18+
5 декабря 2016, понедельник
Важно
Приложения

Поможет ли Приморью "исламский банкинг"?


Эксперт рассказал о развитии экономики по законам шариата

1 апреля 2013, 11:53, Дейта.  Нескончаемые экономические проблемы, преследующие планету, стимулируют специалистов искать выход из следующих одна за другой мировых «волн кризиса». Обращение к опыту стран и отдельных регионов, меньше всего пострадавших от кризиса, наверное, только один из способов найти панацею от финансовой хвори.

Использование финансистами моделей ведения хозяйственной деятельности, уходящих корнями «во глубину веков» и опирающихся на ценностные структуры религии, может показаться несколько экзотическим, но тем не менее весьма интересным опытом.

И хотя в мире национальные правительства, как развитых, так и развивающихся стран находятся в постоянном поиске наиболее эффективных моделей экономического роста, тем не менее, анализ современных моделей экономического роста (исламской, немецкой, японской, российской или любой другой) всегда интересен. Попытался понять и разобраться в работе и этапах создания третьей по величине экономики Юго-Восточной Азии у соседа по Азиатско-тихоокеанскому региону, Председатель НП «Лига финансовых институтов» Александр Ивашкин, посетивший по приглашению членов Национального союза экономистов Куала-Лумпур (Федерация Малайзия).

 


 

 За относительно короткий исторический период, каких-то 30 лет (с 80-х годов прошлого века, начала стремительного роста промышленного сектора страны), Малайзия превратилась в страну с самой перспективной, в плане экономического развития, составляющей на ближайшие десятилетия. Высокие темпы экономического роста (со средним годовым приростом ВВП около 6,5 %) и реализация «Новой экономической модели» - NEM (New Economic Model), как раз и есть один из шагов правительства Малайзии по модернизации страны, сделавшей страну  мировым лидером по темпам экономического развития. С 2009 года кабинетом Премьер-министра Малайзии Наджибой Разаком (Mohd Najib bin Tun Haji Abdul Razak) была разработана и осуществлена «Программа по изменению структуры экономики и всесторонней модернизации», которые были объявлены в Малайзии главным приоритетом государственной политики. И хотя «NEM»– одна из четырех программ трансформации страны по достижению вышеуказанного результата, тем не менее задачи «NEM» просты и понятны малайцам: превращение страны в промышленно развитое государство, конкурентоспособность на мировой арене и высокий, а также равномерный, без значительного социального расслоения, уровень доходов граждан страны.


 

Одним из пунктов программы NEM стоит «Создание базы знаний», включающий необходимость укрепления системы высшего и среднего специального образования с основным уклоном на технические и инженерные специальности. Делается это с учетом особых мер правительства на поощрение сотрудничества между ВУЗами и секторами промышленности в области обучения, переподготовки и НИОКР.


 

Вот так, страна поставила задачу заполучить как можно больше квалифицированных инженеров и рабочих, производящих материальные ценности. И они достигли определенного успеха: Малайзия занимает 1-е место в мире по выпуску электронных чипов, а в рейтинге Всемирного банка по условиям ведения бизнеса Малайзия стоит на 12-м месте, по защите прав инвесторов – на 4-м месте. Главная же особенность этой небольшой страны (330 тыс.кв.км. ровно в два раза превосходящей по площади Приморье (165 тыс.кв.км) — это ее диверсифицированная экономика, практически ушедшая от экспортной модели роста: здесь параллельно развиваются промышленность, услуги, туризм, инфраструктура, сельское хозяйство и финансовая система. Вот о финансовой отрасли, а вернее о ее части, банкинге, и хотелось бы рассказать.


 

 

Малайзия с «задворок» мирового финансового пространства причислена к уникальным достижениям «восточных драконов»: третья крупнейшая экономика АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии) и 29-я экономика мира. Страна гармонично работает в так называемом "Азиатском поясе информационных технологий", проекте, решающем проблему "цифрового неравенства" и направленном на преодоление экономического отставания отдельных стран региона Юго-Восточной Азии. В «пояс информационных технологий" входят такие региональные технологические центры, как Токио, Сеул, Сингапур, Куала-Лумпур, Бангкок и Шанхай. На мой взгляд, фон таких позитивных успехов в экономике создала успешно действующая стратегия и тесное сотрудничество Малайзии со странами Азии в финансовой сфере, фундаментом которой выступила программа финансовой взаимопомощи между соседями по Азии в рамках Соглашения «Chiang Mai Initiative». (Это пакет многосторонних договоров, позволяющих участникам соглашения привлекать валюту для интервенций у своих партнеров под залог государственных ценных бумаг). Соглашение «Chiang Mai Initiative» дало странам Азии, включая Малайзию, инструмент для защиты национальных валют от резких скачков курсов на мировом рынке.

 

На примере развития финансовой системы Малайзии можно говорить об эволюционировании так называемого исламского банкинга (60% населения Малайзии исповедует ислам), который из зачаточного состояния 80-х годов прошлого века, превратился в эффективную модель финансового посредничества. О все возрастающей популярности исламского банкинга в мире (о чем с особым «восточным намеком», многозначительно подняв указательный палец вверх, мне говорили мои коллеги-финансисты) можно судить и по тому, что крупнейший мировой финансовых центр - Лондон со всей серьезностью занимается развитием исламских финансов и поставлена задача- Лондон сделать мировым центром исламского банкинга (!). В конце октября 2013 года Всемирный исламский экономический форум (WIEF) впервые пройдет в европейском и немусульманском городе - в Лондоне.

 


 

В России исламский банкинг в «явном» виде еще не прижился по разным причинам, а деловая сфера занимает выжидательную позицию по отношению к «исламскому банкингу», пристально его наблюдая. Хотя, такие точки роста есть, ведь наша страна многоконфессиональная, да и к тому, как было отмечено на Саммите АТЭС-2012 во Владивостоке тогдашним премьером В.Путиным, в своё время благодаря поддержке именно Малайзии Россия стала наблюдателем в самой крупной и влиятельной официальной правительственной мусульманской международной организации - Исламская конференция (Организация Исламского сотрудничества- Organisation of Islamic Cooperation),куда входят около 60 стран с общим населением 1,6 млрд. человек.


 

И все-таки, как Малайзии удалось стать совсем недавно (в 2006 году) мировым региональным центром исламских финансов и создать Малазийский Международный Исламский Финансовый Центр (MIFC)? MIFC - это коллективное детище Центробанка Малайзии, Комиссии по ценным бумагам Малайзии, Управления по финансовым услугам ЛАБУАН оффшор и Бурса Малайзии (Рынок ценных бумаг Малайзии). Центр включил в себя отраслевых игроков банковского, страхового секторов и рынка капитала Малайзии. Так была решена самая главная на тот момент проблема страны по созданию инвестиционного климата в стране и привлечение в страну инвесторов. И хотя создание исламской банковской системы, действующей параллельно с традиционной системой, весьма трудоемкая задача, тем не менее, она была достигнута посредством решения четырех основных задач.


 

  Во-первых, система стала иметь достаточное количество участников и «игроков», во-вторых, эти «игроки» (финансовые институты) предложили исламские банковские продукты и услуги, соответствующие нормам Шариата и нормативно-правовой базой и в-третьих, образовался межбанковский рынок, деятельность которых соответствовала принципам Шариата, в-четвертых, были образованы специализированные учреждения (шариатский арбитражный суд) в судебной системе, которые рассматривают правовые вопросы, связанные с исламской банковской и такафул системами.


 

Учитывая факт, что исламский запрет на риба (проценты) существует уже 1400 лет, исламский банкинг  весьма отрицательно относится к накоплению долгов, взиманию процентов, запрещает спекулятивные сделки и не занимается обслуживанием сфер с сомнительной нравственной составляющей.

 


 

В результате практического исполнения данных принципов возникла экономическая система, ориентированная на реальный сектор с прозрачной структурой управления капиталом. Эта модель и является драйвером развития исламского банкинга в Малайзии.


 

Все началось каких-то 40 лет назад с создания Фонда «Табунг Хаджи», который гарантировал сохранение средства мусульман для обеспечения их расходов на выполнение Паломничество (Хадж) в Мекку, а также желанием граждан, исповедующих ислам, принимать участие в инвестировании в промышленность, торговлю, а также в сферу недвижимости, в соответствии с принципами Ислама. При этом Фонд работал на принципе «Аль-вакала аль-mutlaqa» («абсолютное доверие») и выполнял две важные функции банковского дела - принимал депозиты (выплачивая дивиденды) и осуществлял инвестиции.


 

Как я уже говорил исламский банкинг от традиционного отличается беспроцентной основой. Исламские банкиры отказались от процентов, но не отказались от прибыли. Были разработаны несколько типов договорных отношений между банком и клиентом. Если заключается договор «Мудараба» и банк предоставляет капитал, клиент инвестирует его в свой бизнес и прилагает свои трудовые ресурсы, умения и опыт. При этом банк участвует в распределении прибыли и убытков, контролирует использование денежных средств и дает рекомендации по ведению бизнеса и использованию средств. А вот договоры «ШарикА» и «МушAрака» предназначены для компаний, имеющих несколько совладельцев, которые вносят свою долю деньгами, недвижимостью, имуществом, ценными бумагами, при этом прибыль распределяется согласно участию в капитале. Таким образом, исламские банкиры очень гордятся тем, что несут риски вместе со своим клиентом. На их фоне крайне невыгодно начинают выглядеть многие «традиционные» банки, особенно некоторые российские, умудряющиеся, напротив, взваливать на клиентов даже собственные риски и последствия маркетинговых просчетов!


 

В ходе общения с малайскими коллегами, они открыто обозначали существующие проблемы исламских финансов в области управления рисками и ликвидностью, отсутствием стандартов финансовых контрактов и продуктов, а также порой несоответствия регулирующих органов согласованным международным нормам и правилам. Ведь любой финансовый институт, даже провозглашающий традиционные ценности, должны показывать прибыль.


 

Но что меня более всего удивило - исламские банки Малайзии не являются закрытыми учреждениями, обслуживающими только мусульман. Наоборот, исламский банк не делает никаких различий между своими клиентами по религиозной принадлежности. Будучи коммерческой организацией, банк стремится оказывать свои услуги как можно большему количеству различных клиентов. Просто обычный клиент рассматривает исламский банк как банк, не придавая значения слову «исламский», и сравнивает стоимость и качество его услуг с традиционными банками, определяясь с выбором банка. А клиент – мусульманин из последней группы при выборе банка, в котором он хотел бы обслуживаться, делает выбор только между разными исламскими банками, полностью исключая традиционные банки.


 

В исламском банкинге проблем с рисковыми спекулятивными операциями практически не существует. Шариат устанавливает строгий запрет на следующие виды сделок: торговлю товаром, которого нет в наличии у продавца и которым он не владеет, торговые сделки, условием которых является обмен деньгами и товаром в будущем по цене, установленной на дату заключения сделки, торговые сделки, условия которых содержат элементы неопределенности или повышенный риск (гарар), а также сделки спекулятивного и азартного характера (майсир).


 

Поэтому, вся деятельность исламских малайских банков строится без принятия повышенных спекулятивных рисков, использования многократного финансового левериджа. Стратегия же такого банка подчинена, прежде всего, сотрудничеству с клиентами реального сектора экономики, что позволяет компаниям, занятым в производстве и торговле, найти в лице исламского банка долгосрочного инвестора.


 

Если взимание процента, или, по-арабски, «риба», является несправедливой эксплуатацией, то этот постулат не имеет ничего общего с другим нашим соседом - Японией и ее нулевой процентной ставкой «ZIRP». И хотя Центробанк Японии никогда не претендовал на стремление к социально-экономической справедливости, равенству и братству, но добился он именно этого, сделав кредитные средства для своих клиентов практически бесплатными, упразднив понятие стоимости заемных средств, и реализуя политику «количественного ослабления». Тем самым ЦБ Японии внес свою лепту в дело социальной справедливости и стабильности, а японцы гордятся своим японским способом ведения бизнеса и поддержания равенства при кредитовании реального сектора дешевыми деньгами.


 

Как бы там ни говорили, но после проведенного во Владивостоке Саммита АТЭС-2012 для Приморья нет уже «идеологически стерильного пространства - соседние страны с динамичной экономикой, приезжающие в Приморье гастарбайтеры, с разными нормами жизни, уже рядом с нами, а мы - с ними. У нас уже нет наглухо закрытого Приморья. Несмотря на все возможные различия, нормальные соседи всегда сближаются, становясь взаимозависимыми. Так, состояние экономики в Средней Азии эхом откликнулось у нас в Приморье, повлияв на рынок труда и на бизнес климат региона.


 

Эффективно и гладко функционирующая финансовая система является одной из самых основных предпосылок успешного развития экономики края. Так может, уже сейчас начать рассматривать Владивосток как финансовый хаб и Международный региональный финансовый центр (МФЦ) России, а не превращать жемчужину России – Приморье в транспортно-логистичекий центр и сырьевой придаток соседей? МФЦ Владивостока может стать частью финансовой архитектуры России, которая будет обслуживать Сибирь и Дальний Восток, где огромный потенциал развития сырьевых компаний и связанных с этим выпуском и обслуживанием IPO. Ведь инвестор пойдет туда, где выгоднее, интереснее, быстрее, надежнее, прозрачней и нет бюрократии.


 

Самое важное для Владивостока - стать конкурентоспособным в АТР. Конкуренция - это здоровое явление. Это нормально, что возникнет дополнительная конкуренция с городами и столицами АТР – Куала-Лумпур, Шанхаем, Сиднеем, Сингапуром, Гонконгом и другими.


 

Сейчас в Приморье с приходом губернатора Владимира Миклушевского все руководители крупных организаций  вовлечены в поиск «инвестора», создание инвестиционного климата края. Но деньги инвестора, как говорят бухгалтеры, до сих пор «в пути». Для успешного развития и воплощения планов развития Приморья нужно, прежде всего, обрести ту же уверенность в позитивном и перспективном своем будущем, какая есть у наших соседей малайцев, японцев, китайцев, корейцев и сингапурцев. И тогда процесс развития Приморья пойдет намного быстрее.

Председатель НП «Лига финансовых институтов» Александр Ивашкин

ЭПИ "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:63.6864.15
EUR:67.6268.47
CNY:92.3693.22
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Экономика»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика