Отдавая долг родине, амурчанин Евгений Рыбаков и представить себе не мог, что ему предстоит служить на корабле, который занимается захватами пиратов, в том числе и в водах близ Сомали. О своей работе молодой человек рассказал корреспонденту ИА «Порт Амур».

Евгений Рыбаков служил на корабле, который выслеживал и захватывал пиратские суда. У берегов Африки корабль ходил целых пять месяцев. Первый захват случился на третий месяц плавания.

— Согласно правилам, сначала с подозрительным кораблем связываются, выясняют, откуда он и какому государству принадлежит. Потом делается запрос в их правительство и выясняется, какие деяния числятся за этим судном, — рассказал Евгений Рыбаков. — Далее морская пехота на вертолетах и лодках отправляется на подозрительный корабль и проводит там проверку. Помню, что в первый раз, когда был захват такого корабля, у пиратов изъяли огромное количество наркотиков, деньги, оружие, контрабанду. Всех после этого поместили на российский корабль и передали их правительству. Аналогичным образом прошел и второй захват.  

На российском корабле амурчанин занимался определением пиратских судов.

— Визуально пиратские корабли выделяются своей изношенностью. Обычно сомалийцы не ходят на одном судне — есть корабль-матка, а за ним следуют несколько других, поменьше, — рассказал Женя. — На тех кораблях, которые они захватывают, пираты не ходят. Эти суда обычно пришвартовывают к берегу и потом просят за них выкуп.  

За время похода случалось разное. Например, за два дня до того, как продовольственному танкеру, сопровождавшему военный корабль, предстояло «заправиться», иногда на судне начинали экономить воду.  

— В эти периоды, естественно, на пресной воде экономили. Давали, например, не полный стакан чая, а на треть меньше. И воду выдавали не три раза в день, а два, — вспомнил Евгений Рыбаков.  

Когда российский корабль пришвартовывался вместе с танкером, чтобы набрать продовольствия, ребят даже отпускали в увольнения — но исключительно с командиром и всего на четыре часа.

Кстати, Евгений в июле демобилизовался. Со службы в морфлоте он вернулся с несколькими наградами, одна из которых «За дальний поход». После всего увиденного он не захотел связать свою жизнь с флотом. После отдыха амурчанин планирует заняться поисками работы по полученной в вузе специальности — инженер-программист.   ИА "Порт Амур"