Алена Доценко
Источник изображения: ИА "Deita.ru"

Директор Приморской государственной картинной галереи Алена Даценко в интервью ИА «Deita.ru» рассказала о «закулисной» жизни экспонатов, о том, как «просчитывают» выставки и о постоянных посетителях.

Что можно назвать самым важным в работе картинной галереи?

- Факторов успешной работы много и для этого необходимо, в том числе, и развитие не только в своем пространстве. Важно участвовать и представлять галерею – а это, в том числе и Приморский край! – в программах. Благодаря этому нас узнают. Это и Международный совет музеев, членом которого я являюсь уже много лет и Ассоциация искусствоведов (информация о выставках появляется на сайтах Ассоциации искусствоведов в Москве), Союз художников Российской Федерации.

Причем, работа с российскими художниками - одна из наших прямых обязанностей.  В чем это выражается? Это их коллекции из фондов,  персональные выставки  в Приморской картинной галерее, в галерее. Недавно меня приняли  в Союз художников Российской Федерации, и  это участие также помогает нашей картинной галерее интегрироваться и заявлять о себе.

Кризис заставил нас ещё активнее работать, потому что  было сокращено финансирование и это явилось   стимулом, чтобы еще больше работать.

Например, те выставки, которые мы проводим – «Дни Эрмитажа» - они поддержаны губернатором Приморского края и администрацией региона, а остальное мы проводим за свой счёт. Вначале  просчитываем стоимость выставки (необходимо учесть  все возможные нюансы).

Выставка открыта и ее нужно «отработать»: каждая  включает пакет услуг, которые мы можем предоставить.  Дети  могут  в форматах квеста, например,  узнать много нового об античной вазе .  Мероприятия для взрослых также разнообразны -  лекции, музыкальные вечера. Мы стараемся комбинировать  разные виды искусств, чтобы зритель мог «погрузиться» в тему.

Приходится  заниматься и экономическими расчетами? 

- Да, все приходится просчитывать. Были, конечно, неудачи и мы на них «учились». Сегодня необходимо не просто проводить выставки, а заявлять о себе в «открытом» пространстве, рассказывать об интересных проектах… Также мы стараемся работать с теми, кто на партнерских  условиях  могут предоставить ту или иную услугу. Один из таких примеров – выставка портрета Корзухина.

О картине и о художнике мы выпустили небольшой буклет, который проспонсировал один из салонов мужской одежды. Это считаю хорошим партнерством.

Вы стареетесь искать новые пути развития?

- Считаю, что это необходимо делать!  Конечно, можно сидеть на месте: есть галерея,  получаем какое-то финансирование.. Но очень важно понимать, что музей - не просто склад вещей. Он  обязательно должен быть интересным!

Уверена, что одна из важных наших  задач сделать так, чтобы  дети и взрослые уходили  из Приморской картинной галереи в восторге! И одно из интересных направлений считаю, когда  лектор и куратор работает  на выставке. Такая форма  и подача материала  открывает больше возможностей.

Основные проблемы и сложности, с которыми сталкиваются сегодня музеи, картинные галереи они – одинаковы для всех?

  - Безусловно, у музеев тоже очень много проблем: каждый строит планы по расширению, по улучшению пространства, по продвижению…Это все, как обычно у нас в культуре -  играют и хорошо, выставки же открыты, музей работает, и все тоже хорошо. Но никто же в такую тему особо не «погружается» и не понимает, какими усилиями  все дается.

Считаю, что недостаточно и в информационном пространство  новостей о том, чем живут сейчас музеи. Конечно, когда что-то происходит на предприятии, туда сразу же едет  куча журналистов. А когда  в нашем выставочном зале на Партизанском проспекте  протек потолок, потому что нерадивые жильцы забыли закрыть кран, то это были наши проблемы…Я не говорю сейчас о том, кто важнее – и предприятие важно, но и учреждения искусства – также необходимо. Причем, в повседневной жизни, не только по праздникам.

Что касается залов на Партизанском проспекте, то это многолетняя проблема, но другого  пространства нет. Конечно, оно не подходит  для музейного учреждения, хотя именно здесь и «начиналась» наша галерея. Сейчас  она выросла, но пока мы существуем в таких условиях. Безусловно, проблемы есть, просто о них так громко не говорят.

А чем сейчас живет Приморская картинная галерея? Как повышает свой профессиональный уровень?

- Конечно, мы  учим новое, читаем, общаемся. Есть определенные . Например, Государственный Русский музей  проводит стажировки и несколько коллег проходили стажировки  по работе с современной аудиторией. Мы стараемся участвовать в подобных мероприятиях, чтобы использовать новые формы работы и в нашем музее, потому что без этого никуда.

Работа со своим зрителем  – это важно. Необходимо учиться и обмениваться опытом. Я всегда смотрю, как работают коллеги, в том числе и за рубежом: как работают с детьми в Амстердаме, в центре "Эрмитаж". Что-то мы пытаемся сделать, на что-то не хватает ресурсов, но мы делаем!  В основном, новые формы работы рассчитаны на детей, потому что это такая аудитория, которая становится постоянной и  будет  приходить в музей.

Считаю, что очень  важно дать ребёнку понять, что музей ему интересен и здесь его будет ждать еще много открытий.

Что современного и интересного музей может дать детям?

- Мы стремимся использовать новые, игровые формы работы. Некоторые моменты были подсмотрены в   Амстердаме,  Милане,  где  работают с детьми, прямо в экспозициях -  дети на полу воспроизводят какие-то вещи. Также читается лекция в форме диалога, потому что детей очень сложно «удержать». Это очень живой диалог -  когда ребёнка не сдерживают и он находится в свободном пространстве музея, то чувствует себя комфортно. Если ему будет комфортно, он будет проявлять интерес. Если ему дают возможность мыслить, он будет отвечать. Детей  нельзя  только «пичкать» знаниями.

Как в Приморской картинной галерее  сегодня построена работа с детьми?

- Наши сотрудники на  выставках, экскурсиях всегда в постоянном  диалоге с детьми. Они сами говорят, что это намного эффективнее И, помимо того, что дети не  расходятся, с  интересом слушают, самое главное, они начинают мыслить!

Неважно, правильно поняли или нет, все-равно всякие догадки появляются, даже непредсказуемые. Ребёнок начинает всматриваться, высказывать своё мнение.

И мы не ограничиваем его ни в мыслях, ни в желаниях. Если  ребенок хочет лечь на пол, пусть ляжет на пол, в этом нет ничего страшного, если он увлечен.

Молодые сотрудники  такое поведение принимают,  а вот у коллег с большим стажем  еще  устойчивое мнение, что в музее надо вести себя тихо. Так, к сожалению, сложилось за очень долгое время. Хотя, на самом деле, музей -  живой организм, где нужно чувствовать себя комфортно. Когда ты чувствуешь себя скованно, это начинает ущемлять, и человек больше не захочет приходить в музей.

В такой форме рассказывается о правилах музея, потому что это совершенно особое пространство, где представлены художественные объекты. Когда, например, перед тобой открытый холст, здесь наши сотрудники говорят о том, как к этому нужно относиться, чтобы картины не пострадали.И ребята «проникаются»,  не трогают картины, не щупают рамы. Это все решается в процессе живого диалога. Детишки все понимают, и тогда выстраивается хорошая коммуникация с ними.

Я знаю и своих детей, и других, которые  часто ходят в музеи, на выставки… И у них большой интерес этому, они знают художников,  разбираются в жанрах и видах искусств. Это же здорово!  И еще прекрасная возможность проявлять  себя среди сверстников, потому что ты знаешь что-то большее и интересное для всех.

 Инна Эстрина