18+
5 декабря 2016, понедельник
Важно
Приложения

"Классика должна быть!" - Сергей Самодов


Директор Театра оперы и балета о Лепсе, моде и о том, как войти в историю

1 июля 2015, 17:16, Дейта.

Приморский Театр оперы и балета в этом году завершил свой второй сезон - за это время были представлены постановки, составляющие золотой фонд мировой культуры. С этого года "у руля" театра, точнее, его административной части, встал Сергей САМОДОВ, прежде исполнявший обязанности заместителя директора по работе со зрителем. С тех пор перед началом практически каждой постановки зрители могут встретить на первом этаже здания театра бородатого мужчину, собственно директора Сергея Самодова, за руку с которым часто стоит и маленькая девочка, его дочь Эвелина. Корреспондент ИА "Дейта" решил пообщаться с директором Театра оперы и балета и узнать о планах на будущее, отношениях с современной музыкой и моде на классику.

-Свой трудовой путь Вы начали в городе Северодвинске, Архангельской области. И Ваша работа была связана прежде всего со средствами массовой информации. Сейчас Вы исполнительный директор приморского Театра оперы и балета. Что всё-таки Вас привело во Владивосток и что заставило остаться?

Сюда привели интересные предложения, интересные вызовы. Когда я приехал во Владивосток, больше занимался информационными проектами – телерадиокомпания «Новая волна», радиостанция «Европа-плюс», «Спорт-фм». Сейчас я ещё веду программу «Чёрным по белому» на ОТВ-Прим. Полностью связь с журналистикой я не потерял.

У каждого в России, в первую очередь у тех, кто живёт «по московскому времени», есть мечта побывать во Владивостоке. Когда я приехал во Владивосток и сказал своим знакомым, что всё, я во Владивостоке – если будет желание, вам есть, к кому приехать. Сразу образовалась большая очередь людей, которые действительно хотят посетить Владивосток. И несколько моих хороших знакомых действительно приехали во Владивосток, остановившись у меня на это время (смеётся).

Когда человеку, который находится, в частности, в Архангельской области, говорят, что есть возможность реализовать те или иные проекты во Владивостоке – это действительно заманчиво и интересно, это приключение.

Я уже давно отошёл от того понимания, что надо жить в каком-то закрытом социуме – деревня, город, область, страна. Как показывает практика, при наличии Интернета и при возможности летать на самолёте мир становится очень маленьким. И выходит, что границ нет. 

-В будущем вы видите себя именно деятелем культуры, или открыты и для дальнейших «карьерных приключений»?

Заниматься управлением в сфере культуры для меня ещё год назад было совершенно новой вещью. Но у меня есть такая особенность характера – я очень быстро учусь. Когда я приходил на первую свою работу, я всегда говорил, что могу чего-то не знать, но за две недели я научусь. Ведь получаешь диплом по одному образованию, а когда приходишь с института на работу, даже работая по специальности, понимаешь, что знания в университете отличается от практики на работе.

Если я чего-то не знаю, я научусь очень быстро. Главное понять основы, принципы, базисы действия. Принципы управления в сфере культуры не особо отличаются от принципов управления в журналистике. Нужно понимать лишь специфику, а экономика – она везде одинаковая. Распределение доходных, расходных статей и так далее.

Музыка и искусство с художественной точки зрения для меня тоже достаточно не чужды. Культурные события, которые происходят во Владивостоке, мне действительно очень импонируют. Мне нравится, что и я прикладываю к этому свои скромные усилия (смеётся).

Наш художественный руководитель (Антон Лубченко – прим.ред.) выбрал достаточно интересный путь. Он решил не заигрывать с публикой, несмотря на то, что для Владивостока опера и балет – это достаточно новое явление. Он решил уже с первых лет сразу входить в музыкальную историю. И каждое событие, которое здесь происходит, без ложной скромности можно назвать культурным манифестом. И этот манифест слышат не только жители Владивостока, Приморья. Этот манифест слышат по всему миру. И наши успехи это, само собой, и успехи всего Приморского края. 

-Культура – сфера довольно специфичная. Присутствует множество терминов, понятий, от которых человек в обычной жизни часто далёк. Как вы с этим справлялись?

Я думаю, что люди всегда сталкиваются с тем, что они чего-то не могут. Если говорить о терминологии, то всегда есть возможность обратиться к людям, которые тебе без проблем расскажут, что есть что, чем симфония отличается от увертюры. Если понадобится, у нас очень много людей - от музыкантов до самого художественного руководителя, которые готовы подробно рассказать, что от чего отличается и почему именно так. Другое дело, что есть люди, которые говорят, что «я этого не понимаю и не хочу понимать» и все.

В жизни всегда можно столкнуться с тем, что ты чего-то не понимаешь. Я считаю, что нужно быть готовому к чему-то новому, нужно постоянно быть, как популярно сейчас говорить, в тренде. И тогда никаких вопросов не возникает, самое главное - не бояться чего-то не понимать.

-А вы сами вмешиваетесь непосредственно в творческий процесс? Возможно, есть какие-то произведения, постановки, которые вы сами хотели бы увидеть на сцене нашего театра?

Такого вмешательства с моей стороны обычно нет. Первое лицо у нас - это художественный руководитель. Я исполнительный директор. По уставу у нас художественный руководитель  -первое лицо, он решает больше творческие вопросы. Я могу лишь что-то посоветовать. В любом случае, все программы, разные мероприятия театра рождаются в обсуждении. Антон [Лубченко] видит, что сейчас было бы интересно показать, какие постановки представить. Я, со своей стороны, могу готовить аналитику по поводу того, какие оперы и балеты у нас посещает больше людей, какие меньше. Соответственно, я могу подсказать, что можно ставить чаще, что можно ставить наоборот реже. О какие операх можно подумать на будущее, когда можно поставить симфонические концерты. Такой симбиоз и дает результат, мне кажется. 

-Есть ли место зрителю в этом симбиозе? Ведёте ли вы обратную связь со зрителем?

Безусловно. Начиная от того, что зрители у нас, по желанию, заполняют опросники – специальные бумаги, где есть круг вопросов, на которые они отвечают, указывают, что им понравилось, что не понравилось. У нас есть страницы в социальных сетях - фейсбук и вконтакте, где мы достаточно оперативно общаемся по всем вопросам с людьми. Там мы выясняем, какие постановки люди хотели бы услышать. Был случай, когда один из наших слушателей спрашивал, можно ли как-то приобрести билеты на балет «Щелкунчик», если в кассе их уже нет. И в результате так вышло, что два билета сдали, мы связались с этим человеком по фейсбуку и передали ему билеты. В принципе мы общаемся по всем каналам связи, которые имеются в нашем современном мире.

-Насколько, по-вашему, в наше время актуально классическое искусство и, как следствие, Театр оперы и балета?

В данном случае, мы можем говорить о двух вещах: социальный заказ и государственный заказ. Если мы выберем социальный заказ и скажем, а давайте проведем референдум на тему «Что же всё-таки должно прозвучать в Театре оперы и балета». И в качестве вариантов ответа представим, например, Григория Лепса, Веру Брежневу и Алексея Володина, который за один раз сыграет все концерты Прокофьева. Понятно, что большинство во Владивостоке проголосует за концерт эстрадной звезды или хип-хоп исполнителя. Классика всё же, наверно, не так популярна.

Но с точки зрения государственного заказа, классика должна быть и должна популяризоваться. Потому что через классику, через музыку проходят многие исторические периоды. Это прививает какой-то вкус дополнительный. Понятно, что одной классикой нельзя быть сытым, потому как нельзя быть сытым в живописи одним реализмом или натурализмом, хочется посмотреть и импрессионизм, и кубизм, и постмодернизм. Классика должна быть! Такие достойные образцы как Прокофьев, Шостакович, Чайковский, Рахманинов - это оперное и балетное наследие, оно должно быть представлено.

Вопрос популяризации заключается в том, что Владивосток — это город, где опера и балет ещё совсем недавно не были представлены. Когда к нам приезжал Юрий Башмет, он высказал такое мнение, что, для того, чтобы выработать у населения привычку регулярно ходить на оперу и балет, надо хотя бы пять лет. Мы уже отработали два сезона, и могу сказать, что зал на наших постановках обычно заполнен процентов на 70-75.

Сначала людям было интересно само здание театра, потом было интересно, что же такое балет, что такое опера. Сейчас люди действительно начали обсуждать нюансы - кто лучше пел, кто как лучше передал свою партию. Тут тоже очень важно работать с детьми, потому что дети — это тот пласт, который через несколько лет уже не будет спрашивать «ТОска» или «ТоскА» (опера Джакомо Пуччини, премьера которой недавно прошла на сцене Театра – прим.ред.), а у Мусоргского как имя Модест или Михаил, а у композитора Равеля куда ударение РавЕль или РАвель?

Работать с детьми необходимо. У нас есть программа «Приморский - детям». Там звучат достаточно простые и популярные произведения, через которые прививается любовь к классике, к классическим формам прежде всего. Потому что, наверное, не столько классические гармонии сложны, сколько форма. Симфония — это не три минуты песни на радио, это 40-50, а то и больше часа. К этим формам нужно приучать.

Недавно я ездил на открытие летней смены в лагере «Океан», и мы договорились обо всех формах сотрудничества между «Океаном» и приморским Театром оперы и балета. Начиная с того, что к нам будут приезжать дети на различные спектакли, заканчивая тем, что наши артисты могут приехать к детям с постановками и мастер-классами. Также мы можем предоставить детям малую сцену Театра, где они смогут представить уже собственные постановки. 

IMG_1664 (2).JPG

-Но действительно ли детям интересно классическое искусство? И они действительно готовы слушать многочасовые классические произведения, например вашу «Сказку о царе Салтане», которую вы презентуете именно как детское произведение.

А чем она может быть не интересна, когда представлены такие шикарные декорации - настоявшая лубочная живопись, как будто ты действительно попадаешь в сказку. Костюмы наших артистов практически идентичны тем, что шили в те времена. Точнее, мы шили по тем же самым технологиям, которые делали раньше. Безусловно, «Сказку о царе Салтане» только ленивый не читал, но видеть, как это все играется на сцене, еще и поётся, детям безусловно интересно. Детям интересен и балет, а у нас каждый балет — это сказка. «Щелкунчик» — это сказка, «Лебединое озеро» — это тоже сказка, сейчас у нас будет премьера «Жар-птицы» — и это тоже сказка. Причем «Жар-птица» — это музыка Стравинского, а в ней очень много русских скоморошеских мотивов.

Балет «Корсар» - опять-таки тоже сделано по Байрону. Романтическая история любви, в которой есть все, что нравится и мальчикам, и даже девочкам. Там есть и погони, и пираты, и рынок, и есть там соответственно гарем - все то, о чём обычно читаешь в приключенческих сказках. Я думаю, детям это интересно. Самое главное, чтобы классические формы становились для них интересными.

-Вы почти отработали второй театральный сезон. Появилась ли за это время у Театра своя аудитория?

У нас уже есть зрители, которых мы видим на каждом представлении. Мы уже открыли клуб любителей оперы и балета, было несколько встреч. Мы обычно организуем эти встречи по определенным поводам, чтобы познакомиться со зрителем лично. Зачастую это проходит перед премьерами, и зрители могут узнать всю интересующую их информацию о грядущей постановке «из первых рук».

-А возможны ли эксперименты на сцене Театра, например, мог бы ваш оркестр исполнить рок-хиты, эстрадные песни в собственной обработке?

У нас были такие предложения, но пока мы от этого отказываемся, так как это не совсем наш формат. Пока у нас очень много «вызовов» из области классического репертуара. Начать хотя бы тем, что у нас еще не все оперы и балеты, которые должны идти в любом уважающем себя театре, поставлены. К этому стоит отнести и эксперименты, в которых мы не можем себе отказать – это Чайковский-марафон, Прокофьев-марафон.

-Зачем вы устраиваете эти марафоны? Для чего они нужны, чем интересны?

Прокофьев-марафон, например, интересен не просто тем, что было сыграно пять концертов за один вечер. Они были исполнены одним человеком, часть этих концертов вообще редко исполняются. Один концерт был леворучный - он очень сложный. Ирония судьбы в том, что пианист, для которого Прокофьев написал этот концерт, вообще не смог его исполнить.

Конечно, таким концертам присущ дополнительный драйв и эмоции, которые, безусловно, зритель чувствует. Зритель приходит и эту эмоцию видит. На концертах какая-то химия, энергетика витает в воздухе. Люди приходят и порой даже на классику и самих музыкантов начинают смотреть с совершенно другой стороны. 

IMG_1658 (2).JPG

-У вас лично за время работы в театре появились любимые произведения?

Безусловно. Скажем не то что бы любимые, но, безусловно, есть те, на которых я заострю внимание, заострю слух, если они прозвучат, на которые всегда постараюсь лишний раз сходить. Разумеется, это «Тоска», конечно с удовольствием схожу на «Щелкунчика», на «Жар-птицу». Если говорить о музыке, то это Прокофьев. Для меня открытие всего года — это музыка Прокофьева. Она для меня открылась новыми красками, гармониями. Для меня Прокофьев теперь один из самых гениальных композиторов.

-Для Приморья довольно актуальна проблема отсутствия профильного образования в области оперы и балета – консерваторий, балетных училищ. Ведь в вашем театре большая часть артистов – приезжие. Возможно ли, что в крае появятся профильные учебные заведения и однажды в Театре подавляющее число артистов будут из Приморья, а не из других регионов и даже стран, как это есть сейчас?

Снова возвращаясь к государственной стратегии, необходимо сказать, что появление тут Театра оперы и балета действительно должно вести за собой рост и укрупнение определённых учебных заведений. Бесконечно собирать людей отовсюду, но не из Владивостока – это неправильно. Нужно тут растить своих собственных танцоров и музыкантов. Для этого нам нужно понимать, что здесь будет действительно сильная консерватория и хореографическое училище, которые будут выпускать танцоров определенного уровня.

Эта тема, наверное, обсуждается, и не только на нашем уровне. Потому что действительно, в любом городе, в котором находится театр оперы и балета, присутствует учебное заведение, которое позволяет театру подпитываться кадрами.

Вообще Театр оперы и балета - это часть системы, в которую должны быть включены многие объекты. Помимо прочего, мы ждем, что будет открыта игорная зона и это позволит театру еще сильнее и еще интересней провести свою работу. Если мы возьмем все объекты саммита АТЭС-2012 — вот театр, вот ДВФУ, который не только является университетом, но и площадкой для проведения разных конгрессов, форумов. А если есть подобные мероприятия, значит есть какой-то досуг. Это и Театр оперы и балета, и Фетисов-арена, и многое другое.

Это целая система экосистема жизни, которая как раз необходимая Владивостоку, как свободному порту в том числе.

-Недавно у вас состоялась рабочая поездка в Сеул, где вы посетили несколько театров. Расскажите об итогах этой поездки.

Для меня поездка в Сеул — это как поездка на Марс, поездка на другую планету. Россия привыкла быть великаном, который сильнее всех и знает все лучше. Но когда приезжаешь в Сеул, находишь для себя на самом деле очень много нового. И в целом, уезжая за границу, нужно быть готовым учиться, а Сеул даёт такую возможность.

Поездка была очень интенсивной, я там посетил четыре театра за два дня, познакомился с национальным корейским балетом. Посмотрел, как они работают, поговорил о возможных совместных гастролях, обсудил, что может быть интересно им у нас, что может быть интересно нам у них. Они бы с удовольствием поставили русские оперы, но у них нет артистов, хорошо поющих на русском. Соответственно мы могли бы обеспечить им наших русскоговорящих солистов, которые могут там исполнить эти партии. Мы говорили о том, что можно было организовать совместные гала-концерты. То есть это реальные проекты, которые мы будем реализовывать в 2017-2018 годах.

-А возможны ли какие-либо проекты с Китаем? Ведь там опера это вообще очень национальная история.

Сейчас мы общаемся с провинцией Цзилинь, там очень любят балет, причем классический. Это «Щелкунчик» и «Лебединое озеро». Мы обсуждаем вопросы именно гастрольной деятельности балетной труппы, но пока это в стадии переговоров. В Китае интерес именно к традиционной культуре. Им будет, может быть, не так интересен Шостакович, как им будет интересен, например, Чайковский, Рахманинов.

В Корее немного другая ситуация. Там у них этой классики очень много - там регулярно выступает и Валерий Гергиев, и представители Большого театра. Вообще все ведущие российские коллективы всегда выступают и в Китае, и в Японии, и в Южной Корее, там всегда встретишь их на плакатах, на афишах.

-Недавно шла речь о том, что приморский Театр оперы и балета станет филиалом Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Как обстоит ситуация сейчас? Ведётся ли работа в этом направлении?

С 2016 года мы становимся филиалом Мариинского театра, полностью. Я думаю, что в результате этого сотрудничества мы получим постановки уже Мариинского театра, сюда приедут декорации, а оркестр и балетная, или оперная труппа будет уже наша. Такую премьеру мы представим уже в конце сентября - у нас будет «Травиата», и это будет постановка Мариинского театра. Кроме этого у нас ожидается «Пиковая дама», «Мазепа» и многое другое. 

-Продолжая разговор о ваших марафонах, планируется ли ещё что-то по этой части?

После успешного Чайковского-марафона, после успешного Прокофьев-марафона , выяснилось, что у Рахманинова тоже есть пять концертов и можно провести Рахманинов-марафон в следующем году (смеётся). Возвращаясь к Прокофьев-марафону, то сейчас рассматривается возможность привезти и отыграть его в Москве с нашим участием.

-Можно ли говорить о том, что ходить в театр сейчас модно?

Мне бы хотелось, чтобы классическая музыка и визиты в театр действительно стали модным. Но мне бы хотелось, чтобы это стало модным не с точки зрения, например, блокбастера – просто прийти, поесть чипсов и уйти, ничего для себя не вынеся. Не просто отметиться и «зачикиниться», а чтобы действительно люди приходили услышать для себя новую музыку, что-то узнать. Чтоб они спорили, критиковали, чтобы они выходили с мыслью о классической музыке. И тогда мода начинает выливаться в конкретный результат.

ЭПИ "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:63.6864.15
EUR:67.6268.47
CNY:92.3693.22
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Культура»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика