Профессор психологии и автор знаменитого Стэндфордского тюремного эксперимента Филип Зимбардо заявил о том, что мужчины в современном обществе теряют доминирующие позиции и перестают быть сильным полом. Они все чаще уступают женщинам в различных областях и предпочитают оставаться в виртуальном мире.

Благодаря распространению компьютерных игр, доступному видео фривольного содержания и изменению модели семьи, где ребенок все чаще растет без отца, молодым людям проще оставаться оторванными от реальной жизни, чем столкнуться с действительностью лицом к лицу. «В прошлом году женщины во всем мире получили больше ученых степеней, чем мужчины, и это неслыханно», — констатирует г-н Зимбардо.

Он добавляет, что молодых людей на 30% чаще отчисляют из учебных заведений, а девушки опережают их на всех уровнях, начиная с начальной школы. Мужчины, которые предпочитают тратить свое время на компьютерные игры, не могут заменить ими социальное взаимодействие. А когда дело доходит до реальной жизни, они испытывают большие трудности с общением.

«В настоящее время мозг молодых людей ориентирован на новизну, перемены и азарт, что вынуждает их оставаться в стороне от романтических отношений и традиционной классификации общественных ролей», — добавляет Филип Зимбардо.

По словам практического психолога компании «Мужской консалтинг» Евгения Саяпина, век научно-технического прогресса помимо усовершенствования и улучшения бытовой жизни породил и продолжает порождать много матерей-одиночек.

«Мальчики, воспитанные матерью, с детства не имеют представления о мужской линии поведения и о мужском воспитании, хотя такие примеры бывают и в полной семье. Парадокс ситуации состоит в том, что молодой человек в силу женского стиля воспитания должен лучше знать психологию женщины, но когда сам начинает строить отношения с представительницами противоположного пола, то испытывает трудности. Он внутренне, на подсознательном уровне, ищет в своей избраннице образ своей матери, ее привычки, ее устои и т.д. Мужчины, воспитанные без отца, могут также оставлять свои семьи, мотивируя тем, что росли без отцов и прекрасно со всем справлялись. Получается порочный и замкнутый круг, выйти из которого помогают осознание своей жизни, разумный диалог с противоположным полом, развитие своего внутреннего мира», — отметил г-н Саяпин.

Заведующий кафедрой теоретической социологии и эпистемологии РАНХиГС при президенте РФ Виктор Вахштайн рассказал, что если посмотреть на историю последних 150 лет, то все, что мы увидим, — это постоянное изменение и непрерывное переопределение гендерных ролей.

«В психологии одной из излюбленных тем является та, которая объясняет, как именно меняются ролевые структуры. Чаще всего это плач на тему того, что мужчины уже не мужчины, женщины уже не женщины, а родители уже не родители. Для психологов это естественный ход рассуждения, потому что в психологии как науке заложено представление о том, что существуют некоторые нормы во всем, и в том числе в ролевой структуре. Соответственно, есть некоторое нормальное распределение ролей и ненормальное», — отмечает эксперт.

Социологи же, по его словам, эту ситуацию видят диаметрально противоположно. «Нет такой вещи, как фиксированная ролевая структура, она постоянно меняется и зависит от конкретного культурного контекста. Поэтому бессмысленно говорить, что мужчины больше не мужчины. Если мы посмотрим на институт семьи, то сегодня непонятно, что он собой представляет, так как это один из самых подвижных и изменчивых институтов в последние 50 лет. В начале 60-х годов прошлого столетия семья сильно мутировала, и такая вещь, как нуклеарная семья, является сегодня скорее исключением, чем правилом», — добавил г-н Вахштайн. РБК