18+
9 декабря 2016, пятница
Важно
Приложения
КультураИнтервьюПриморский край9 сентября 2013, 15:28печать

Известный документалист рассказал интимные подробности о жизни Путина


Стало известно, кто платит президенту России (ФОТО, ЭКСКЛЮЗИВ)

9 сентября 2013, 15:28, Дейта. Российский режиссер документального кино, продюсер, президент фестиваля «Артдокфест» и Национальной премии «Лавровая ветвь» Виталий Манский приехал во Владивосток для участия в приморском кинофестивале «Меридианы Тихого».

Корреспондент ИА «Дейта» перед показом документального фильма «Труба» побеседовал с известным кинодеятелем о фильмах, о жизни, о власти и о планах на будущее.

Что для Вас значит кинофестиваль «Меридианы Тихого»?

Фестиваль «Меридианы Тихого» - одна из немногих профессиональных площадок России, способных к воспитанию зрительской аудитории, продвижению картин, профессиональных коммуникаций. Именно  во Владивостоке я впервые вступил в переговоры с корейской делегацией по поводу производства фильма, который сейчас находится в работе. Значит, уже в этом элементе фестиваль выполнил одну из сотен тысяч задач, которые должно выполнять пространство профессиональной коммуникации.

Фестивали – это специальная почва, которая помогает в профессиональном развитии. Я, прежде всего,  очень внимательно слежу за фестивальным пространством, занимаюсь профессионально фестивальной политикой. И я хочу сказать, что «Меридианы Тихого» один из немногих проектов, который имеет право на существование.

На фестивале Вы  презентуете документальный фильм «Труба». Как возникла идея создания такого фильма?

Первичным для меня было желание сделать картину, которая рассматривала бы проблемы на тему "место России в современном мире». Картину, которая бы рассматривала  разницу двух концов Европы. Я думал, как языком документального кино, представить эту . Я не помню тот день и час, когда я понял, что нужно проследовать по пути трубопровода. Именно он, как ни странно, связывает нас с Европой.

Не было ли задачи доказать, что «Газпром» вовсе не достояние всего народа?  

В принципе, любой зритель страны, если он не работает в госмонополии, когда видит рекламу «Газпром  - народное достояние», ничего кроме оскорбления, обиды и негодования  не чувствует. Только топ-менеджеры Газпрома не видят всей вызывающей силы этого рекламного слогана.

В какой-то самой начальной стадии фильма, я еще думал, что рекламный ролик Газпрома может прозвучать в фильме. Но когда я проехал полпути, я понял, что настолько все красноречиво, что такого карикатурного включения этих элементов в фильм не нужно. Само слово «труба» уже все обозначает, потому что мы все, живущие в стране, зависим от этой трубы. Эта труба идет сквозь нас, мы нанизаны на нее. В картине слово «Газпром» отсутствует.

«Газпром» - это по сути дела государство. Не государство в государстве, а само государство. То есть,  в конечном счете,  президент Российской Федерации зарплату получает в «Газпроме». Условно говоря, он с этих денег получает зарплату, не с денег, с которых должен получать президент любой другой страны: с налогов, благодаря строительству, производству, бизнесу.

Поэтому единственная фраза, хоть как-то связанная с актуальностью, – это короткая цитата из выступления Путина. В  начале фильма стоит цитата  из шести слов: «Более 50%  бюджета РФ составляет поступление от нефтегазовой отрасли».

Вы снимали в своих фильмах практически всех лидеров нашей страны: и Горбачева, и Ельцина, и Путина. Но у вас нет фильма о Медведеве. Почему?

- А Медведев был лидером?

Вы видели главных лиц страны в том свете, в каком их мало кто видел. Чем отличается «домашний» лидер от публичного?

- Конечно, власть накладывает на человека сильный нечеловеческий отпечаток. Чем вовлеченее человек во власть, тем меньше в нем человеческого. Это общеизвестная истина. Я снимал Горбачева после 10 лет его ухода от власти, Ельцина снимал, практически в момент ухода  от власти, когда власть в нем еще сохранялась.  Путина снимал, наоборот, в момент вхождения во власть. Поэтому у меня была возможность наблюдать не просто людей в какой-то повседневной жизни, а наблюдать, человек начинает мимикрировать под давлением власти и, наоборот, вновь возрождаться к человеческой жизни, отрываясь от властных пут. Не случайно в демократических государствах, в том числе для защиты самого политика прописаны временные ограничения нахождения во власти. Потому что власть, безусловно, я сейчас не хочу обидеть никакого политика, портит человека, любого человека. Нет человека, которого бы власть не портила, даже в супер демографическом государстве человек через 10 лет потеряет связи с реальностью.

Не хотите снять еще один фильм о Владимире Путине?

Я не исключаю для себя такой картины, но для этого, как минимум, Путин должен измениться. Сейчас снимать с ним фильм непродуктивно. Он сейчас в фазе, когда он не в состоянии адекватно сняться в фильме. Он слишком встроен в свою функциональную форму существования. И другой формы практически нет. А эту функциональную форму мы видим в программе «Время», какой смысл ее дублировать в документальном фильме.

Почему Вы выбрали именно документальное кино? Можно сказать, вы никогда не знаете, чем закончится ваш фильм.

Я бы сказал, в этом и есть прелесть. Есть люди, которые всегда хотят знать все заранее. Вот они говорят, какой план на сегодня, они хотят знать, что будет в середине, что будет в конце. Есть люди, которые так хотят знать свою жизнь. Я не плановый человек. Мне интересна жизнь в ее развитии, мне интересна непредсказуемость жизни, ее спонтанность, импульсивность, интрига. Я с удовольствием увлекаюсь, могу совершать странные поступки, но это и наполняет жизнь. Документальное кино все состоит из этих составляющих.

На самом деле, я не выбирал документальное кино. Я желал снимать игровое кино, с этой целью поступал во ВГИК. Годы моей учебы выпали на начало перестройки: во время моей учебы умирали один за другим секретари, пришел Горбачев. Еще при Черненко мы сделали с моим товарищем документальный фильм, посвященный проблеме самоубийства в Советском Союзе. Этот фильм положили на полку, его запретили показывать даже однокурсникам. Когда пришел Горбачев, этот фильм достали с полки. Я увидел очень активную и живую реакцию зрителей на нашу картину. Я помню эти показы в переполненных залах, где люди висели на люстрах. Меня это увлекло, я понял, что могу языком документального кино высказывать свои мысли. Я понял естественную  силу документального кино. Потом стало происходить то, что происходит. Государство начало решать какие-то свои задачи, стало очень цензурировать телевизионное пространство. Документальное кино начало вытесняться, но для меня это уже настолько очевидный жизненный крест, который я донесу.

Нет ли у Вас идеи снять в главной роли какой-нибудь город? Например, Владивосток.

У меня нет желания снять город. Я во Владивостоке познакомился с потрясающей историей: женщина жила во Владивостоке в начале века и писала письма в Америку своим родным. Я прочел эти письма, они произвели на меня очень сильное впечатление. Для меня это настоящий документалист, который просто в силу отсутствия у него кинокамеры был вынужден записывать свои документальные фильмы  на бумагу. Я этим загорелся, думал, как воплотить эту историю в фильм. Меня просто жизнь закрутила, завертела и ввела в другие истории. Эту женщину я вспоминаю каждый раз, приезжая во Владивосток. Я  думаю, что такой фильм должен быть снят, если не мной, то кем-то другим. Но я считаю, что это должен быть хороший режиссер, потому что это очень сложная задача, когда у тебя нет материала, как-то найти способ рассказа, чтобы зритель почувствовал всю тонкость, теплоту, исторический объем этих писем.

Это по сути дела квинтэссенция российской истории: потому что Россия заканчивалась здесь и может быть, здесь начнется. Это может быть грандиозное кино, которое также требует и больших денег. Все это в комплексе, как-то меня к этому фильму еще не подвело.

Вы во Владивостоке уже не в первый раз. Как вы относитесь к этому городу?

Именно Фестиваль «Меридианы Тихого» открыл для меня этот город. Я летел в город с интересом, посмотреть, как живут люди на краю земли. Но никого края я не увидел, люди выстроили для себя вполне комфортное, по-русски, комфортное пространство. Я не вижу какой-то ущербности в людях, нормальная русская жизнь, со всеми ее плюсами и, к сожалению, с большим количеством минусов.

Я во Владивостоке снимал один из эпизодов своего фильма. Мы снимали командующего Тихоокеанским флотом Сергея Авакянц. Он один из героев новой картины, которая еще находится в работе.

Для Вас город изменился?

 Конечно, наличие мостов, острова Русский, новой набережной  делает город более цивилизованным. Нужно понимать, что это начало длинного пути, который нужно скрупулёзно и требовательно по отношению к самому себе пройти. Я боюсь того, что город напрягся, сделал что-то к саммиту и на десятилетия власти отпустят это.  Москва скажет: мы туда столько денег  вбухали, все хватит. Это самое опасное. Этот ритм, который  взяли люди, когда пошли изменения, не имеет  право останавливаться.

Мне интересно, что происходит с гостиницей «Хаятт»? Я помню, что ее строили, не достроили. Уже год прошел, а она в таком же виде, как в прошлом году. И это очень плохо. У меня профессия все замечать.  Вот это уже Россия.

Вы были генеральным продюсером «Рен-тв». Этот канал славится мистическими сюжетами. А Вы сами верите в потусторонний мир, в инопланетян?

Я не верю в потусторонний мир. Я, к сожалению, уверен, что мы живет один раз. Жизнь конечна. Если об этом задумываться, то становится очень грустно. Поэтому я стараюсь  думать о таких вещах реже.

Что бы Вы пожелали приморцам?

Я хочу пожелать всем людям, вне зависимости от того, где они живут: в Приморье, в Москве или в Нью-Йорке, получать удовольствие от своей единственной жизни.


 

 

ЭПИ "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:63.9163.39
EUR:68.5068.25
CNY:92.8392.14
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Культура»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика