Что будет с ценами на жилье во Владивостоке после того, как окончательно закончится строительство объектов саммита АТЭС? На этот вопрос ответил доктор экономических наук, директор Тихоокеанского центра стратегических разработок, профессор Дальневосточного федерального университета Михаил Терский.

- Михаил Васильевич, что будет с рынком жилья во Владивостоке после саммита? В каком состоянии сейчас местные строительные компании?

- В последние 3-4 года строительство основной части нового жилья во Владивостоке велось за счет федерального бюджета. Речь идет о районах «Снеговая Падь» и «бухта Патрокл». Сегодня эта программа завершается. При этом конкурсы на освоение федеральных денег выиграли в основном не приморские компании, а хабаровчане и другие. Наши компании работали у них на субподряде. Это означает, что нашим строителям из этих денег достается всего лишь процентов 20. Так что после строек саммита для приморских девелоперов (строительных компаний) как после хорошей гулянки, начнется «похмелье». Старые прибыльные проекты закрываются, а новых нет. Вся проблема в том, что у города Владивостока нет собственной стратегии социального строительства.

- Но ведь есть муниципальные и региональные целевые жилищные программы, вроде «Доступного жилья»…

- Они слишком маленькие, чтобы иметь стратегическое значение. Слабо верится, что они смогут сколько-нибудь ощутимо повлиять на рынок. Судите сами. Жилье по программам отчасти строится для очередников-льготников, перед которыми краевые и муниципальные власти имеют социальные обязательства. Само слово «программа» предполагает четкий план действий, четкие сроки исполнения, и четкие обязательства, которые на себя берет власть. Но доводилось ли вам слышать, чтобы представители власти давали конкретные обещания относительно таких очередей? Ну, скажем, что к 2020 году социальная очередь исчезнет? Или что люди в таких очередях будут получать жилье в течение 2-3 лет? Я таких обещаний не слышал, а услышал бы, - не поверил. Нужно понимать, что серьезной полноценной программы строительства социального жилья нет ни у муниципальной, ни у краевой власти. Те программы, что существуют, – слишком маленькие, слишком несущественные и, кроме того, не в полном объеме исполняются.

Второй момент. Существует большая программа переселения граждан из аварийного и ветхого жилья. Но покажите мне, где бы в этой программе было написано, что к 2017 или, скажем, к 2020 году, все аварийное муниципальное и краевое жилье будет ликвидировано? Тоже нет. Практически в центре Владивостока, на Голубиной Пади, огромное количество бараков. У нас есть Миллионка с жилфондом в ужасном состоянии. Но никто не дает конкретных обещаний расселить жильцов и ликвидировать эту проблему к определенному сроку. А ведь речь идет, я подчеркиваю, о центральных районах Владивостока. Что уж говорить об остальных…

Наконец, третье. Стоимость жилья – вещь очень сложная. Она определяется не только затратами строителей и их накрутками. Больше чем наполовину стоимость жилья зависит от того, насколько этот район безопасен, насколько он социально комфортен, насколько он обустроен. За это отвечает власть. Она формирует комфорт окружающей среды. Девелопер отвечает только за технологии строительства, за выбор материалов. Власть должна выделить девелоперам площадки для строительства жилья. Власть должна подготовить эти площадки – подвести дороги, электричество, водопровод, канализацию. Такая подготовка сняла бы затраты девелоперов (а значит, и будущих покупателей жилья) на инфраструктуру. Но я не видел программ, где у нас во Владивостоке были бы определены такие площадки, где местная и региональная власти взяли бы на себя обязательства по их обустройству. Нынешняя власть пока не готова взять на себя такую ответственность.

- А ипотека могла бы помочь девелоперам?

- Ипотека у нас в крае дорогая, у нас ее мало и она ориентирована на людей с доходом в 2-3 раза превышающим средний уровень в регионе. Учитывая непомерно завышенные цены на собственно жилье, ипотекой у нас могут воспользоваться процентов 10 населения. Для остальных она не доступна. Поэтому на ипотеку девелоперам тоже особо рассчитывать не стоит.

- Но есть же объективные факторы, которые должны отразиться на стоимости жилья. Например, многие тысячи студентов, которые переедут в общежития на Русский остров…

 
 

- Они повлияют на рынок аренды жилья. Раньше студенты арендовали жилье, а теперь получат комфортное жилье на Русском за очень небольшие деньги. В результате в городе однозначно упадет спрос на аренду жилья, особенно низкокачественного, вроде гостинок. Упадет ли цена при понизившемся спросе? Возможно, но не факт. Посмотрим. Потом, надо еще помнить, что кроме студентов уедут и строители объектов саммита. Часть из них, в основном руководящий состав, тоже арендовала квартиры, а кое-то даже привез сюда семьи. Они уедут, и это тоже повлияет на рынок жилья. Но это речь идет о рынке аренды. Но ни студенты, ни строители саммита не были активны на рынке продаж и покупки жилья. Их участие там было минимальным. Поэтому существенного влияния они не окажут.

- Так что же будет с ценами?

- Вероятно, учитывая перегретость рынка, цены на жилье все-таки немного упадут. Ведь в эксплуатацию вводится много жилья, построенного за федеральный счет. Но я не уверен, что офицеры и их семьи, получившие жилье в новых микрорайонах, воспринимают эти квартиры как ценность на длительный срок. У меня складывается впечатление, что многие отставники эти квартиры рассматривают как объект купли-продажи. Они продадут их, чтобы выехать в более комфортный для жизни регион. Эти квартиры выйдут на вторичный рынок, и это повлияет на цены.

Хотя сделать по-настоящему серьезный прогноз сейчас не сможет никто, наверно. Слишком уж много самых разных факторов влияет на ценообразование. Эти факторы нужно анализировать, но никто этим системно не занимается. Риэлторы и девелоперы живут «одним днем». Их срок стратегического планирования – 1-2 года. А спросите их, что будет через 5 лет, - они ничего не ответят, поскольку не знают. «КП во Владивостоке»