Брязгунова
Источник изображения: DEITA.RU

О цене новых романов, будущем печатной книги, несовпадении учебы и практики, о плюсах и минусах издательского дела в интервью DEITA.RU с руководителем издательства «Аммонит» Екатериной Брязгуновой.

Чем занимается ваше издательство?

- Разработкой и печатью на базе других типографий по всей стране юбилейных книг, фотоальбомов, презентационной продукции — проспектов, каталогов, технической документации. Также это может быть индивидуальная книга молодого автора, жаждущего издать свои стихи и прозу. Мы ему обязательно поможем - разработаем дизайн, напишем при необходимости текст, отредактируем.

То есть вы не только готовую продукцию издаете, но и сами пишите, составляете книги?

- Да, работаем с нуля. Приходит к нам человек либо организация и говорит: «Хочу книгу!». Наша задача понять какую. Чего он хочет. Мы готовим концепцию, определяя ее содержание — контент. Разрабатываем дизайн. Заказчик выбирает нравится ему или нет. Находим общий язык, чтобы это было и визуально красиво, и заказчику нравилось. После этого переходим к самому трудоемкому процессу — сбору материалов. Штурмуем фонды, архивы, общаемся с людьми, выезжаем на местность.

Как вы пришли в это дело?

- У меня высшее образование по специальности «Издатель-редактор». Я работник книжного издательства. Училась в Хабаровске. Начиная с 4-го курса пришла на работу в издательский дом. В 2012 году попала во Владивосток, с того времени занимаюсь книгами. Сначала в издательстве «Русский остров», потом в хабаровской дизайн-студии «Пилигрим», теперь самостоятельно. За это время сделала уже 13 книг. Общим объемом 1500 страниц. Прочитана каждая строчка, каждой книге отдана душа и сердце, каждая любимая.

На сколько издатель счастлив во время работы? Что дается тяжело? Вот, например, для любого журналиста это «дедлайн».

- Тяжелы не сами «дедлайны». Тяжело, если неправильно организован процесс издания книги. Тогда сложно на всех этапах. Если все организованно верно, и самое главное, если заказчик понимает, какой продукт он хочет увидеть в конце, то работа в радость. Могу сказать, из 13 выпущенных книг, с хорошо прошедшим организационным процессом, не было ни одной.

Людям желающим, открыть свое издательство, вы,  имея подобный опыт, посоветуете это сделать?

- Смотря какую цель, они преследуют. Если для того, чтобы заработать денег, то, наверное, нет. А если всей душой болеют за книжное дело Дальнего Востока, того же Владивостока, если хотят, чтобы его книжка стояла на полках, принесла пользу обществу, осталась в истории, чтобы, условно, через 120 лет люди ее открыли и узнали, как мы живем сегодня, в 2018-м, то, конечно, в это дело надо идти и делать красивые, хорошие книги.

А издание книг у нас вообще как-то поддерживается?

- Не могу сказать за Приморье. Могу судить по Хабаровскому краю. Там, в принципе, это поддерживается. Можно получать какие-то гранты, субсидии, можно заключать договоры с тем же Минкультом на выпуск каких-то книг. Я думаю, что в Приморье все это так же действует. Я при открытии своего издательства от Центра занятости получила 58 тысяч рублей. Но это больше моральная поддержка, конечно. Радует, что сторонние люди понимают: то, чем ты занимаешься, имеет право на жизнь. Это приятно. Это дает всплеск сил.

Были ли клиенты, от которых в силу разных причин, приходилось отказываться?

- Лично у меня не было. Но мы готовы это делать, и вот почему. Есть книги, которые сделать нельзя. К примеру, одна крупная организация хочет толстую книжку с крупными красивыми фотографиями с большими вылизанными текстами, чтобы все было красиво. Но дают на это пять месяцев, что сделать за этот срок физически невозможно. При этом, если придет заказчик и скажет: «у меня денег немного, но давайте что-нибудь с вами придумаем. Время есть». В этом случае, мы будем работать, думать, как выполнить его желание даже с учетом ограниченных финансов. Но даже если нам заплатят там 5 миллионов за книжку, которую нужно сделать за три месяца, то, нет, конечно. Потому что это будет плохая книга. Я не хочу делать плохие книги.

Беря книги в магазинах, часто обращаешь внимание на ошибки, на некачественную работу?

- Из-за ошибок я не читаю электронные книги — отсканированные, очень плохо вычитанные. Раздражает. В современных книгах, надо сказать, вообще достаточно ошибок. В плане верстки, основные требования, большей частью, выполняются. Ведь первое требование, предъявляемое к верстке — чтобы она заинтересовала читателя, была приятна для глаза.

Вот я молодой автор, хочу издать свой роман, страниц на 150. Во сколько мне это обойдется, и на что пойдут основные затраты?

- Я уточню: каким тиражом, в какой обложке…

Экземпляров 50, для души и родственников. В мягкой обложке, с версткой и редактурой — весь пакет.

- В целом, в тысяч 50, по 1000 за книгу. Большая часть денег уйдет на печать. Малые тиражи печатать дорого, и мало кто за них хочет браться. Из-за малого тиража типографии могут и отказаться от заказа. Есть, конечно, экспресс-полиграфия, но это более низкое качество, не офсетная печать.

Вы сказали, что за большими деньгами в издательство не имеет смысла идти. При этом, в том же ДВФУ, продолжается набор на соответствующую специальность. На ваш взгляд, целесообразно ли сейчас молодым абитуриентам идти в издательское дело и насколько будет востребована их профессия?

- Так получилось, что я обучалась по этой специальности в двух группах – 21 человек в первой, 28 во второй. Почти никто из них по профессии не работает, мы не говорим о пресс-службах и журналистке. Многие разочаровываются и уходят. Выходя из издательского дела, они горели этой профессией, восторгались, но разочаровались и уходили. Дело в том, что в институте преподается и рассказывается, как это все должно быть в одном формате. На самом деле, происходит совершенно по-другому. В этом состоит, на мой взгляд, главное разочарование. Поэтому, думаю, что желающие заниматься издательством могут обучаться и по смежным профессиям, будь то журналистика или филология. А как второе, базовое — управление организацией, маркетинг, дизайн. На издательском деле пытаются вложить всего по чуть-чуть. Выпускаясь, ты знаешь примерную картину, но специалистом в конкретной области не являешься. И встаёшь перед выбором — куда идти — редактирование, пиар, дизайн или доучиваться дальше.

Многое ли изменилось в технологии издания книг за последнее время?

- Очень. Когда я начинала, мы еще бумажные варианты рукописи вычитывали. Это было обязательное требование, поскольку человеческий глаз плохо видит ошибки на мониторе. Сейчас все читается на мониторе. Изменился сам подход к дизайну книги. Мы уходим в европейское виденье. Усовершенствовались многие программы по верстке — то, что практически невозможно было сделать 10 лет назад, сегодня с легкостью можно выполнить за 10 минут.

Печатной книги много лет предрекают неминуемый уход. Не кажется ли вам, что с появлением электронных девайсов, издание печатных книг постепенно отмирает? Будут ли печатать книги в будущем?

- Еще 14 лет назад, на первом курсе института, я писала доклад на тему: «Будет ли жива печатная книга». Думаю, что печатная книга жива и будет жить еще долго. По многим причинам. Во-первых, в бумажной книге больше грамотности. Во-вторых, это красиво, эстетично, ее можно поставить на полку. Это показывает даже не столько уровень достатка семьи, а уровень ее культуры. К примеру, я как мать считаю, что в моем доме должны быть книжные полки, а ребенок должен иметь возможность взять с нее книгу. Да, книгу просто приятно листать, разве нет? Книга — ценность, пришедшая к нам много веков назад, и она постоянно рядом с нами.

Андрей Горюнов 

Видео: Мидиаметрикс. Владивосток