Министерство юстиции (Минюст) РФ и Федеральная служба судебных приставов (ФССП) рассматривают возможность введения уголовной ответственности для физических лиц, уклоняющихся от исполнения судебных решений. Об этом в ходе выступления на Юридическом форуме в Москве заявила заместитель директора ФССП Татьяна Игнатьева. Сейчас подобная ответственность предусмотрена только для должностных лиц.

По словам Т.Игнатьевой, российское законодательство содержит недостаточное число мер принуждения в отношении должника. По ее мнению, необходимо создать условия, при которых гражданину будет невыгодно не исполнять судебное распоряжение.

В качестве примера неудачного применения механизма принуждения Т.Игнатьева привела исполнительский сбор в размере 7% от суммы долга. До недавнего времени отмечались случаи, когда пристав приходил к должнику домой, брал у него долг в размере 100 руб. и исполнительский сбор в качестве штрафной санкции в размере 7 руб. По словам Т.Игнатьевой, должник при этом говорил: "Спасибо, что обслужили на дому".

Одним из способов простимулировать должника добровольно и в короткие сроки исполнить свои обязательства Т.Игнатьева назвала дисконт в 50% от размера штрафа, который предлагается применять в случае быстрой выплаты штрафа. По словам замглавы ФССП России, такая инициатива выдвинута в Госдуме, и ФССП полностью ее поддерживает.

Т.Игнатьева коснулась и других вопросов функционирования службы - она рассмотрела перспективы становления института частных приставов в России. По ее словам, переход к системе частных судебных приставов поставит под угрозу исполнение по "социальным" производствам, в том числе по алиментам.

При этом замглавы службы отметила, что лично она не имеет ничего против того, чтобы лица, которые могут себе это позволить, платили частным приставам для исполнения решений, в которых такие взыскатели заинтересованы. Однако международный опыт показывает, что в странах с подобными системами возникают большие проблемы с исполнением таких производств, как взыскание алиментов, долгов за услуги ЖКХ и неимущественных производств, которые вообще не имеют материального содержания (например, о передаче ребенка одному из родителей).

В качестве примера Т.Игнатьева привела приговор одного из судов Бурятии, недавно вынесенный в отношении безработного мужчины, по вине которого сгорело 5 га леса. Кроме наказания, суд постановил взыскать с него ущерб в размере более 500 млн руб.

"Даже я, если буду всю жизнь работать, не смогу выплатить эту сумму", - подчеркнула замглавы ФССП России, отметив, что такого рода производства не будут интересовать частных судебных приставов. При этом она считает, что России следует "сверять часы" со странами, в которых есть и частная, и государственная системы судебных приставов.

Одной из главных трудностей в работе приставов является "глухота" российских судов. По словам Т.Игнатьевой, суды отвечают приставам не более чем на 5% запросов о разъяснении вынесенных решений, притом что судебные вердикты порой напрямую противоречат друг другу.

Замглавы ФССП отметила, что у нее имеется исполнительное производство, в рамках которого есть несколько вступивших в силу судебных решений, прямо противоречащих друг другу. В связи с этим приставу-исполнителю придется обращаться в суды за разъяснениями. Т.Игнатьева подчеркнула, что решения должны быть не только непротиворечивыми, но и "понятными даже приставу со средним специальным образованием". Это особенно актуально в связи с большой текучестью кадров в службе судебных приставов. В среднем по ведомству она составляет 50% в год, а в ряде подразделений - до 100% в год.

Отвечая на вопросы участников форума, Т.Игнатьева признала, что в рамках исполнительного производства, используя различные лазейки, в том числе противоречивые судебные решения, можно отобрать или уничтожить чей-либо бизнес. Вместе с тем у приставов вызывают недоумение ситуации, когда они не могут арестовать дорогой пятиэтажный особняк, так как он является единственным жильем должника и, в соответствии с законодательством, не может быть арестован. То же самое относится к джакузи, которое часто формально не признается предметом роскоши, а считается предметом, необходимым для поддержания личной гигиены, и также не может быть арестовано. РБК