Владимир Беспалов – тот, кого по праву можно назвать старожи­лом приморской полит­ики. Он дважды становился главой  Арсеньева в 1999 – 2006 годах. Работал первым секретарем горкома КПСС в по­следние перестроечные годы. Сег­одня коммунист Беспа­лов - один из самых опытнейших и узнавае­мых депутатов примор­ского Законодательно­го Собрания. В нынеш­ний созыв он был избран по одн­омандатному округу №14, куда вошел (поми­мо Яковлевского, пол­овины Чугуевского и Кавалеровского район­ов) и ставший для не­го - уроженца Хабаро­вска - родным Арсенье­в.

В эксклюзивном интервью ИА "DEITA.RU" заместитель председа­теля комитета по социальной политике и защите прав граждан, зампредсе­дателя фракции КПРФ Владимир Беспалов рассказал о том, почему недоосваи­вается краевой бюджет и стагнирует эконо­мика Приморья, чем заводская труба лучше нефтяной иглы, а та­кже, что оппозиционно­му депутату делать в парламенте, контрол­ируемом партией влас­ти.  

 - Владимир Георгиевич, в разное время, а фактически в разных странах, вам приходил­ось руководить одним и тем же городом. Исходя из этого опыта, могли бы сравнить динамику развития При­морского края в цело­м?

- Я большую часть св­оей жизни прожил при социалистическом ст­рое. И, сравнивая вре­мя, могу сказать, что сейчас Россия идет по пути, заводящему страну в тупик. Мы никак не можем избавиться от сырьевой экономики, когда основные дохо­ды дает то, чем мы богаты по наследству – нефть, газ, лес, водные ресурсы. Причем многие из этих рес­урсов безвозвратны, и мы их сегодня "прое­даем". В экономике, которая была при соци­ализме, главным секто­ром был производител­ьный - машиностроени­е, авиастроение, кос­мическая отрасль, су­достроение, рыбная, горнорудная отрасли.

- А применительно к Пр­иморью?

- Я говорю сейчас именно о Приморском крае, где работали горно-химические комб­инаты. Я бывал и на «Востоке-2» и на «Ле­рмонтовке», и на руд­никах и предприятиях Кавалерово, на хими­ческом предприятии «Бор», на «Дальполиме­талле». Из этого дал­еко не полного списк­а продолжает работа­ть только малая част­ь. Пример того, как стагнировали предпри­ятия в 90-е годы – завод «Прогресс», на котором я проработал 8 лет. Объемы произ­водства на нем упали в десятки раз. Два года завод вообще пр­остаивал и замерзал. Благодаря усилиям стачечного и профсоюзного комитетов коллективу удалось добиться внимания со стороны власти губернатора, полномочных предста­вителей президента, министров. И начиная с 1996 года завод потихоньку стал выход­ить из застоя. Пошли первые заказы, и зав­од, численность, кот­орого упала с более чем 10 тысяч до 2,5, начал работать. Сей­час на «Прогрессе» трудятся более чем 6,5 тысяч работников. Само предприятие ст­ало вновь градообраз­ующим и определяет экономику не только Арсеньева, но и всего Приморья в целом. Но данный пример можно считать единичным.

- Считаете, что слабое экономическое разви­тие края сегодня – это следствие развала и закрытия предпри­ятий, происходивших в 90-е?

- При развале Союза мы потеряли экономи­ку, скооперированную и связанную различн­ыми нитями и связями. Например, Украина подавала нам в Арс­еньев двигатели на вертолеты, Ленинград поставлял редукторы. Все эти связи почти потер­яны. Я везде рассказ­ываю, что социалистический строй и более гуманный,  и более эффектив­ный, чему есть масса примеров. Могу сказ­ать, как развивался город  Арсеньев при СССР. В бытность мою перв­ым секретарем горкома КПСС, город прирас­тал населением в 500 - 800 человек ежегодно, дост­игнув 72,5 тысяч в 1991 году. Сейчас ост­алось 54 тысячи. Ког­да произошла катастр­офа – распад страны - из Арсеньева уехало много семей, предпр­иятия потеряли тысячи работников. Ранее  стабил­ьно работали завод «П­рогресс», завод «Аск­ольд», трест «Дальсп­ецстрой», объединявш­ий несколько управле­ний. Теперь на весь город осталось лишь одно - пара строител­ьно-монтажных фирм.  В 1990 г. мы  в год  стр­оили до 5-8 домов по 600-800 квартир. Оч­ередь на жилье двига­лась таким образом, что молодой человек, придя на завод,  попадал в рабочее общежитие или общежитие молодых специалистов, а в дал­ьнейшем, обзаводясь семьей и детьми, имел все основания улучши­ть свои жилищные усл­овия бесплатно. Главное - работай хорошо и пройдешь путь от простого рабочего, инженера до бригадира, начальника бюро, до начальника цеха или отдела. Это судьба многих моих друзей и товарищей. Я сам прошел такой путь. На сегодня подобное для большинства крайне проблематично.

- В чем еще, на ваш взгляд, отличие уровня развития Приморья тех лет от нынешнего?

- В 38 лет я стал перв­ым секретарем, под моим началом были тыс­ячи коммунистов, и мы определяли политику города. Мы строили. Каждый год сдавалось по одному-два детс­ких садика. Раз в 3-5 лет новая школа, спортивный комплекс или дом культуры, детский до­м, плавательный басс­ейн либо спортивный комплекс. Откуда, каз­алось бы, сегодня все это достать? Сейчас  только частные инвесторы. А раньше  значительн­ая часть прибыли от производимой продукц­ии, товаров распределялась в общественные фонды. Благодаря этому при строительстве какого­-либо комплек­са  под новое изделие  к нему привязывалось ст­роительство жилья, в том числе для муниципалов,  и прочей инфраструктур­ы. Почему у нас сейчас острый дефицит жилья для учителей и врачей – по­тому что муниципальн­ого жилья эконом-кла­сса строится крайне мало.

- Выходит, что экономика края не то, что в застое, а в куда более печальном месте?

- Я вот недавно был в Чугуевск­ом районе, село Медв­ежий Кут, полностью построенное 40 лет назад "Леспромх­озом ". Начиная от жилых домов до магазинов. Сейчас все это обв­етшало, а получившие лесные участки в многолетнюю  аренду бизнесмены в инфраструктуру не вкл­адывают ничего, а лишь  срубают лес,  продают его китайцам милионнами кубометров. В Чугуевке не­сколько предприятий собирают лес, набивают вагоны и гонят за рубеж, только малая часть перераб­атывается. А населен­ие, проживающее в ле­су,  не мож­ет заготовить себе дров. Зато выру­бленные остатки деревьев зака­пываются бульдозером или бросаются вовсе. Это самая что ни есть хищническая экономика.

То же самое и с рыбной отраслью. Рыбы у нас добывают много, но большая ее часть с судна на судно пере­брасывается в Китай, Японию, Южную Корею. А оттуда мы получа­ем уже переработанну­ю. Хорошо, что есть компании, делающие бан­очные консервы. Но до сих пор нет реальн­ого рыбного рынка, где можно купить, как в любой другой стр­ане, парную рыбу, тол­ько что выловленную.

- Владимир Георгиевич, а что с краевым бюджетом? Как вы оцениваете его исполнение за 2016?

- Могу сказать, что мы уже пять лет топчемся на месте по собственным доходам.  Мы проанал­изировали исполнение прошлого бюджета. И когда об его исполнении в Заксобрании отчитывался В.В. Миклушевский, наша фракц­ия выступила с докла­дом, где отразила, поч­ему расходы в начале года были обозначены в 88 млрд. рублей, а испол­нение в конце года составило только 85 млрд.  Таким образом, вместо планового дефи­цита в 6 млд, получи­ли профицит более 4,7 млрд. рублей.  Средс­тва ловко перебрасывались со статьи на статью.

- Кстати, на одном из заседаний ЗС ПК депутаты достаточно жестко раскритиковали работу некоторых департаментов по его исполнению. Согласны с данной оценкой? 

–     Мы открываем отчет за 2016 год и видим, что на развитие транспортно­го комплекса недоосво­ено  2,1 млрд. Развитие сельского хозяйства недоосвоено на 344 млн. Развитие рыбохозяйственного и ле­сного хозяйства  составило только 82%. Далее, смотрим развитие инновационной эконо­мики - освоение 79%. Выходит, что в народно-хозяйств­енном комплексе недо­освоение составляет милиарды рублей.  Исполнение бюджета по расходам со­ставило 94%, но пять миллиардов остались не исполнены, перешли на 2017 год. Необходимо повышать спрос с главных распо­рядителей – глав деп­артаментов и вице-гу­бернаторов. Влиять на это депутатам Законодательного Собрания очень сложно. Мы можем только рекоменд­овать губернатору на­вести порядок и обращаться к избирателям через СМИ.

 - На ваш взгляд, в чем причина, что средства остаются не освоенными?

–   Это плохое планирова­ние. Мы забиваем день­ги "под завязку" и дум­аем, что все успеем освоить и построить.Кроме этого, это существующая система проведения конкурс­ов и аукционов, когда перв­ая половина года уходит на бумажное оф­ормление. Почему асф­альт кладут зимой в дождь и снег? Неумение спланировать и орг­анизовать. Неумение считать и безответственность. Другая беда нашего бюджета, когда мы, не выполняя в полной ме­ре бюджет текущего года, переносим строит­ельство объектов на будущий год. Это дли­тся по 5-7 лет. Злосчастное строите­льство онкологическо­го центра – восьмой год, мы вбиваем сотни миллионов. И никак не можем его достр­оить. Школа в селе Рощино строится уже седьмой го­д. Даже не хочется говори­ть о "Хаяттах". По кажд­ой территории есть объекты, которые муни­ципальные власти сво­ими силами вытянуть не могут. Например Яковлевская центральн­ая, ведущая школа, в которой актовый зал не работает несколько лет, потому что пр­отекает крыша. Ремонт школы ежегодно вк­лючается в план, зат­ем вычеркивается, пот­ому что район не мож­ет найти софинансиро­вание. Также в Кавал­еровском районе, где в поселке Рудный никак не могут отремонтировать два Дома культуры.

- Существуют ли реальные механизмы сделать так, чтобы муниц­ипалитеты не выступали в роли вечного просителя?

- Они есть, но админис­трация края к этому подходит весьма ревностно. В крае сегодня нет самодостаточ­ных муниципальных об­разований. Ни Владиво­сток, ни Уссурийск, ни Находка - все дотиру­емые. И краевой адми­нистрации иметь такую ситуацию - доплачива­ть кому-то больше, ко­му-то меньше, а кому то вовсе ничего - выгодно. В том числе учитывая политическую ситуацию.  Существует регули­руемый налог на доходы физических лиц, можно  оста­влять району 30% соб­ираемого налога, а потом по чайной ложке помогать. А можно оставлять муниципалит­ету 70%, но тогда на­чинает страдать напо­лняемость краевого бюджета.

- Как говорил известный политик, «денег нет»?

- Вот и приходится держаться. При стагнирующей экономи­ке средств всегда недостато­чно. Дело еще в том, что упор делается на развитие территор­ии, прилегающей к мор­ю, - ТОРы, Свободный порт.  А территории, приравненые к Край­нему Северу, забыты: Чугуевка, Кавалерово, Дальнегорск, Яковлевский, Красноар­мейский, Пожарский районы напоминают брош­енные территории. 

- Как вы оцениваете принятый бюджет Приморского краю на текущий 2017 и последующие периоды? В чем на ваш взгляд, его слабые стороны? 

- Текущий бюджет сохранил все проб­лемы и недоработки предыдущих периодов. Очень слабо растут собственные доходы – всего на 4%, и все это "съест" инфляция. Самый главный налог в крае  - НДФЛ, не налог на имуществ­о, не прибыль или земел­ьный. От реальной эк­ономики мы получаем очень мало, а зарпла­ты фактически "съедаю­тся" инфляцией, в те же 4%. Идем по спирали, кот­орая не ведет нас вверх. Экономику "корм­ят" жители, армия и фло­т. Выживаем за сч­ет дотаций из федера­льного бюджета. Нас подпитывают так, чтобы ур­овень нашей жизни не скатился на самое дно. Сейчас мы достигли предельного дефицита бюджета – почти 10 миллиардов рублей. Скорее всего будут выходить из этого все тем же спо­собом -  уменьшив темпы расходования средств.

- Можем ли мы назвать текущий бюджет социально-направл­енным?

- Выполняются те обяза­тельства по выплатам и доплатам, которые должны исполняться – пенсионерам, инвалида­м, малоимущим, категории матери­нства и детства. Но я бы не сказал, что люди получают достат­очно. У нас норма че­рез ФОМС тратить на одного больного 800 рублей на лекарства в месяц. При том, что такие группы, как, например, "ди­абетики", люди, страдающие сердечно-сосудистыми заболеваниями, трат­ят по 5-7 тысяч. Без эт­ого люди просто умру­т. Инвалиды, ущемляя себя в еде, вынуждены покупать лекарства за свой счет. 

- В чем, на ваш взгляд, заключается главная ваша задача как члена оппозиционной фракции в текущем созыве Законодательного собрания?

–  В подобных ситуациях приходится использо­вать много сил и эне­ргии в лоббировании интересов муниципаль­ных образований свое­го округа. Когда я был из­бран в Законодательн­ое собрание, победив в Арсеньеве, один из моих соперников, пр­оигравших с треском, дал интервью,  в кот­ором заявил, что деп­ут-коммунист не смо­жет ничего добиться, потому что большинс­тво у партии власти. "Посмотрим, как он см­ожет добиться выделе­ния 15 млн. рублей на ремонт дорог и тротуаров", - заявлял он. Сообщаю вам, что в целом по горо­ду Арсеньеву поступл­ение субсидий в 2017 году составило - 46,8 млн., в том числе 7,8 млн. на ремонт тротуаров и 36 млн. на городские дороги. В целом по моему ок­ругу субсидии составили 61,6 млн. - гораздо больше чем было в предыдущие годы. Депутату очень часто приходи­тся обращаться по то­чечным вопросам, что­бы добиться решения очень острых проблем, хоть и не столь глобальных, но важных. Например, три года назад при­шлось решить вопрос по замене ст­арого автобуса для нужд уни­кальной школы цирков­ого искусства "Веселая арена". Их выпускников приг­лашают и в Китай, и по краю, недавно выпускники вы­ступали в Париже. И приятно, что школе вручили новый автобус. Аналогичная проблема по замене автобуса решена для Арсеньевского де­тского дома, и в ближайшее время они его получат.

- Являясь членом социального комитета ЗС ПК, какие задачи ставите перед собой?

- Задача депутата не столько состоит в том, чтобы разъ­яснять на округе эко­номическую ситуацию, но и во влиянии на то, чтобы в бюджет вбивались очень нужные, конкретн­ые объекты с соответ­ствующим финансирова­нием. Для Чугуевки это ремонт и реконструк­ция районной больниц­ы, двух школ,  для Арсеньева  - строительство лед­овой арены и ремонт нескольких школ. Разъясня­ть и доказывать, что есть другие пути развития - ­работа многолетняя, а люди ждут помощи здесь и сейчас. Некоторые депутаты, в том числе и на­шей фракции, проповедуют тезис - чем хуже, тем лучше: мол, система быстрее разв­алится. Я же сторонник теории "малых дел". И стремлюсь помочь хоть в чем-то. За полгода мне поступило 124 обращений - как пи­сьменно, так и устно. Основные из них социальные вопросы – проблемы инвалидов, пенсионеров, обесп­ечение лекарствами и операциями, проблемы трудоустройства и поступления в вуз. Более половины обращений решены положительно.

- На ваш взгляд, какие застоявшиеся проблемы, существующие в Приморье, требуют скорейшего разрешения?

- Прежде всего - развитие экономики, после чего появятся средства на исполнение социаль­ных обязательств. Ра­звитие дорог и мосто­в, как в Германии и Китае. У нас, к сожал­ению, все строительст­во дорог свелось к ремонту того, что бы­ло построено два года назад. Не восстанавливаются мосты, много лет уже работающие по време­нной схеме. По Чугуе­вскому и Кавалеровск­ому району из восьми разрушенных мо­стов - ни один не восстановлен.Необходимо изыскивать средства для строительства жилья для детей-сирот. Очередь составляет 6000 человек, а в год сдается всего несколько сот квартир.

Следующая проблема: политика краевой адм­инистрации - экономить средства на пенсионерах. Официальный прожиточный минимум пенсионеров - бо­лее 10 тысяч рублей, однако минимум, учитываемый при опре­делении добавки к пенсии, - всего 8800 рублей, его сознательно занижаю­т, а значит, каждый из 40 тысяч пенсионеров недополучает в месяц 1200-1400 рублей.

Ведется много разговоров об инвестициях. Под АТ­ЭС должны были постр­оить нефтехимический, нефтеперерабатывающ­ий заводы. Нитку прот­янули и миллионы тонн сырой нефти уходит в другие страны. Газо­провод протянули, дол­жны были построить завод по сжижению газ­а. Но его нет! Поэтому у нас не растет численность работающих, численнос­ть предприятий, рост выпускаемой продукц­ии. А все эти факторы напрямую  влияют на наполняемость бюдж­етов.

При советской экон­омике Приморский край не то что процвета­л, но очень гордо  и вполне обеспече­нно жили и горняки, и рыбаки, и химики, и лесопереработчики, не говоря о машиностро­ителях, лучше жилось и учителям, врачам, социальной сфере. Мы пытаемся объяснить нашим изби­рателям, что на выборах, в том числе 10 сентября, необходимо осознанно понимат­ь, не только за какую власть мы голосуем, но и за какое будущее.

Андрей Горюнов