18+
8 декабря 2016, четверг
Важно
Приложения
КультураПриморский край13 января 2015, 10:49печать

Рецензию на балет-феерию "Щелкунчик" написали в Санкт-Петербурге


"Приморский «Щелкунчик» удивляет равновесным сочетанием зрелищности и поэтичности"

13 января 2015, 10:49, Дейта. На близком Дальнем Востоке

Факт появления во Владивостоке Приморского театра оперы и балета настолько неожидан, что статью можно было бы начать со сказочной присказки «По щучьему велению…». Однако за событием такого масштаба, конечно же, стоят стечение обстоятельств, заинтересованность авторитетных лиц и труд большого коллектива людей. История новорожденного театра вкратце такова: в 2012 году построили современное здание, по внешнему и внутреннему убранству родственное новой сцене Мариинского театра. Затем оперативно сформировали оркестр, оперную и балетную труппы, различные цеха, которые всё ещё нуждаются в профессионалах театрального дела. И вот 2014 год завершился премьерой высокого класса – балетом «Щелкунчик».

Гигантскую работу театр осуществил под руководством балетмейстера Эльдара Алиева. Разносторонний профессионал (за плечами – ведущие партии в Кировском (Мариинском) театре, обширный постановочный и педагогический опыт в США, Китае, Японии), Алиев обладает редким даром тактично организовать насыщенный рабочий процесс, вдохновить артистов, привлечь к сотрудничеству опытных профессионалов. Балетная труппа, собранная в основном из недавних выпускников хореографических школ России, Киргизии, Японии, его за это ценит. А балетмейстер в свою очередь ценит артистов и коллег-репетиторов. Чистоты и наполненности исполнения добивались Татьяна Ерёмичева (экс-балерина Театра оперы и балета им. Мусоргского, ныне Михайловского) и одержимый репетиторской работой Борис Ладичорбич (танцевавший у Джона Ноймайера, Уве Шольца и в родной Сербии). Помогала и администрация балетной труппы (Наталья Тушинская, Александр Бармин) и многие другие. В итоге увлёченная работа привела к общему успеху.

Приморский «Щелкунчик» удивляет равновесным сочетанием зрелищности и поэтичности. Зрелищность обеспечивается эффектной сценографией (декорации Семёна Пастуха, костюмы Галины Соловьёвой). Гостиная поражает богатым убранством: огромные, запорошенные снегом окна обрамлены тяжелыми шторами из благородных тканей. Пушистая ёлка мерцает огнями. Когда она вырастает, то земная роскошь исчезает в мгновение ока, и место действия переносится в сверкающий снежным убранством лес. Второй акт разворачивается в интерьере королевского дворца, где за гигантскими арками видны манящие крыши-пирожные домов Страны Сладостей. Поэтичность же рождается из взаимного обогащения музыки и танца.

Написанное заново либретто легко ложится на сценарий Петипа. Дроссельмейер предстает сказочником, на наших глазах сочиняющим новую историю. С росчерком его пера на сцене возникают прижавшиеся друг к другу уютные, будто пряничные, домики, затем загорается свет в окнах, в которых виднеются фигуры изысканных дам, галантных кавалеров, опрятных детей. Дроссельмейер внедряется в эту «заставку», оживляет её и провоцирует всё новые и новые события, а позднее предлагает включиться в сочинение сказки и Маше. Смелая девочка вызов принимает, спасает Щелкунчика от мышей (как в сценарии Петипа, бросает в мышиного короля свечу). Чары с Принца спадают, и он приглашает Машу в своё королевство, где его ждут король с королевой и возлюбленная фея Драже. Так к Маше, выручившей Принца, возвращается добро.

Последовательность номеров партитуры не нарушена, но в силу новых акцентов на некоторые из них возложены дополнительные драматургические задачи. Например, три вариации кукол из первой картины превращаются в единый эпизод, который разъясняет историю превращения Принца в Щелкунчика (Принц защищает возлюбленную фею Драже от злой Крысильды, но безуспешно: Крысильда превращает его в неприглядную игрушку для колки орехов). Печальная история так трогает Машу, что Дроссельмейер решает оставить ей куклу-Щелкунчика.

Хореограф проявляет изобретательность и наполняет спектакль эмоциональными контрастами, чтобы зритель не мог ни на мгновение абстрагироваться от царящего на сцене театрального волшебства. Так что и зло в версии Алиева обрисовано неожиданно. Первым делом на сцене появляются мышата. Совсем юные артисты (воспитанники детских танцевальных коллективов) шустро семенят по сцене. Один изучает пространство с биноклем (разведчик?), рядом мышки-кокетки любуются на себя в зеркальца… Трудно представить, что эти вызывающие умиление существа будут участвовать в бое наравне со старшими собратьями – агрессивными мышами в исполнении артисток балета. Отметим, что взрослым мышам свойственны и хищное изящество (их танцы балетмейстер ставит на пальцах) и вполне безобидные увлечения: мышь-фотограф успевает сделать общую фотографию войска во главе с мышиным королём.

Сцена роста ёлки, предваряющая действенную кульминацию первого акта (бой с мышами) – момент перелома в сознании Маши. Героиня наблюдает за волшебством, которое устраивает Дроссельмейер: с помощью волшебной палочки тот передвигает старинную мебель и заставляет её парить в воздухе. Он предлагает палочку восхищённой девочке, хотя не может предугадать, как она воспользуется волшебной силой. Маша с трепетом принимает подарок и сама повелевает предметами, вызывает рост ёлки... Дроссельмейер между тем исчезает, оставляет девочку один на один с мышиным войском, тем самым проверяя её.

Сцена боя, воссоздающая образ жёсткого противостояния, подобна декоративному панно. Из ворот игрушечной крепости появляются ровные ряды гвардейцев, похожих на ожившие фарфоровые статуэтки. Пугливые куколки (Пьеро, Арлекин, Коломбина) в меру своих сил помогают: то выкатывают грозную пушку, то мышеловку с сыром, за которым устремляется наименее бдительная мышь. Враждующие группировки не сталкиваются лоб в лоб, а изощрённо маневрируют вокруг сражающихся Щелкунчика и Короля мышей. Весь первый акт наполнен светошумовыми эффектами (мастер Денис Минчук), которые вносят в спектакль волшебную атмосферу и удивляют и детей и взрослых. В сцене боя это ощущение фантастичности происходящего достигает апогея.

С победой над мышами завершаются сюжетные перипетии спектакля и воцаряется лирика разнообразных оттенков, утверждаемая музыкой и хореографией.

Классический танец, средствами которого и поставлен спектакль, Алиев трактует максимально полно, иногда считаясь с возможностями молодых исполнителей, а иногда не делая скидок на возраст и малый опыт. «Танец снежных хлопьев», как правило, всегда является для женского кордебалета проверкой на прочность, и артистки Приморского театра эту проверку с достоинством выдерживают. Алиев придумывает сложнейшие композиционные смены кругов, диагоналей, фронтальных линий, которые должны исполняться в быстром темпе, ставит неожиданные комбинации, требующие предельной собранности тела. Уверенно труппа справляется и с «Розовым вальсом», куда введена четверка кавалеров, демонстрирующая владение богатым арсеналом классического танца, включая навыки дуэта.

Танцы дивертисмента второго акта – череда профессионально сочиненных, техничных дуэтов. В каждом исполнители увлекают эмоциональным напором, стремятся донести создаваемые музыкой образы (Рафаэла Морел и Айбек Базарбаев (Испанский), Аска Какуяма и Олексий Скалюн (Арабский), Эрико Норитакэ и Хирохито Учибори (Китайский), Зинаида Чугунова и Александр Яковлев (Русский)). Серьёзно проработали образы и исполнители главных партий. Сергей Золотарёв передал непростую натуру творца сказочных историй Дроссельмейера: ему свойственны сомнения и вместе с тем увлечённость своим делом, надежда, что придуманная сказка пробудит тягу к добру не у одного читателя. Лиричной Алине Ясенко близки открытость, чистота и смелость Маши. Перед Ариной Нагасэ (фея Драже) и Владиславом Борисовым (Щелкунчик-Принц) стояла сложнейшая задача донести лирическую патетику финального адажио. Стремительные вращения молодой балерины, её чистые переходы из позы в позу обретали завершенность, оттеняли музыкальные акценты в надёжных руках кавалера. Помимо партнёрских качеств Борисов показал и уверенную технику.

Тот факт, что на многие сольные партии подготовлены не меньше двух составов исполнителей, а на роли Принца и феи Драже – целых три, свидетельствует об имеющихся ресурсах труппы и о заинтересованности в них руководства.

Наряду с профессиональными артистами в спектакле участвуют воспитанники балетных школ Владивостока: детская школа искусств № 6 (преподаватель Надежда Дроздова), студия классического балета школы-интерната ВГУЭС им. Н.Н. Дубинина (преподаватели Анна Власова, Надежда Нечаева), хореографическое училище Дальневосточного федерального университета (преподаватели Наталья Чебанюк, Юлия Ламухина, Лариса Заболотная), детская хореографическая школа Приморского краевого колледжа искусств (преподаватель Наталья Ваганова), ДЮСШ «Гармония» (преподаватели Ольга Яковлева, ЗинаидаЧугунова), образцовый хореографический ансамбль «Алиса» (преподаватель Елена Кузина). Они успешно исполнили роли детей на ёлке, мышат, оживших кукол и солдатиков в сцене боя. Этот факт говорит о степени увлечения балетом в Приморье, о том, что именно профессионального театра городу не хватало. Теперь, когда театр есть, его развитие зависит от грамотного руководства и стабильного финансирования. Именно этого мы и желаем коллективу.

Ольга Кирпиченкова

ЭПИ "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:63.8763.91
EUR:68.6968.50
CNY:92.8992.83
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Культура»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика