Уже само понятие «эвтаназия» имеет много оговорок. Ей может считаться как активное действие, ведущее к смерти, либо, наоборот, бездействие. К последним относится отключение медицинских аппаратов, обеспечивающих жизнедеятельность пациента. Какой из типов эвтаназии, возможно, появится в России, тоже пока не понятно.
«Особое внимание следует уделить вопросу о том, как и кем будет выноситься решения об эвтаназии, - отметил собеседник агентства. – Я считаю, что в первую очередь это прерогатива больного. Ни родственники, ни врачи не должны влиять на него или, тем более, принимать решение». Необходимо учитывать физическое и психологическое состояние человека. Можется случиться, что человек захочет умереть вследствие острого, но не долговременного приступа боли. Поэтому состояние человека должны быть оценено врачом или даже консилиумом врачей. «Все эти аспекты необходимо учесть в законе об эвтаназии, если он будет принят», - подчеркнул А. Регушевский.

В сегодняшней врачебной практике существует один спорный момент, который под определенным углом можно расценить как эвтаназия. Некоторым смертельно больным, врач может предложить необходимое лекарство и дать строгий наказ: 1 таблетку в день, при приеме внутрь сразу десяти таблеток – смерть. Такое действие можно расценивать и как предупреждение и как инструкцию к нежелательным действиям.

«Если подобное дело дойдет до судебного разбирательства, то очень сложно предсказать каким будет решение судьи. У врача есть веский аргумент – он хотел предупредить больного о возможных последствиях», - уточнил юрист.

В заключении собеседник рассказал, что в некоторых странах мира уже узаконены эвтаназии, например в Голландии. А в американском штате Калифорния разрешена пассивная эвтаназия, когда больного при желании могут отключить от капельницы. Но в мировой практике есть случаи, когда закон об эвтаназии не был принят, как это произошло в Австралии.