Бурдюк
Источник изображения: Алексей Бурдюк

Проект «Сделано в Приморье» объединяет производителей Приморского края, выпускающих качественную продукцию, востребованную в Приморье, Дальнем Востоке и России в целом. Он совместно реализуется «Деловой Россией» и администрацией Приморского края. О том, как чувствуют себя приморские производители, и о том, как сделать конкурентным местное производство, мы говорим с Алексеем Бурдюком, руководителем проекта в эфире студии Медиаметрикс. Владивосток.

- Алексей, для кого и с какой целью создан этот проект?

- Задачей проекта «Сделанов Приморье» является укрепление местных производств при информационной поддержке администрации края. Основная потребность в информировании –особенно в продвижении и рекламе продукции - сегодня существует у предприятий среднего и малого бизнеса, но и участие крупных производителей в нем мы не исключаем.

- А зачем вообще помогать производственному бизнесу? Разве рынок сам не расставит приоритеты?

- Чтобы конкурировать, приморским производителям сначала нужно войти на местный рынок. Им предлагают работать «в условиях свободной конкуренции», но это миф, ее нет.

- Проект совместный с администрацией, в чем состоит ее участие?

- Местное производство – это налоги и рабочие места. Краю нужно удержать на территории людей, повысить престижность рабочих специальностей – об этом говорят сами власти. Что для этого делается? Привлечение инвесторов? Но это не гарантия сохранения рабочих мест.

«Деловая Россия» с 2014 года начала говорить о необходимости проектной поддержки производителей, и в прошлом году эту идею краевые власти поддержали. Так и родился проект «Сделано в Приморье».

- О ситуации с тем, что краевые средства поддержки бизнеса, в основном, идут в пользу поддержки инвестиционных проектов, что вы думаете?

- У нас в крае очень большие затраты на привлечению инвестиций, - раздутые, на мой взгляд и взгляд бизнеса. Эти средства прошлой администрацией направлялись на содержание карманных компаний. И я могу об этом говорить прямо. Инвестиционное агентство, которое работает несколько лет,- я видел их расходы, и об этом говорил прокурор края недавно, на мой взгляд, выкидывает деньги впустую.

А ведь они могли бы пойти на поддержку и продвижение существующего малого и среднего бизнеса. Но что делала прошлая администрация – рекламировала то, что, может быть, еще только будет – это совершенно пустые траты, по моему мнению.

В то же время с отдельными краевыми структурами, например с департаментом градостроительства у нас шла очень успешная работа по информированию органов, организаций и компаний, ведущих строительство, о наличие тех или иных производств. Таким образом, многие местные компании не остались в тени, о них узнали и им стали делать заказы.

Единственное, что мы сегодня можем попросить у администрации края – это помощь в информационной поддержке качественных местных компаний. Мы несколько раз говорили с прошлым губернатором на эту тему, он ее обещал, но ничего не было сделано.

У департамента экономики, который занимается малым и средним бизнесом, к этому проекту интерес есть, но его полномочия не могут усилить реальную поддержку и продвижение производств – у них другой функционал. Мы надеемся, что с приходом новой администрации, что-то изменится.

- На ваш взгляд, как влияют проекты ТОРов и Свободного порта Владивосток на развитие местных производств?

– Возможно, Свободный порт Владивосток и будет иметь положительные результаты, но ТОРЫ – сомневаемся. Территории опережающего развития изначально представляют большую опасность для местных предприятий. Поэтому «Деловая Россия» и участвует в обсуждении этих крупных проектов - компромисс найден, но риски остаются.

- Какие проблемы испытывает приморский производитель, и как объединение производителей может их решить?

- Главная проблема – энергетика. Не выполняются указы президента по снижению тарифов в крае до общероссийских. Его не произошло, наоборот, мы получили повышение цен на электроэнергию на 30 процентов.

К тому же у нас дороже бензин и дизельное топливо, поэтому приморские производства менее конкурентны, чем западные. Если на всем Дальнем Востоке живет 6 миллионов человек, что говорить о массовом выпуске продукции? Мелкосерийное производство не может рассчитывать на конкурентные цены.

Проект - «Сделано в Приморье» - задуман как форма промышленной кооперации, где мы покупаем продукцию друг у друга. Да и те, кто выходит на рынки Сибири и дальше – тоже смогут рекламировать через нас свою продукцию, и тогда все вместе мы сможем конкурировать.

- Еще одна большая проблема – логистика.

- И связанная с ней проблема контрафакта. При прошлом губернаторе были озвучены впечатляющие данные по масштабам контрафактной продукции, в частности стройматериалов в крае. При кажущейся дешевизне, контрафакт - это низкое качество продукции и опасность для жизни и здоровья людей. Достаточно примеров, когда из таких материалов строят дома, которые сразу же нужно отправлять на капремонт.

- Местные производители не будут делать некачественную продукцию, понимая, что из них будут строить дом по соседству…

- Мы проигрываем контрафакту, потому что плохое качество снижает цену. Но доказать это мы часто не можем, так как судебная система, в этом смысле, очень слабо развита. Кроме того, на подобные разбирательства у производителей часто просто нет времени.

- Каким образом можно подтвердить качество местной продукции?

- Если говорить о стройматериалах Дальнего Востока, очень важно учитывать условия нашего особого климата – влажность, сейсмичность в технической документации на продукцию. Но заказчик обычно не обращает на это внимания. Институт ДальНИИС в свое время был создан для того, чтобы делать такие заключения, почему этим не пользуются сегодня?

Сейчас даже муниципалитет не имеет специалистов служб технического заказчика. Нужно заказывать профессиональные экспертизы, чтобы на этапе проектирования все это принималось во внимание.

- Получает ли проект «Сделано в Приморье» поддержку от местных районных и городских властей?

- Пока мы «пробиваемся» сами. В тех городах и районах, где мы доходим до момента, когда нас узнают, нас знают. Ну а самостоятельной инициативы от местных администраций, никакой нет.

- Как правило, в любом муниципалитете, либо региональной структуре, существуют программы по стимулированию малого и среднего бизнеса, на примере которых показывается развитие местного предпринимательства. Вам часто с администраций звонят, предлагают, воспользуйтесь такой-то программой или на самом деле это по большей части видимость?

- Мы пользовались муниципальными программами возмещения затрат по лизингу и рекламной деятельности в Уссурийске и Владивостоке. Но в последнее время я опасаюсь государственных программ поддержки. У нас был печальный опыт участия в федеральной программе Фонда Бортника. И сейчас я могу сказать, что не хочу никакой поддержки. Только информационной, и все.

- По принципу просто не мешайте работать?

- Да. Ведь что получилось с фондом Бортника? Мы, удовлетворяя требованиям инновационности продукции, подали заявку на производство мембранных очистных сооружений. Подписали соглашение на обязательную уплату налогов, - то есть определённое количество налоговых отчислений мы должны были выполнять ежегодно, сдавая ежеквартальную отчетность. И нам перечислили два миллиона рублей.

Наш первый отчет по выполнению данный программы Фонд Бортника не устроил. Мы запросили письмом, в чем конкретно состоят возражения? Нам не ответили. Мы пригласили специалиста фонда, который находится в Приморье, приехать к нам на производство и убедиться, что нами все реализовано: поставлен станок, оборудование для него, выплачены все налоги. Но ответа не было. Потом мы получили иск в московский суд о возврате субсидии, а позже и само решение суда о ее взыскании. Сегодня мы глубоком шоке находимся от того, что проект нами реализован, что требовалось от нас, мы выполнили, где-то бумажную работу не доделали, и должны в полном объеме государственную субсидию возвратить.

- По факту вышло, что важнее не производством заниматься, а правильно бумажки оформлять?…

- Я не верю больше в государственную финансовую поддержку, и никому не советую ей пользоваться. Даже тот момент, что с тебя требуют определенное количество налогов отчислить, помогая финансово, и в то же время не обеспечивая работой, это не совсем помощь. Ну, если вы просите с меня определенное количество налоговых поступлений, то вы мне должны какие-то объемы продаж обеспечить, наверное?

- А как вы взаимодействуете с контролирующими органами? Налоговая, СЭС и другие контролирующие органы, на которых любят жаловаться предприниматели, как с вами взаимодействуют?

- Мы стараемся соответствовать всему, что требует закон. К нам периодически приходят пожарные, которые подтверждают, что наше производство удовлетворяет всем нормативам. С охраной труда у нас особое взаимопонимание, мы непосредственно работали с этой службой по соблюдению всех мер трудового законодательства. С налоговой тоже нормальные рабочие отношения. Никто, как говорится, нас «не кошмарит», поэтому работается, по крайней мере, пока, нормально.

- А если говорить на конкретном примере компании «Эколос-ДВ», насколько востребована ваша продукция на территории Приморского края? Какие проекты реализованы, каковы перспективы? Если мы говорим о том, что нужно увеличивать рынок сбыта, нужна ли ваша продукция здесь?

- Наша продукция востребована. Сама идея проекта «Сделано в Приморье» родилась, потому что мы все своими ногами прошли. Наша компания открылась в 2014 году, тогда нас никто не знал и видеть не хотел. Сейчас мы достучались до многих инстанций, до многих заказчиков, в том числе, с проектировщиками работаем. Компания производит оборудование для очистки и перекачки сточных вод, мы участвуем в федеральной целевой программе «Чистая вода». Наше оборудование проектирует несколько муниципалитетов Приморского края. В Надеждинском районе, в поселке Полесье «Эколос-ДВ» построил очистные сооружения, организовав объект канализирования. Мы добились на нем отличной стоимости продукции. С учетом того, что ближайшее производство находится в районе Сибири и западнее, мы конкурентны, и наша продукция соответствует дальневосточным требованиям. Компания «Эколос-ДВ» уже открыла представительство в Иркутске, то есть до Забайкальского края и Восточной Сибири мы работаем. На острова много отгружаем продукции. У нас достаточно успешный опыт продвижения, и мы готовы им делиться, и с кем-то идти вместе из производителей, готовы общаться с теми, кто вступит в проект.

- Сейчас с голубых экранов слышатся призывы о создании высокопроизводительных рабочих мест. Что это такое, у вас места рабочие высокопроизводительные?

- Любое конкурентное предприятие должно иметь высокопроизводительные рабочие места. А вообще, моя позиция однозначная: это сотрясание воздуха очередное. Различные конкурсы рабочих специальностей и прочее, ради чего, зачем? Давайте рекламировать не процесс, а результат. Получается, что нам надо добиться конкурентности рабочих, а значит непривлекательности нерабочих специальностей. И этого невозможно добиться, как это сделать? Нам нужно добиться привлекательности продукции рабочих специальностей, которые востребованы именно в Приморском крае. Вот выпустим мы много сварщиков, и что они будут делать в Приморье? Если у нас судостроение уже как лет пять «возрождается» и вообще тяжелая ситуация в средней промышленности. Мы можем долго рекламировать профессию сварщика, и он уедет на работу в Сибирь.

- А какова в крае ситуация с трудовыми ресурсами?

- Очень печальная. Экономика Приморского края в целом и Владивостока, в частности, была долго ориентирована на импорт подержанных японских автомобилей, и немного, туризм. Здесь, в общем, отвыкли от рабочего труда, не понимают, что это такое.

- А как вы решаете вопрос с трудовыми ресурсами у себя на предприятии?

- Мы обучаем специалистов, стараемся давать зарплату выше среднего по городу Уссурийску. Однако текучка кадров все-равно есть, это огромная проблема, которую мы с трудом решаем. Кадровые агентства не понимают, чего мы хотим. Профессионально-технические училища готовы предложить 2--4 человека, когда нам нужно, к примеру, двадцать.

- Способно ли производственное предприятие в принципе, и ваше, в частности, спонсировать программы наставничества, о которых много сейчас говорят: принимайте учеников, студентов и они потом придут к вам работать?

- Не знаю даже, как ответить на этот вопрос, я плохо отношусь к слову «спонсировать».

- Как была построена система наставничества в советское время? Мастер получал доплату за то, что он кого-то учил. И сейчас многие работники, которые помнят прежние времена, не желают никого обучать в ущерб своей работе. Сейчас вы готовы доплачивать рабочему человеку за то, что он кого-то будет учить?

- Однозначно, у нас учат. Те, кто работает восьмичасовой рабочий день, параллельно обучают других. Они это делают в рамках своего рабочего времени, поэтому мы доплату здесь не ведем. Если идет сверхпереработка, например, человек учит вечерами, тогда, конечно, мы это все оплачиваем в тех размерах, которые законодательство требует. Полутора-двукратном при увеличении рабочего времени. А так мы не акцентируем внимание на такой форме обучения.

- А привлечение кадров с Запада России, то есть предоставление им квартир, с оплатой проезда, такие варианты вы когда-нибудь рассматривали?

- Иллюзия полная, потому, что стоимость аренды жилья на Дальнем Востоке вдвое выше, чем в Центральной России (Кроме Москвы и Санкт=Петербурга). Это опять же ставит в неравное положение нас с другими производителями, которые находятся там. И второй момент- люди здесь не понимают перспективу – насколько они задержатся. То есть насколько предприятие будет обеспечено заказами. Опять же это вопрос рынка сбыта.

- То есть для того, чтобы решить проблему трудовых ресурсов, надо сначала создать условия для проживания трудовых ресурсов здесь?

- Конечно. А для начала здесь надо создать конкурентный продукт. Возьмем, к примеру, производственную кооперацию Европы. Там очень крупносерийное производство узловое. Когда европейские производители кооперируются, они снижают себестоимость производства. Поэтому, несмотря на дорогие условия жизни, их продукт зачастую конкурентнее, чем китайский. Это пример, который может спасти Дальний Восток.

Потом все-таки нужно ограничить рынок, а то у нас что происходит? Например, требуется блок фанеры, предприятие объявляет конкурс на закупку 100 листов. У нас есть завод, который, допустим, производит фанеру, объемом выпуска 1000 листов в месяц. Условно, на тысячу листов себестоимость получается рубль на один лист. А такое же предприятие в Сибири выпускает сто тысяч таких листов, и у него уже не рубль, а пятьдесят копеек стоит этот продукт. И когда объявляется конкурс, даже с учетом доставки, допустим, 20 копеек, сибиряки этот тендер выиграют. Потому что они работают в едином российском рынке и они правы. Если эта фанера имеет какую-то особенность для Дальнего Востока – а фанера редко когда имеет особенность, то получается, что ее производство в Приморском крае практически обречено.

И какой вывод получается из этого? Что все, кто участвует в производстве фанеры, обучившись в профильном вузе, либо ПТУ, кто может участвовать в деревообработке, деревопереработке, смотрят на крупные предприятия, собираются и едут туда, где видят рост и перпективы развития. То есть одним из условий создания привлекательных условия проживания является создание рабочих мест. А рабочие места, это, прежде всего, наличие на территории конкурентного продукта.

То есть, сначала нам необходимо создать рынок сбыта для регионального продукта. Тогда будут рабочие места и спрос на рабочую силу. Соответственно, сюда потянутся рабочие кадры, опять же, если здесь будут созданы условия для проживания. Это если человек сможет здесь купить квартиру, если ему будет удобно, комфортно, безопасно и так далее.

А на текущий момент мы завязаны только на трудовые ресурсы, которые есть на этой территории. Привлекательность для трудовых ресурсов с Запада с точки зрения в Приморский край, сейчас отсутствует. Ну, только если это какой-то «сумасшедший» проект типа строительства моста через залив, когда платились огромные заплаты. При этом те, кто приехал в Приморье работать на федеральной стройке, здесь не остались.

А режим, который предлагают ТОРы, Свободный порт Владивосток, позволяет сократить себестоимость продукции на какую-то малую часть налоговых отчислений. При этом у нас по статистике Российской Федерации налоговые отчисления составляют до 4-х процентов себестоимости на единицу продукции и можно ее еще на 30 процентов сократить. Поэтому показателю производить здесь вроде выгоднее, чем на Западе, но у нас электроэнергия дороже на 30 – 50%. У нас заработная плата дороже на 30 процентов, у нас есть дальневосточная надбавка, которую мы платим. У нас такой же НДФЛ и такие же налоги оставшиеся, дороже топливо и меньше рынок. Соответственно, шансов нет пока.

- Вернемся к проекту «Сделано в Приморье». Обрисуйте идеальный конечный результат. Каким вы его себе представляете?

- Идеальный результат, это объединение львиной доли приморских производителей в проекте, выпускающих, действительно, качественную продукцию. Производства, где есть инвестиции, где предприятия современные и отчасти, инновационные. Им всем помогает информационно администрация края, не делая никаких приоритетов. Ими гордятся на территории родного края и, соответственно, их продуктом гордятся. То есть продукцию Приморского края знают на Дальнем Востоке и за его пределами. Знают ее качество и готовы ее покупать, как автомобили «Тойота».

То есть этой продукции доверяют. Если на продукции есть маркировка «Сделано в Приморье», то люди покупают ее только потому, что есть этот бренд. Это такая локально идеальная картина.

Люди знают, что это качественно. Мы за этим будем сами следить и рынок, соответственно, будет следить. А уже глобальный и федеральный эффект мы видим в том, чтобы режимы, ТОР, СПВ и прочее, распространили на всю территорию Дальнего Востока и еще усилили дополнительно. То есть пересмотрели НДФЛ, пересмотрели дальневосточную надбавку, с НДС-ом может быть, что то сделали. Это позволит прийти к пониманию, что производство в России выгодно создавать на Дальнем Востоке, поставляя продукцию на всю страну, либо ее экспортировать. Здесь нужно не просто нулевую ставку на прибыль и 7 % на соцстрах и пенсионный.

- Ваша самая главная просьба к региональной исполнительной власти, что нужно сделать для производителей, малых и средних предпринимателей?

- Услышать проблемы производителей. Например, в департаменте экономики повесить на стену доску, на которой детально разобрать, допустим, из чего складывается себестоимость погонного метра трубы на Западе России и в Приморском крае. Это же простые цифры. Вот в чем разобраться, в первую очередь, хочется. Нас же в неравные условия загоняют.

- И говорят все время о высокотехнологичных продуктах. Но забывают, что есть простые вещи, которые в крае не могут производить до сих пор.

- Да высокотехнологичный продукт, выпускаемый в Татарстане будет все-равно дешевле высокотехнологичного продукта, выпускаемого в Приморском крае.

- А если говорить об экспортоориентированной продукции?

- С Казани дешевле экспортировать и по логистике, и по стоимости продукции. Ну, невыгодно здесь производить. Останутся конкурентными одни порты, но они никогда не будут обеспечивать работой миллион жителей. Как бы мы грузопотоки не перенаправили. Нам нужны производства.

- То есть нужно отталкиваться от существующих производителей, производств и от этого строить другие производства?

- Конечно. Давайте соревновательную ноту в это внесем в пределах Дальнего Востока. Мое производство, кстати, предлагали перенести в другие дальневосточные регионы. Давали льготы и объемы продаж обещали, потому, что власти там заинтересованы.

- Хорошо, Алексей, что бы вы могли своим коллегам производителям пообещать уже сегодня для вступления в этот проект? Что они могут получить?

- Первое, мы надеемся на информационную поддержку со стороны краевой власти. Второе, мы готовы поделиться опытом продвижения. Опытом применения механизмов Свободного порта, ТОРов и так далее. В любом случае, совет, возможность поделиться опытом – это очень важно. Я, в свое время, вступая в «Деловую Россию» только этого и хотел. Будучи начинающим производственником, я посмотрел на опыт производственников делороссов, увидел их ошибки локальные, ежедневные. Что-то порекомендовал им со своей точки зрения, и очень много почерпнул из их практики. В первую очередь, это, на сегодняшний день, дальше посмотрим.

Виктор Бруевич

Видео: радио Медиаметрикс Владивосток