Несмотря на первоначальные планы, эту процедуру вынужден будет пропустить Гус Хиддинк, которого окончательно свалила простуда.

Обычно спокойный Дурбан сейчас напоминает пчелиный улей или ощетинившуюся пиками осажденную крепость. В городе введены усиленные меры безопасности, что для курортного мегаполиса – нонсенс.

Трасса Йоханнесбург – Дурбан, по которой мне довелось проехаться в четверг, в ожидании приезда «шишек» ФИФА была сплошь уставлена полицейскими. В самом городе Этеквини (это название Дурбана на языке зулусов) по набережным одна за другой снуют патрульные машины, а здание Международного конгресс-центра, выделенного под жеребьевку, оцеплено по периметру и освобождено от всех автопарковок.

Впечатление от всех «по-взрослому» серьезных приготовлений улетучивается, едва попадаешь в конгресс-центр. Сразу начинаешь ощущать привычную в Южной Африке доброжелательность в причудливом сочетании с той самой простотой, которая хуже воровства. Тружеников портативного компьютера и цифрового фотоаппарата сотрудники пресс-центра встречают учтиво и обходительно. Но если спросить, где и когда произойдет какое-нибудь событие, указанное в программе для журналистов, они становятся абсолютно беспомощными. В итоге трехтысячная толпа репортеров, по сути, предоставлена самой себе. Попытка узнать, где можно парковать машину или тем более где находится так называемая «смешанная зона», терпит сокрушительный провал. Компьютер, естественно, ни в какую не желает «контачить» с Интернетом, а местным технарям для решения такой проблемы нужен целый день.

Метод проб и ошибок оказывается наиболее действенным и прокладывает путь почти везде.

Впрочем, многие огрехи искупаются красочным зрелищем, которое будет сопровождать церемонию жеребьевки, и обильными угощениями для участников вечеринки на пляже Дурбана. В гала-представлении будут солировать лучшие голоса Южной Африки, поразят своими прыжками танцоры-зулусы, выступит даже симфонический оркестр.

Между тем пресс-конференции в медиа-центре пока отличаются лаконичностью. Со стороны устроителей хорошим тоном считается повторить дежурные фразы о том, что это будет непременно великое событие, и о том, что подготовка идет как надо. Открытыми пока остаются самые главные вопросы ЧМ-2010: «Сколько ожидается болельщиков и просто туристов?», «Какова суммарная вместимость южноафриканских гостиниц?», «Каким образом будут доставляться болельщики на матчи в условиях почти полного отсутствия общественного транспорта?». Ведь большинство немногочисленных отелей страны построено еще в 60–70-х годах, а автодороги вокруг крупнейших городов уже сейчас забиты до отказа в часы пик.

Единственным заметным событием вчерашнего дня стал запуск официального плаката ЧМ-2010. На нем на желтом фоне изображен футбольный мяч, по которому вот-вот ударит принявшая форму Африки голова знаменитого камерунского нападающего Самюэля Это’О.

Участники жеребьевки, ради которых в Дурбане так бесцеремонно нарушен привычный ход вещей, прибывают в ЮАР практически непрерывным конвейером. Вот только российская делегация понесла серьезную потерю – везунчика Гуса Хиддинка, который наверняка обеспечил бы нам самый удачный жребий, окончательно разбила простуда.

– Я ужасно болен, у меня температура и кашель, – сказал Хиддинк. – Хотел полететь в Дурбан, но в итоге отказался от этой идеи. Сижу дома в Голландии, лечусь. Постараюсь выздороветь к жеребьевке финальной части чемпионата Европы в Люцерне, которая пройдет 2 декабря.

По материалам газеты «Советский спорт»