Юрий Дуров: "Наталья Юрьевна считала, что праздник, праздник радости для детей - он должен состояться в любом случае. И мы все спланировали так, что не придется переносить ни одного спектакля, кроме того дня, который выпал на день панихиды и похорон".

Кажется, это не она выбирала судьбу, а судьба выбрала именно еe. Внучка легендарного дедушки Дурова - на манеж она вышла в четыре года, в девять - уже давала представления в прифронтовых госпиталях. Тогда же из рук маршала Жукова она получила свою первую из сотен наград - гвардейский значок.

Ей удавалось, кажется, невероятное. Рыси, морские котики, моржи, цапли, сивучи. Раньше считалось, что их даже приручить нельзя, не то что - выдрессировать. Но у Дуровых получалось все и всегда.

Дрессура Дуровых для Натальи Юрьевны была настоящей философией. Она учила своих зрителей любви. И к людям, и к животным.

Всех своих гостей она встречала не одна - рядом неизменно был кто-то из ее животных: то обезьянка на руках, то собака рядом, то попугай на плече. Она умела и любила удивлять - и зрителей, и партнеров по сцене.

Владимир Андреев: "Она играла боярыню, а я играл Ивана Грозного. И вот она приезжает, у нее слуга, а у слуги на руках огромный удав. Она берет его на руки, кладет мне на шею и выдает экспромт: "Батюшка-царь, вот мой подарок, рабы твоей". А потом так тихо: "Это девочка. Добрая. Поцелуй ее!""

Такой Дурову зритель увидел всего несколько лет назад. Она оказалась не только непревзойденной дрессировщицей, но и великолепной киноактрисой.

Даже в последнее время, когда она редко покидала больничную палату, Дурова все равно каждый день звонила в театр и отдавала распоряжения, составляла новую программу. И часто повторяла: "Вся моя семья умирала на сцене. И я буду работать до последнего вздоха". Об этом сообщает Первый канал.