«У меня лёгкое пробито, так что если я кашляю, можете просто переставать задавать вопрос — я ничего не слышу», — говорит Марина. Ее называют третьей жертвой чуркинского маньяка — в субботу, 31 марта, в подъезде многоэтажки на Каштановой, где она живет с мужем, она попала под нож невменяемого парня. На самом же деле она, конечно, не третья. Жители Чуркина рассказывают о куда большем количестве пострадавших. Полиция эти данные не подтверждает, да и фоторобот опубликовала только в понедельник...

Сейчас хрупкая 26-летняя девушка лежит в Дальзаводской больнице, ее раны на руке, груди и спине медленно, но верно затягиваются, легкое срастается. «Жидкость откачают — жить буду!» — улыбается она. Только, говорит, скучно в больнице...

— О! Капельница пришла! Какое-никакое развлечение! Вот и вы пришли, хоть повеселите меня, — шутит она. — Вот подруга со мной. Постоянно помогает, голову мне моет... Поддержка очень чувствуется!

Над жесткой железной кроватью Марины на стенах приклеены листочки с веселыми пожеланиями вроде: «Выздоравливай, крошка Фро!» и большой воздушный шарик с розовой мультяшной Нюшей. Сама девушка постоянно читает новости из Интернета и параллельно с нашей беседой следит, на сколько же задержится рейс из Петропавловска-Камчатского: ее родители, которые живут в тех краях, передали ей матрас. Только узнали о том, какая драма случилась с их дочкой, хотели сами прилететь: еле их отговорили.

— Часов в 10 вечера я вернулась из Находки, в гостях у подруги была... Поставила машину на стоянку около дома, — начинает свой рассказ девушка. — Прошагала по темноте буквально четыре подъезда, в магазине кое-что купила — кошелек просто сверху в сумку закинула и в подъезд пошла. Следом за мной, придерживая железную дверь, заходит мужчина. Конечно, неловко чувствуешь себя в таких ситуациях. Поэтому я повернулась и посмотрела ему в лицо. Они-то в тот момент и запомнились — очень большие карие глаза, бегающий взгляд... Я его вообще очень хорошо запомнила... На фоторобот он как-то не очень похож. Парень — брюнет, довольно симпатичный. Мне показалось, что русский (или, по крайней мере, не из приезжих гастарбайтеров). Худощавый, рост 165–170 где-то. Нож помню: изогнутый, с зубчиками на конце и в чехле, как у нас на Спортивной продают.

Марина сделала буквально один шаг, как мужчина схватил ее за куртку, повалил и молча стал бить ножом. Очень уверенно и хладнокровно. Просто сидел над лежащей девушкой и бил. Она брыкалась, отмахивалась, как могла — вся левая рука поэтому в ранах. От прямого удара в сердце девушку спасли... железные «косточки» лифчика; просто удар куда-то не туда пошел. Она считает, что «маньяк» просто невменяемый, ему и деньги-то не были нужны — да любая бы на ее месте отдала сумку, просто увидев нож в руках мужчины.

— Я была в шоке, и даже боли особой не было, — вспоминает жертва подробности той страшной ночи. — Помню, что верещала я громко, ногами трясла, кричу ему: «Забирай сумку, забирай всё и уходи!». Сумка уже была у него в руках, когда он сделал последний удар — я уже и не помню, сколько их было... Кошелек, который сверху лежал, выпал, а он и не обратил внимания. Украл косметичку, ключи, документы — то, что ему и не нужно, по сути.

Всё происходило на первом этаже, недалеко от лифта. И едва ли крики девушки, которую режут, никто не услышал. Не знаю почему, но автор этого текста не удивится, если узнает, что соседи даже подходили к дверям — послушать и в глазок посмотреть. Неужели ни у кого не хватило совести и смелости выйти и защитить девушку? Даже если мужиков на площадке нет, что сомнительно. Извините, но большой нож сейчас есть на кухне у каждой хозяйки! Если бы двери хотя бы двух квартир тем субботним вечером открылись, то, может, и ран на теле Марины сейчас было бы меньше... Сама она об этом не думает — а своим соседям очень благодарна.

— Они сделали всё, чтобы спасти меня до приезда врачей, — говорит девушка. — Когда я поняла, что просто сейчас потеряю сознание, и до своего пятого этажа не доеду, я просто упала на первом этаже и начала стучать ногами в двери... А дальше было страшно. Вышли соседи, позвали мужа, вызвали полицию и «скорую». Он спустился, прижал мне рукой рану. Со спины хлестала кровь. Муж говорил: «Я помню — руку убираю, а из легкого вместе с кровью выходит поток воздуха». Помню, воздуха не хватало, в сон клонило...

Собрались люди — знакомые, соседи. Нашлась в доме женщина-медик, которая мне помогала: резала одежду, жгутом перетягивала руку... Я уже и не помню — по словам знакомых, даже легкое то ли пакетом, то ли курткой закрывали, чтобы воздух не выходил. Тут же меня полиция спрашивает, в какую сторону он побежал... Стражи порядка приехали скоро — минут через 20–30. А «скорая» ехала полтора часа. Туда звонили, отправляли за врачами людей — и полицейские ездили, и знакомые мальчишки — им сказали в ближайшем пункте что-то вроде: «Ждите, к вам отправили бригаду с Первой Речки».

От дома, где живет Марина, до пункта скорой помощи — 20 минут пешком. А за полтора часа поздним субботним вечером, если что, можно не то что с Первой Речки, а с Артёма небыстрым ходом добраться...

Ее по кочкам отвезли в реанимацию Дальзаводской больницы, сделали укол, влили кровь. Страшно, говорит, не было. Это сейчас страшно — придется ходить и оглядываться вечером.

— Да и то — я счастливая. Я выжила — и это очень удивительно, — улыбается Марина. — Думаю, его найдут. Но хотелось бы, чтобы не полиция. Тогда расправа будет более справедливая.

Тем временем суровые парни с Чуркина решили не ждать милости от правоохранительных органов (которые, как говорится, «мышей не ловят»). Настоящие мужчины с района организовали «ночной дозор» — в несколько смен по темноте патрулируют места, где был замечен маньяк: Окатовую, Кипарисовую, Каштановую... А наследил он капитально! Один из членов чуркинского «движения сопротивления» Александр рассказал, что число жертв уже достигло 15 (официальная информация от полиции — жертв всего трое).

— Много близких людей пострадало... Он девушку моего близкого друга порезал — на той неделе скончалась в реанимации от ран. Ей всего 20 лет было, — рассказывает молодой человек. — Да вот только в субботу он около магазина на девчонку лет 13–14 напал с ножом. Ей удалось убежать, к счастью.  Менты 40 минут ехали. И нет бы ее в машину посадить, район прочесать — так, спросили что-то и разошлись. Никому это не надо!

Сами жители района к ребятам относятся сугубо положительно, даже помогают — подключаются к поискам. «Дозорные» говорят: пока не найдут, не успокоятся.

— Все парни молодые, сильные спортсмены. Найдем мы его рано или поздно. Убивать не будем, нет... Хребет сломаем — и пусть так живет.

Главное только, чтобы проблем из-за этого у ребят не было. А то ведь полиция может запоздало активизироваться...

Валерия ФЕДОРЕНКО. Фото Валентина ТРУХАНЕНКО. «Дальневосточные ведомости»