Судьба дала Лешке светлую голову, бездну таланта и одну ногу. Других конечностей у него нет. Ногой мальчишка рисует картины.
 
В спальне ровные ряды аккуратно заправленных кроватей, на полу неприметный коврик, на окнах зеленые кудряшки цветов.
 
Стайка мальчишек, усевшись в полукруг, обсуждали что-то свое. Приезжий корреспондент смутил ребят, они растерянно заулыбались.
 
- А вот и наш Лешка, - нараспев представила одного из мальчуганов Валентина Давыденко, воспитатель Малиновского дома-интерната для детей-инвалидов.
 
Щуплый парнишка, на вид совсем пацаненок, застенчиво кивнул головой. Из рукавов футболки выглядывали культи рук, а из штанин брюк на пол смотрела одна ступня.
 
На просьбу показать свои работы Леша шустро ногой поддел из-под кровати папку с рисунками. Секунда-другая, и пальцы ноги крепко держат карандаш, который добавляет "воздух" в развивающуюся гриву кобылицы, летящей по белому ватману.
 
Личное дело Алексея Корниенко к 20 годам его жизни содержит несколько скупых листочков. На одном из которых написано, что ребенок родился на свет с врожденной ампутацией обеих рук и одной ноги, и родители от него отказались в роддоме.
 
В Малиновский детдом для детей-инвалидов Леша поступил в 4 года. Кроме ампутации есть задержка речевого развития, мальчик практически не говорит. Отдельные звуки и слипшиеся слова лучше всех понимает воспитательница и мальчишки из его группы. Они главные переводчики между Лешкой и миром.
 
- Когда ему исполнилось лет 10, мы стали замечать, что мальчик неплохо рисует. Первые его рисунки - мультяшные герои, которых он видел по телевизору, и персонажи сказок Андерсена, - вспоминает Валентина Давыденко.
 
Педагоги научили мальчика полностью себя обслуживать. Кушать, умываться, принимать душ и чистить зубы при помощи единственной ноги.
 
Рисование - его любимое занятие. Примостится ближе к окну, пальцами стопы зажмет карандаш или кисточку, закусит губу и... к нему не подходи. Когда кто-то его отвлекает от любимого дела, Леша смущенно улыбается и большой палец ноги подносит к губам, жестом показывая: "Тихо".
 
Мир художника - это стены общей спальни, редкие прогулки в интернатском дворе не в счет. Летом иногда Лешка выезжает в куцый казенный двор, отталкиваясь от земли своей всезаменяющей ногой. Потом с жадностью рисует все, что видит из своего двора. Железнодорожный мост проходящего недалеко Транссиба он написал с завораживающей реалистичностью. Когда смотришь на эту работу, то кажется, что слышно, как дрожит мост от мчащегося поезда. Такая правда линий и красок.
 
Он написал портреты половины малиновских жителей. Нужна фотография, полдня времени, и - портрет с поразительным сходством выходит из-под сбитых до крови пальцев Лешкиной ноги.
 
Несколько лет назад его работы отправили на областной конкурс, на котором они были признаны лучшими. А когда он по фотографии нарисовал плотину Бурейской ГЭС, ахнули и благовещенские художники.
 
Весной отправили его работы в Москву для участия во всероссийском конкурсе "Филантроп". Из столицы пришло приглашение: Леша стал финалистом национального конкурса.
 
В его интернате нет профессионального педагога по изобразительному искусству. С ним этим занимается воспитатель Наталья Антошина, которая, по мнению окружающих, "тоже неплохо рисует".
 
Она и полетела с Лешкой в Москву. Три столичных дня были для него самым большим праздником жизни. Больше всего Леша запомнил Поклонную гору, церемонию награждения и пирожные на банкете.
 
Когда жюри, в составе которого были мастера масштаба Ильи Глазунова, единогласно решило, что в номинации "Преодоление. За гранью возможного" премию получит Алексей Корниенко, он просто не поверил.
 
Отзвенели фанфары. Леша вернулся в свой интернат. Статуэтку лауреата отдал на хранение директору. На 20 тысяч премии ему купили красок для работы. Амурские художники его публично назвали "коллегой" и тоже подарили подарок.
 
По закону 20-летнего самородка нужно переводить в интернат для взрослых, но там не будет нянечек и воспитателей, которые помогают, как могут, его таланту. Там кончится затянувшееся детство и наступит казенная взрослость. В которой совсем мало места для карандашей и кистей, упрямо зажатых пальцами единственной ноги.
 
Неизвестно, за что судьба еще в материнской утробе отняла у Лешки обе руки и ногу. Дав взамен Талант ступней рисовать мир. Что дадим Таланту мы - кроме чашки наваристого супа и чистой простыни с интернатским клеймом?
 
Похоже, на этот вопрос ответа нет. РГ