18+
1 декабря 2016, четверг
Важно
Приложения
КультураИнтервьюПриморский край18 сентября 2014, 18:49печать

Кризис на Украине послужит толчком к развитию кинематографа - кинокритик


Кирилл Разлогов рассказал о том, почему смотрят порнографию и как развивается русский мат

18 сентября 2014, 18:49, Дейта.

Во Владивостоке уже подходит к концу 12-ый кинофестиваль "Меридианы Тихого". В эти дни во Владивосток съехались десятки звёзд кинематографа как из России, так и со всего мира. Одним из важных гостей кинофестиваля стал кинокритик, гроза кинематографистов Кирилл Разлогов. Долгое время он был программным директором Московского кинофестиваля, также не первый раз приезжает на "Меридианы". Корреспонденту ИА "Дейта" удалось с ним пообщаться и узнать о развитии русского мата, якутского кинематографа и о том, почему кризис на Украине приведёт к появлению новых шедевров в искусстве.

-В этом году на кинофестивале не были представлены фильмы режиссёров из Владивостока. По словам организаторов, работы присылались, но ни одна из них не была надлежащего качества. По вашему мнению, причина в отсутствии каких-либо киношкол в Приморье или в чём-то другом?

Если есть заинтересованность, если есть возможности, киношколы, конечно, нужно организовывать. Стоит учитывать то, что в мире никто не получает образование в том месте, где он живёт. Если везёт, человек едет в Южную Калифорнию, если повезёт чуть меньше – едет в Лондон, получает образование в лондонской киношколе. Если повезёт ещё меньше – то в чешскую киношколу. В России есть одна официальная государственная киношкола ВГИК в Москве, есть университет кино в Петербурге, есть сейчас также большое количество разных кинокурсов и школ. Я понимаю, что сейчас препятствие – это большие расходы на дорогу. И неорганизованность этого процесса. Но в России достаточно мест, где учиться кино. Кроме того, можно поехать в Сеул, в Токио и учиться там.

Для того, чтобы создавать киношколу во Владивостоке, Хабаровске или ещё где-то нужно чтобы был, во-первых, беспрерывный поток студентов. И чтобы эти студенты беспрерывно находили себе работу. В принципе, такая возможность есть, ведь есть телевизионные студии, а сейчас телевидение это главный потребитель людей, готовящихся к экранному творчеству. Поэтому это вопрос инициативы местных органов власти.

Что касается, децентрализации центров кинопроизводства. Это тоже происходит. Есть своя кинематографическая школа достаточно сильная в Якутии.

-А с чем в целом связана вспышка кинопроизводства в Якутии? Ведь сейчас есть даже такое понятие как «Якутский Болливуд».

Во-первых, они стали делать фильмы на своём языке, на своём материале. Они очень специфические художественно. Причём картины разные. Некоторые фильмы в традиционном духе соцреализма, другие в духе авангарда. Третьи в духе Феллини. Фильмов делается немного, школы своей кинематографической у них тоже нет. Но у них уже есть своя якутская кинематография. Складывается школы бурятской кинематографии. В принципе, там, где есть национальные, этнические особенности, которые позволяют этим картинам выделяться на фоне просто российского кинопроизводства, делать фильмы проще, чем во Владивостоке, где основной язык русский, где проживают в основном русские. И выделиться, таким образом, сложнее.

Сейчас, насколько я знаю, Паша Чухрай будет делать свою российско-корейскую картину про Сахалин. Совсем рядом с вами! И фестиваль уже у них есть, и конкуренция есть. Поэтому я бы не сказал, что без школы нельзя начать интересную кинематографию. Конечно, всегда хорошо, когда есть школа, в школе формируются определённые взаимоотношения между студентами, формируются поколения.

-В последнее время кино начинает представлять собой скорее некоторое развлечение, аттракцион. Внедряются новые технологии, тот же 3D эффект. Не считаете ли вы, что кино действительно уйдёт из сферы искусства? Ведь в последнее время идёт игра на количество, а не на качество.

На качество, но другого рода. Потому что зрительское качество это тоже качество. И оно отличается от качества интеллектуального или от качества психологического. Как мне кажется, здесь наиболее точно высказался один известный режиссёр: «Кино существует для того, чтобы залы наполнять, а не опустошать». В кино должны делаться фильмы, которые интересны зрителю, за которые зритель готов платить деньги. А будет ли это интеллектуальный Феллини или развлекательный Гайдай, зависит от того, что и как будет привлекать зрителя, какого зрителя, сколько он будет готов за это платить. Как потраченные на фильм деньги будут возвращаться обратно.

Кинофестивали в этом плане существуют, чтобы распространять другое кино. Не то кино, которое обычно идёт в кинотеатрах, а фильмы более сложные, экспериментальные. Поэтому и так много кинофестивалей. Конечно, зрелищные качества фильма играют огромную роль в привлечении массового зрителя и всегда играли огромную роль.

Двадцать лет назад в Америке вообще считали, что кино – это сфера развлечения, а не чего-то более интеллектуального. И самые презренные режиссёры, которые занимались таким низменным развлечением, например Хичкок, сегодня считаются самыми великим режиссёром, которые совершили переворот в искусстве экрана. Всё меняется, всё на наших глазах происходит, поэтому трудно в этом ориентироваться.

Да, кино – это зрелище. Да, кино – это искусство зрелища. Да, кино работает с популярными жанрами. И среди фильмов, которые развивают эти популярные жанры, есть чудовищные, очень плохие произведения. А есть гениальные. Точно так же среди фильмов, которые выставляют себя открытием в искусстве, психологической драмой, есть чудовищные, менее чудовищные, ещё получше, а есть великие. И тут и там, и в том, и другом разделе кинопроизводства есть хорошие фильмы, есть средние фильмы, есть плохие, которые составляют большинство. 90 процентов фильмов, которые делаются в мире, это очень плохие фильмы. Но они необходимы для того, чтобы появились 10 процентов фильмов хороших.

-Часто говорят о смерти конкретно русского кино. А вы как оцениваете состояние нашего кинематографа?

Холера развивается нормально, как говорит одна моя приятельница. У нас делается всё то, что делается во всём мире. У нас в год делается сто фильмов. Был период кризиса, когда делалось двадцать. Сейчас из ста фильмов где-то фильмов десять успешно циркулируют на международных кинофестивалях. Хотя, как правило, не имеют успеха в прокате внутри страны. И фильмов пять имеют огромный успех в прокате внутри страны, зато с большим трудом появляются за рубежом. Хотя, есть и исключения. Такой же процент был в советское время, в тридцатые годы, в двадцатые годы. Процент остаётся неизменным.

Для того, чтобы эти 10-15 процентов появлялось, надо делать сто фильмов барахла. Оно и делается.

-Сейчас очень нестабильная политическая ситуация в мире. И зачастую политические волнения отражались, так или иначе, на искусстве. Можно вспомнить студенческие волнения 1968 года во Франции, давшие толчок к появлению так называемой «Новой волны» в кинематографе. Отразятся ли волнения на Востоке Украины каким-то образом на кинематографе?

Конечно, они уже отражаются. Вообще, для киноискусства состояние такой нестабильности часто является источником благотворного развития. Студенческая революция мая 1968 года в Париже, когда вообще казалось, что общество пошатнулось и сейчас рухнет, стало основой для подъёма молодого киноискусства и целого поколения кинематографистов. Советское кино периода Второй мировой войны дало величайшие произведения. То, что хорошо для общества, не всегда хорошо для искусства. Искусство стимулируют как раз кризисные моменты.

Чудовищный уровень культуры в дореволюционной России стимулировал великие произведения Толстого и Достоевского. А если уровень культуры и благосостояния был более ровным, как в Швейцарии например, то и искусства особого не получается. Потому что нужно, чтобы люди были несчастны для того, чтобы стимулировалось создание великих произведений.

И можно говорить о том, что в России начинается некий подъём творческой энергии в противовес тому, что происходит в политике.

-Сейчас вышел запрет правительства на использования обсценной лексики в фильмах, спектаклях. Как вы расцениваете этот запрет?

Это достаточно нелепая вещь, свидетельствующая о низком уровне культуры тех людей, которые принимают такого рода законы. Ну, я надеюсь, что из этого закона в скором времени будут сделаны изъятия для великих произведений искусства, как того уже требуют некоторые представители интеллигенции. Сколько времени это займёт? Если всё пойдёт хорошо, то можно сделать за полтора-два месяца. Если взросление общества будет замедленно, то на это уйдёт десять-пятнадцать лет.

-Отразится ли это как-то на прокате фильма «Левиафан» Андрей Звягинцева, который произвёл фурор в этом году на Каннском кинофестивале? Ведь в нём много подобного рода лексики.

Да, из него изъяли все матерные реплики. То есть губы будут двигаться, а звука не будет. Зритель будет догадываться о том, что будет говориться. Это всё равно, что заклеивать грудь Венеры Милосской. Наверное, есть люди, которые этого хотели – кастрировать все произведения.

-А не получится так, что эти запреты будут стимулировать общество на поиски действительно стоящего искусства, кинематографа? Ведь запретный плод сладок.

Запретный плод сладок, но всё равно половина зрителей интернета будут смотреть порнографию. Каждое новое средство коммуникации к этому приводило. Сначала в кино было много порнографии, потом, когда появилось бытовой видео, было много порнографии, когда появился интернет, стало много порнографии, а потом, со временем, становится её всё меньше и меньше.

Что касается матерной лексики, то я за неё не боюсь. Она заполняет девяносто процентов времени реальных разговоров людей между собой – на улице, дома, во всех других местах. С этой лексикой всё будет в порядке, она будет существовать, будет развиваться. Будут продолжаться её исследования. И со временем она станет абсолютно нормальной, каким стал русский язык в творчестве Александра Сергеевича Пушкина. Он тоже писал свои произведения своим языком, который считался недостойным великого искусства. Не высоким стилем, как было положено, а обычным русским низкопробным языком. Есть естественное развитие языка, которое, к счастью, неподвластно законам.

Также это будет стимулировать формы обхода этих ограничений. Будут придумываться новые слова. Будут разного рода стыдливые эвфемизмы. А это стимулирует творческое воображение, заставляет художника обходить запреты и препятствия. И доносить то содержание, которое он хочет донести, другими средствами. Более далёкими от жизни, но более приемлемыми для начальства.

ЭПИ "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:64.9465.24
EUR:68.8469.34
CNY:94.2494.73
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Культура»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика