, порой лишь предохранители перегорели или шнур электропитания переломился. Соседи–знакомые стали старье подбрасывать, с ним теперь и сижу на «толчке» каждый погожий день. Тыщ пятнадцать-двадцать к пенсии имею в месяц, мало ли?... А техника отремонтированная у меня в гараже, рядом стоит, хочешь глянуть?

Да-да, многие завсегдатаи-торговцы Спортивной арендуют близстоящие гаражи для хранения своего нехитрого товара. Впрочем, почему только нехитрого?... А коли арендуют, не так уж мало и приторговывают, выходит?

Костя, продавец недорогого антиквариата, бэушных видеодисков и книг:

- Работал в салоне бытовой техники, зарабатывал до полусотни тысяч в месяц! Но не мое это – сидеть под крышей каждый день от звонка до звонка, при галстуке и чтоб побрит-наглажен. На «толчке» кручусь который год через день, больше по выходным: по погоде, по желанию, для души, ну и для заработка, конечно… Товар знающие люди несут со всего города, скупаю книги по червонцу, продаю по два, навар есть, и хорошее чтиво для себя, считай, бесплатно имею… Тысяч 30 за неделю торговли на свежем воздухе зарабатываю, а главное, появилась масса времени свободного, в которое я здесь же «копанину» имею-меняю.

«Копанина» - иначе археологические артефакты - на «толчке» попадается лишь людям с наметанным на древность взглядом. Здесь в изобилии значки и монеты на все вкусы (и вдруг мелькает среди них «чжурчженьская тема»). Рядами и колоннами стоят и лежат под ногами прохожих побитые временем и молью меховые вещи, обувь от «дизайнеров» советских времен, почти новые игрушки и детские вещи, посуда и мясорубки, сантехника и смесители устаревших марок и моделей, и… много всего прочего, к антиквариату имеющего слабое отношение. Но увидишь вдруг подпроржавевшее лезвие ножа непривычной формы, заценишь понимающий взгляд продавца: вот она, черемуха!

А рядом – коробочки с советскими монетами – многие из них чуть ли не столетней давности имеют вполне значимую стоимость, кстати. Например, поди сыщи – три копейки 1924 года выпуска советского Гознака стоят сегодня свыше 25 тысяч рублей!

Искать антиквариат во Владивостоке можно как на свалке, так и на барахолке, это практически одно и то же, но только в последнем случае у вас больше шансов что-либо найти, при этом не испачкавшись. Любители раритета здесь частые гости, они регулярно посещают «блошиный рынок» во Владивостоке. Особым спросом, повторимся, пользуется посуда, часы, монеты, значки, награды и предметы старины. В специализированных антикварных магазинах такие товары стоят втридорога, а здесь понимающие в старине толк горожане готовы отдать их таким же понимающим практически за копейки. Безусловно, здесь продают очень много хлама, но в обычном магазине такого не купить, здесь у каждой вещи своя история.

Если не скупиться, не гнаться за ценой, то здешний товар всегда найдет своего покупателя. Авторы, например, в субботний поход на барахолку сторговали у здешних бабулек бордовую дамскую сумочку «на выход» и скромную авоську шестидесятых плюс несколько (десятка за штуку) предметов кухонного и домашнего обихода типа ложек-вилок.

Кстати, легенда и абориген толкучки – старик-осетин, ежедневно выносящий в ряды немного вещей вполне приличного вида – не торгующийся за них ни за копейку:

- Бэри за полтинник, тэбе надо, я вижу, - громко кричит он прохожему, и сует в руки почти модные очки… почти даром.

Другая, и увы, неприятная легенда толкучки – сообщество здешних фарсиязычных нищенок; десятки наглых и вороватых среднеазиатских женщин и таких же грязноватых детей день-деньской суют прохожим в нос и под нос пластиковые стаканчики для вброса милостыни:

- Эй, мущщына, я кушать хачу…

Среди покупателей первое место, конечно, держат такие же приезжие и мигранты из Средней Азии. Нет, они другие: работают, трудятся, ишачат за копейку; здешняя наша копейка в виде денежного перевода куда-нибудь в Бухару вскоре становится весомой частью госбюджета бывшей советско-хлопковой республики.

Рустам и «просто Мария», покупатели:

- Толкучка Владивостока для узбекского мигранта – поход на праздник! Где еще недорого купишь вещь для своего хозяйства? Вот наша сегодняшняя добыча – утюг почти новый за 300 рублей, сковорода толстостенная под плов – очень глубокая - всего за сотню, теперь занавески рублей за 500 ищем и найдем…

Сергей, строитель:

- Хозяин стройконторы выдал артели по полторы тысячи на спецовку. Я на толчке купил комбез и кирзачи всего за пятьсот – имею право попить пивка на шару и сэкономленные деньги…

Кстати, во все времена в Европе посещать барахолки, толкучки и блошиные рынки было модно, многие из них включены и в современные туристические маршруты. А вот у нас, во Владивостоке, у местных властей поход на барахолку почему-то вызывает негатив, хотя в хорошую, без дождя погоду торговля здесь идёт весь выходной день и не нуждается в особой рекламе.

Давно считается, что поход на толкучку больше, чем шопинг, азартнее, чем спорт, и познавательнее экскурсии - спросите у знакомых коллекционеров, антикваров, любителей винтажа, для которых такие рынки остаются излюбленным местом во время турпоездок. Но не во Владивостоке, где барахолку регулярно «гоняют». Зачем? Не проще ли и не нужнее-важнее для многих горожан обустроить такой вещевой рынок в каждом районе города? Чем, кстати, не наказ депутатам будущей Думы городского округа?

Павел Гетман, член Лиги предпринимателей Приморья:

- Вещевые рынки – дело нужное и полезное. К сожалению, опыт их создания учит: со временем появляется опасность вытеснения с территории рынка подержанных вещей ларьками нового ширпотреба. Считаю, что вещевые рынки для горожан можно и нужно открывать по выходным на территории существующих городских рынков. Конечно, платы за пользование такими рынками брать ни с кого не нужно, а порядок на толкучке вполне смогут обеспечить руководство торгового предприятия и наряд ППС.

Джамбулат Текиев, вице-спикер Законодательного Собрания Приморского края:

- В молодые годы я часто бывал на барахолке возле станции Геологической, пожалуй, лишь там тогда можно было найти за нормальные деньги вещь модную и фирменную. Вещевые рынки и сегодня имеют право на существование, потому что помогают обеспечить занятость населения. И, конечно, дают возможность заработка пенсионерам и малоимущим.

Фото ИА «Дейта»

Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения:
Источник изображения: