18+
6 декабря 2016, вторник
Важно
Приложения

Инвестиции в Приморье: южнокорейский бизнес не видит, как получить здесь прибыль



29 ноября 2016, 09:09, Дейта. ИА «Дейта» продолжает работу по формированию целостной картины перспектив развития Дальнего Востока и беседует с экспертами из мира бизнеса, науки и политики, не понаслышке, знакомыми с социально-экономическими процессами, происходящими в регионе.

На этот раз собеседником  корреспондентов стал генеральный директор одного из совместных российско-корейских предприятий Андрей Шевченко, который активно сотрудничает с корейскими предпринимателями с середины 90-х годов и справедливо может считаться одним из ведущих специалистов в этой области.

 Сейчас его компания активно работает на рынке внешнеэкономических услуг, строительства и производства. При чем, в стройку российский бизнесмен как раз и вошел в содружестве с корейскими партнерами, и именно это направление стало логическим продолжением уже традиционного для Дальнего Востока экспорта оборудования и материалов из Республики Корея. Сейчас, в частности, реализуется проект по строительству мусороперегрузочной станции по заказу мэрии Хабаровска.

- Сотрудничество с зарубежными партнерами началось для вашей компании с импортно-экспортных операций и постепенно развилось до создания производственных направлений.

- Да. Предприятие возникло в результате длительных взаимоотношений с компанией поставщиком. Для работы с Кореей очень важно иметь хорошую историю взаимоотношений, заключающуюся в наработанных связях и доверии со стороны партнёров. Когда мы начали поставлять продукцию с Кореи, возникла идея начать производство продукции на Дальнем Востоке России.

- Какие направления сейчас интересны корейским инвесторам на Дальнем Востоке России?

- Корейцы считают Приморский край частью своей культуры. Как вы знаете, на этой территории с VII по X век существовало государство Бохай, в котором корейцы видят свои корни. Поэтому отношение к Приморскому краю можно охарактеризовать как отношение к той земле, на которой в древности проживали предки корейцев. Таким образом, интерес к Приморскому краю имеет, прежде всего, историческое измерение.

Второй аспект, заключается в том, что в XIX и XX веках на эту территорию прибыло большое количество переселенцев. Я говорю о русских корейцах, которые продолжают населять Приморский край и остров Сахалин. В ряде случаев представители корейского бизнеса, работающие в России, имеют родственников здесь.

Третья составляющая заключается в том, что Приморский край находится в непосредственной близости от Корейского полуострова. Для южных корейцев стремление к объединению корейского народа до сих пор имеет большое значение. Мне не раз многие из них говорили, что хотели бы видеть свой народ единым. Они прекрасно осознают значимость России и нашего региона в решении корейского вопроса.

- Получается, что на первом месте стоят исторический, культурный и политический факторы, а экономика уже идет после?

- Не совсем так. Эти факторы определяют в принципе интерес к региону. А дальше, конечно же, возникает и экономическая составляющая.

Экономика всегда помогает политике. Они взаимосвязаны между собой. Поэтому трудно говорить, что первично, а что вторично. Хотя если рассматривать рынок ДВ, то он не представляет большого интереса ни для одной крупной компании из-за низкой плотности населения. Экономический интерес начинает возникать к проектам инфраструктурного характера. Корейцы понимают, что Россия заинтересована в развитии региона и готова вкладывать деньги в проекты, потенциально способные создать здесь определенную экономику. Корейскому бизнесу, безусловно, интересно участие в строительстве подобных инфраструктурных проектов.

- Какие инфраструктурные проекты вызывают интерес в первую очередь? Это транспорт?

- Если говорить о транспортной инфраструктуре, то это касается создания логистических центров. Корейцы проявляют интерес к строительству портов, специализирующихся на поставке продукции, которая им необходима. Прежде всего - это угольные терминалы. Возможен ещё интерес по направлению рыбных поставок. Рыбный рынок в Корее достаточно большой. Эти два направления связаны с транспортной инфраструктурой.

Кроме того, есть крупные проекты в судостроительной отрасли. Это связано с тем, что корейская судостроительная промышленность является одной из наиболее передовых в мире. Только в последнее время мы видим, что Китай начинает догонять Корею.

- Корейский бизнес продолжает участвовать в строительстве верфи на заводе «Звезда»?

- Да. Участвуют разные компании. Когда-то совместно с Daewoo (DSME) было создано предприятие, но пока нет информации о том, как оно работает. Недавно Роснефть подписала соглашение с корпорацией Hyundai о сотрудничестве. Интерес присутствует не только у крупных компаний, но и у средних компаний, находящихся в отрасли судостроения. Для Кореи характерно, что при развитии крупного судостроительного предприятия, создаются до 400 сопутствующих производств малого и среднего бизнеса. Строительство современного судна - технологически сложный процесс, требующий использования множества различных элементов. Многие комплектующие порой проще заказать у небольших компаний. Поэтому когда, корейцы смотрят на наши крупные проекты, то они предполагают, что и здесь может быть нечто подобное. Это отличается от нашей практики, которая идёт ещё с советских времён.

Во многих случаях, корейцы не видят схем с помощью, которых они могли бы получить прибыль со своих инвестиций. Для них не всегда понятна экономическая эффективность участия в подобных проектах.

- Завод Hyundai в районе аэропорта Кневичи развеял все иллюзии иностранных инвесторов по поводу России?

- Это один из неудачных примеров инвестиций. Этот проект является показателем того, что, с одной стороны в России тяжело получать желаемый результат, а с другой – у корейцев отсутствует понимание системы работы государственных предприятий. Когда строился этот завод, они думали, что открывают российский рынок сбыта, но обнаружили, что строительства завода оказалось недостаточно. Необходимо принимать участие в тендерах на условиях заказчиков. Получилось так, что построив завод, они не смогли обеспечить конкурентоспособность своей продукции.

Для работы с государственным заказом поставщик должен пройти процедуру участия в тендере. Для корейской стороны данная процедура очень непростая, ввиду коротких сроков подачи конкурсного предложения (около 3-х недель). Корейской стороне сложно подготовить заявку в течение такого короткого срока из-за технических сложностей, заключающихся в переводе документации и расчётах в рублях. В итоге, каждый корейский бизнесмен, направляющийся из аэропорта в город, теперь может видеть этот памятник мёртвым корейским инвестициям.

Безусловно, завод является отрицательным символом, но я бы не сказал, что корейские бизнесмены относятся к нему, как к однозначному показателю безнадёжности инвестиций в России. Для них это скорее символ того, что если ты инвестируешь в Россию, то ты должен осознавать, каким образом ты сможешь получить прибыль с этой инвестиции. В этом смысле, для них очень важно разобраться, как работает система госзаказа.

- В этой связи стоит поговорить о гарантиях. В одном из предыдущих интервью, эксперт по японским инвестициям рассказал, что японский крупный бизнес видит гарантии только в слове президента страны.

- Да, С Кореей ситуация похожая. Для них наиболее безопасные проекты в России – это те проекты, в которых участвует государство на любом уровне. В отличие от российского бизнеса, который неоднократно не выполнял своих обязательств, к государству ещё есть доверие. Хотя и здесь тоже существуют нюансы. Прежде всего, государственные обязательства гарантированы рублём, который в свою очередь ничем не гарантирован. Поэтому когда корейский бизнес просчитывает свои проекты в рублях, он вынужден закладывать валютные риски. Управление этими валютными рисками является достаточно сложным вопросом, учитывая нестабильность национальной валюты.

Но и это еще не всё. После просчета валютных рисков начинаются новые сложности. Это касается поиска подходящего места расположения бизнеса. В целом получить необходимый земельный участок – это достаточно сложно для корейской компании. У нас очень непростое земельное законодательство.

- Это связано с ограничениями для иностранцев на собственность в России?

- Отчасти, хотя эти вопросы решаются достаточно просто. В законе прописано, что иностранцы не имеют право на владение недвижимостью в приграничных территориях, список которых не определён. По факту вся Россия является приграничной территорией. Однако выход из ситуации достаточно простой. Создаётся российское юридическое лицо с совместным участием, которое уже имеет право на владение недвижимостью. Трудность заключается в поиске необходимого участка земли, располагающегося в нужном месте и соответствующего необходимым характеристикам для развития проекта компании. Вопрос, безусловно, решаем. Мы это видим на примере завода Hyundai. Многое зависит ещё и от муниципального образования. Например, я слышал, что подобные вопросы в Артёме решаются значительно проще, чем во Владивостоке.

- Проявляли ли корейские инвесторы интерес к нашим ТОРам, ведь они предусматривают упрощенную процедуру выделения земли?

- Я участвовал в конференции, организованной Минвостокразвития в Хабаровске. На конференции присутствовали представители среднего бизнеса, объединённые в Корейскую международную торговую ассоциацию (Korean International Trade Association - KITA). Я заметил, что у Министерства были большие ожидания того, что должны прийти крупные компании, готовые вкладывать большие деньги в большие проекты. Корейская же сторона была представлена малым и средним бизнесом, который не совсем понимал, каким образом он может получить преимущества от работы в ТОРе.

Вновь возникает вопрос о рынке сбыта. Как правило, ТОРы имеют определённую направленность: сельскохозяйственную, логистическую, судостроительную и т.д. Для расчета эффективности идеи необходимо сравнивать льготы не только с другими регионами России, но и с ситуацией у наших соседей – Китая, Японии и Кореи. Помимо налогов, необходимо учитывать и иные факторы влияющие на стоимость продукции – электроэнергия, коммунальные затраты, уровень заработной платы.

Поскольку рынок Дальнего Востока России достаточно мал, то большого смысла в продаже продукции здесь корейские инвесторы не видят. Смысл может появиться, если продукция будет рассчитана на весь рынок России. В этом случае накладываются ещё и логистические издержки для доставки продукции в европейские города страны, что сводит все преимущества производства в рамках ТОРа к нулю.

Второй вариант -  это продажа продукции в самой Корее, но тогда нужно сравнивать условия ТОРа не с остальными регионами России, а с теми условиями, которые предлагают другие страны Восточной Азии. Пока ещё рано говорить о конкретных перспективах. Инвесторы анализируют свою выгоду по мере того, как идея ТОРов приобретает форму.

- Помимо структурных факторов, уместно ли учитывать и разницу в менталитетах, которая в определённой степени тоже может стать риском?

- Существует определённое несоответствие в традиции деловой практики. К примеру, корейцы обращают особое внимание на экономическую эффективность самого строительства при реализации нового инвестиционного проекта. Потому что инвестиции - это те деньги, которые вы замораживаете на определённый срок. И если предприятие не начинает работать в сроки, определённые бизнес планом, то это означает, что вы будете нести затраты, не имея при этом никакой выручки и прибыли в обозначенные сроки. Это сразу начинает ухудшать экономические показатели работы предприятия. Поэтому чёткое следование планам для них очень важно. Того же самого они ожидают и от российских партнёров. Но на практике, как мы видим, получается иначе.

Фото: ИА "Дейта"

ИА "Дейта"
Загрузка...
Курс
вчера
сегодня
USD:64.1563.92
EUR:68.4767.77
CNY:93.2292.84
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ «Экономика»
ПРОЕКТЫ
Loading...
На данном сайте распространяется информация (материалы) информационного агентства «Дейта» - свидетельство ИА № ФС 77-44209 от 15 марта 2011 года, выдано Федеральной службой надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) – действует на основании Закона о СМИ.
© ООО «ДЕЙТА.РУ» 2001–2016 гг
редакция: 8(423)257-55-10, 2-777-236, e-mail: info@deita.ru; коммерческий отдел: 8-924-325-94-97, 8-984-147-09-88, net@deita.ru,pr@deita.ru.
При любом использовании текстовых материалов с данного сайта гиперссылка на источник обязательна
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика