Приговор Сахалинского областного суда, вынесенный троим виновникам в гибели генерала Гамова, обжаловала в суде второй инстанции его супруга, Лариса Гамова, а также представители прокуратуры.

Напомним, что в ночь на 21 мая 2002 года Алексей Бритов, Алексей Аникин, Сергей Малютин забросали квартиру генерал-майора Виталия Гамова бутылками с зажигательной смесью. В результате генерал, его жена и его сын получили ожоги различной степени тяжести. 28 мая 2002 года Гамов, доставленный в один из противоожоговых центров Японии, скончался. Аникин, Малютин и Бритов были задержаны лишь в октябре 2005 года. Их обвиняли в убийстве, а также в соучастии в убийстве.

Однако 17 ноября 2006 года коллегия присяжных признала подсудимых виновными лишь в «умышленном уничтожении чужого имущества, повлекшим по неосторожности смерть человека» (статья 167-я УК РФ). 25 декабря 2006 года сахалинский областной суд приговорил каждого из подсудимых к 4-м годам лишения свободы. Суд также взыскал с осужденных в качестве компенсации морального вреда в пользу жены и сына погибшего 950 тыс. рублей.

Супруга генерала Гамова сочла приговор «чрезмерно мягким». Представитель прокуратуры также требует пересмотра дела. В оглашенных на заседании Верховного суда доводах кассационного представления говорилось, что при рассмотрении дела «были нарушены нормы уголовно-процессуального кодекса»: суд неверно квалифицировал действия подсудимых, при присяжных вопреки закону исследовалась информации о допустимости и недопустимости доказательств.

Лариса Гамова указала в своей жалобе, что действия подсудимых были направлены не на уничтожение имущества, а на убийство. По ее мнению, их действия следовало квалифицировать и как «терроризм» (статья 205-я УК РФ). Лариса Гамова отметила, что взысканная в ее пользу сумма вреда «несоизмерима случившемуся».

Выступая в Верховном суде, представитель прокуратуры Татьяна Хамицкая заметила, что, в нарушение УПК, «значительная часть судебного следствия была посвящена поведению потерпевших, тому , насколько правильно они действовали во время пожара и могли ли избежать последствий». Кроме того, как отметила прокурор, судья выдавал потерпевшей некорректные вопросы, в частности о том, почему муж Гамовой «не занимался спасением Вас и Вашего ребенка». «Оценка действий обвиняемых не может зависеть от поведения потерпевших в чрезвычайной ситуации», — заявила Хамицкая. После того, как приговор был отменен, Лариса Гамова заявила: «Я довольна решением Верховного суда и буду бороться за справедливость до конца».