18+
9 декабря 2016, пятница
Важно
Приложения
КультураПриморский край10 ноября 2016, 16:00печать

"Заповедные дали" в театре Горького: Довлатов в личной интерпретации



10 ноября 2016, 16:00, Дейта.

Спектакль "Заповедные дали"

Автор: Сергей Довлатов

Режиссер-постановщик: Вадим Данцитер

Сцена: Приморский краевой театр имени М. Горького

Читать
Чумилина (Мацовская) Анна Александровна
Культурный обозреватель. Имеет дипломы Дальневосточной государственной академии искусств (ДВГАИ) по специальности «Сольное пение» и ВГУЭС «Культурология менеджмент». Лауреат литературной премии Приморского края 2000 г.. Автор проекта ВИА «Red Star». Вела культурный проект на радио «Лемма», вела литературные колонки в приморских газетах «Рассвет» и «Горизонт».
28.06.2016 15:21:00

Произведения Сергея Довлатова масштабны по своей глубине и одновременно удивительно просты для восприятия любого человека. Непросто перенести их на сценические подмостки. Особенно это касается знаменитой повести «Заповедник», произведения настолько многогранного, как по идейной составляющей, так и по «территориальным» масштабам, в которых разворачиваются события, (от Луги до Ленинграда), что охватить его в условиях мира, ограниченного сценой, довольно непросто. Спектакль «Заповедные дали» режиссера Вадима Данцигера, поставленного по мотивам повести Сергея Довлатова «Заповедник», откровенно говоря, вызывают смешанные чувства.

Причина естественна своей простотой: цельная идейная мысль писателя - отражение многоплановой, сложной жизни Советского Союза конца 20-го века, сконцентрировавшего проблемы того времени, близко психологически пересекающиеся с миром современным. На сцене, даже при наличии гениального актерского состава, сделать это крайне сложно. Если, конечно, не сузить смысл первоисточника до одной конкретной мысли, что с успехом и воплотил в жизнь Вадим Данцигер.

2920_large.jpg

Необходимо отметить – жанр, выбранный режиссером, (Ироничный delirium - в переводе с латыни – безумие), идеально соответствует разворачивающемуся действию на сцене. Пьеса, занимающая внимание зрителя почти три часа, завораживает реалистичностью картин и игрой актеров, распространяет «флюиды безумия» в зрительный зал, не оставляя равнодушным никого. Однако, то, что происходит на сцене – лишь отдаленно напоминает идейное зерно первоисточника и зритель вынужден рассматривать спектакль через призму индивидуального видения режиссера. Плохо это или хорошо – определить невозможно, так как у каждого пришедшего на спектакль свое субъективное отношение к Сергею Довлатову и интерпретации, представшей перед взором на сцене.

Повесть Сергея Довлатова называется «Заповедник», что, несомненно, символизирует «заповедную зону Советского Союза»: эдакая закрытая территория, с привычным укладом жизни, подгребающая под одну гребенку всех и вся. Незаурядных личностей здесь быть не может. Правила «заповедника» просты - не выделяйся. Будь как все. Те же везунчики, которые нашли лазейку в «заборе» и могут вырваться на волю, встают перед нелегким выбором: а стоит ли менять привычную стабильность на те самые неведомые «заповедные дали», манящие неясным призрачным светом вдалеке?

2918_large.jpg

Страх, преобладающий над желанием «родиться заново», останавливает главного героя повести, писателя Бориса Алиханова, которого блестяще сыграл актер Сергей Коврижиных, в его стремлении воссоединиться с семьей. Он прикрывает ужас переступить черту «заповедника» громкими тезисами о патриотизме и размышлениями, о том, что «везде все одинаково, справедливости нет ни там, ни тут». Подобно другим «питомцам заповедника», чтобы принять образовавшуюся вокруг него действительность и оправдать собственную несостоятельность, герой сбегает в мир «алкогольных грез», где можно не думать, не расстраиваться, затолкать все истинные чувства глубоко в себя и плыть по течению. Есть впечатление, что именно эту мысль Сергея Довлатова пытался отразить в своей постановке Вадим Данцигер. В некоторых сценах это чувствовалось довольно остро.

Необходимо отметить важный режиссерский ход, решающий проблему ведения повести от первого лица. В ткань спектакля введена роль Александра Сергеевича Пушкина, как некое альтрэго самого Бориса Алиханова, и эта замечательная находка позволила зрителю видеть все тонкие составляющие внутреннего диалога главного героя со своим вторым «Я», увидеть его мысли, чувства и противоречия. С другой стороны, это некое свидетельство внутреннего безумия персонажа, на протяжении всего спектакля заставляет держать зрителя в эмоциональном напряжении.

2930_large.jpg

Основное действие разворачивается в Пушкинском заповеднике. Это место, где дух великого поэта, его лирика и гениальность переплетается с прозой жизни, попыткой спекулировать на «уставших экскурсантах», приезжающих поглазеть на места времяпрепровождения знаменитости. В повести четко виден симбиоз искреннего, ревнивого обожания живущих и работающих в заповеднике людей и алчного стремления певдопушканистов, старающихся за счет имени Пушкина или набить карманы, или потешить свое тщеславие.

Однако, в постановке эта мысль отражается весьма прозрачно. Женщины, работницы музея, все немного безумны, однако, не от любви к Александру Сергеевичу, но от желания вступить в отношения с новоприбывшим товарищем писателем.

2943_large.jpg

Образы, сыгранные на сцене Мариной Волковой (Галина Александровна), Еленой Саниной (Виктория Альбертовна), Ольгой Налитовой (Натэлла), безусловно, необычайно яркие и эксцентричные. Они каждые по-своему наполнены сценической жизнью, одухотворены идеей режиссера. Однако, от персонажей, задуманных Сергеем Довлатовым, отличаются в значительной степени. Юная Аврора ( Полина Пугачева) и замужняя Марианна Петровна (Яна Мялк) – единственные, кто, кажется, отстранены от темы обольщения Бориса. Роль Татьяны, жены Бориса Алиханова, сыграла молодая актриса Наталья Овчинникова, не раз демонстрировавшая свой талант на сцене театра имени Горького. Ее органичную, замечательную по глубине и ясности игру можно сравнить с реальным перевоплощением, настолько большое доверие возникает к образу, представшему на сцене.

Мужские персонажи спектакля завязаны на идейном пьянстве, некой сплошной волной захлестывающего все трехчасовое сценическое действие.

2952_large.jpg

Как всегда, безупречно сыграл Сергей Миллер. Его Михаил Иваныч был настолько схож с персонажем, описанным Довлатовым, что невольно хотелось аплодировать стоя. Единственное, что выбивалось из безупречного образа – новые начищенные коричневые ботинки, как - то неестественно сияющие на ногах у злостного пропойцы, к которым невольно возвращался взгляд.

Почти безмолвная, «половая» роль Бориса Белебезьева, сыгравшего алкоголика Толика, практически всегда пребывавшего в горизонтальном положении, наводила на мысль о гениальности актера, способного из «ничего» сделать запоминающееся «нечто».

Несомненно, на высоте был и Валентин Запорожец. Его Потоцкий становится настоящим откровением для зрителя – настолько сбалансированным органичным и понятным он предстает в материи спектакля.

2957_large.jpg

Сцена во втором акте с майором Беляевым (Евгений Вейтель) – одна из самых сильных по энергетике. Отмечу, особую мощь в ней добавляет смешанное, какое-то «правильно нависшее» молчание Бориса Алиханова, внимающего речам майора.

Каждая роль в спектакле продумана, выдержана и исполнена блестяще. Каждая роль соответствует замыслу режиссера. Но самого Довлатова в этом замысле ощущается немного. Глобальная проблема, поднятая писателем, трактуется режиссером в довольно суженном, сжатом аспекте и, несомненно, поклонникам и любителям Сергея Довлатова, это видно невооруженным глазом. Например, «еврейская» тема на сцене практически не отражена, хотя ярким лейтмотивом проходит через всю повесть Довлатова.

2959_large.jpg

Необходимо отметить, что многочисленные превосходные находки в спектакле компенсируют некую размытость сюжетной линии. Так, введение актеров в зрительский зал, безусловно, один из самых замечательных режиссерских ходов в этом спектакле. Любовная сцена Бориса с женой – захватывающее зрелище, символизирующее целую совокупность того времени: надежду, отчаяние, молодость и зрелость, проходящие картины серых будней на фоне прекрасной картины последней ночи любви двух людей с двух разных планет, но таких близких, объединенных десятью годами совместной жизни, сближениями, расставаниями, верой и неверием. Складывается четкое впечатление, что режиссер вложил в эту сцену гораздо более мощный смысл, чем придал ей сам автор повести, и от этого она предстает перед зрителем во всем грандиозном величии.

Большую роль в спектакле сыграли сценография и свет. Благодаря Сергею Скорнецкому, все действие на сцене происходило, словно в формате 3D, настолько все было реалистично и безупречно.

2961_large.jpg

Что касается музыкального оформления, при том, что аудиоряд к спектаклю «Заповедные дали» был подобран идеально, несколько раз по ходу действия баланс между децибелами фоновой музыки и голосом героев, произносящих текст, ощутимо нарушался. Так, в одной из самых острых сцен - диалог Бориса с женой в ресторане – певец, имитирующий живую музыку свойственную всем кабакам 70-х, заглушал речь актеров достаточно сильно. Подобные казусы повторялись несколько раз, поневоле заставляя зрителя в такие моменты «выпадать» из поля спектакля.

Как известно из повести Довлатова, Борис, ушедший в запой после отъезда жены, остается в своей городской квартире, преследуемый милицией, и мучимый галлюцинациями. Вадим Данцигер завершил спектакль довольно странно: безумные терзания главного героя не были доведены до зрителя. Концовка словно зависла в воздухе. Хотя, текст прозвучал такой же, как и в повести. После телефонного звонка жены, на вопрос Бориса: «Мы еще встретимся?» она, не задумываясь, отвечает: «Да…Если ты нас любишь».

2962_large.jpg

– При чем тут любовь? – говорит главный герой, - любовь – это для молодежи. Для военнослужащих и спортсменов… А тут все гораздо сложнее. Тут уже не любовь, а судьба…

Мысль, казалось бы, одна, а трактовка ее на сцене – отличается.

Хочется также отметить важную деталь. Многие сравнивают Бориса Алиханова с автором «Заповедника». Считается, что Сергей Довлатов – прототип главного героя, писал сам о себе. Если немного углубиться в биографию писателя, вряд ли это предположение верно. В отличии от своего персонажа, сам Сергей Довлатов, хоть и не был признан советской журналистикой, и, несомненно, имел практику в Пушкинском заповеднике, в 1978 году эмигрировал в Нью-Йорк, где возглавил газету «Новый американец» и за 12 лет издал 12 книг в США и Европе. Образ Бориса – же по большей части собирательный. Это некий пласт, вмещающий в себя частички от всего незаурядного советского народа – журналистов, писателей, поэтов, непризнанных гениев, которым «посчастливилось» родиться, жить и творить в советском «заповеднике».

Примечание редактора: следующий спектакль "Заповедные дали" в поставке Вадима Данцигера пройдет в Приморском академическом краевом драматическом театре им. Горького 3 декабря.

Фото: Приморский академический театр им. Горького

Автор: Мацовская Анна

ИА "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:63.9163.39
EUR:68.5068.25
CNY:92.8392.14
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Культура»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика