Вождь мирового пролетариата указал, где в Приморье нужно растить картофель на XVIII съезде ВКП(б) - сообщил РИА "Дейта" краевед Роман Тарасов.

По словам краеведа, об этом в своих воспоминаниях говорит бывший первый секретарь Приморского края в 1939-1947 годах Николай Михайлович Пегов. Сталин обратил внимание Приморского руководителя на заброшенную дорогу, о которой Пегов не знал.

Вот как рассказывает об этом сам Н.М. Пегов в книге « Далекое-близкое», изданной в 1982 году в издательстве «Политиздат».

«...Шел к концу, кажется, третий день работы съезда. Выступающий с трибуны говорит какими-то слащавыми липкими фразами и все в адрес Сталина, которому это, видимо, не понравилось. Он встал из-за стола президиума, подался всем корпусом вперед, внимательно вслушиваясь в речь делегата. Зал затих. Все поняли, что так это не пройдет. И действительно, Сталин махнул рукой в сторону трибуны и вышел из зала. Никто уже не слушал оратора.

Не прошло и нескольких минут, как ко мне подошел Поскребышев, помощник Сталина, и «вытащил» меня из зала. Я решил, что есть какие-то дела по секретариату съезда, мы оба были избраны в состав секретариата. Поскребышев — человек неразговорчивый, и я, зная это, не стал на ходу задавать ему никаких вопросов. Привел он меня в комнату, расположенную рядом с президиумом. Открыл внутреннюю дверь и я увидел идущего навстречу мне Сталина. Дверь за мной тихо закрылась. Я оказался один на один со Сталиным, которого до сих пор видел только на портретах. Я совершенно не был готов к этой встрече. Подойдя к Сталину, протянул руку, чтобы поздороваться, и услышал только конец сказанной им фразы: «...живете?» В ушах у меня звенело, а в груди не хватало воздуха. Представляю, каков я был в это время.

Сообразив, что Сталин интересуется, как мы живем на Дальнем Востоке, быстро овладел собой и начал рассказывать о делах наших, дальневосточных.

Вдруг Сталин спрашивает:

— Какие возможности имеются в крае для расширения посевных площадей под овощи и картофель?

— Более всего для выращивания таких культур подходит Ольгинский район, расположенный на побережье, севернее Владивостока. Но он отделен от основной территории края Сихотэ-Алиньским хребтом, так что добраться в район можно только морем. А вывоз урожая морским путем сопряжен со множеством перевалок, да притом в осеннее время, — ответил я.

— А почему вы не пользуетесь дорогой, которая идет ущельем в горах Сихотэ-Алиня? — спросил Сталин. — Дорога эта похуже шоссейной, но лучше проселочной. В ущелье течет много речушек, которые пересекают дорогу. Мостики на них годами не ремонтировались и, скорее всего, разбиты, размыты. Отремонтируйте их и возите на здоровье урожай Ольгинского района.

Признаюсь, я об этой дороге до встречи со Сталиным ничего не знал. А он, как видно, перед разговором по делам Дальнего Востока был проинформирован и о ней.

— Обещаю вам, товарищ Сталин, как только вернусь в край обязательно проеду этой дорогой. Отремонтируем все мосты и мостики и наладим с этим районом нормальную связь.

Вернувшись в Приморье, мы снарядили целую экспедицию на машинах с грузом шпал, досок и всего необходимого для ремонта мостов. Выехали из Владивостока на рассвете, имея в виду засветло пробраться дебрями ущелий как можно ближе к Ольгинскому райцентру. И каково же было наше удивление: мы в тот же день засветло прибыли в районный центр.

Дорогу эту освоили и с успехом использовали не только для перевозки картофеля и овощей.»