Девушка крадет деньги

Приморские экономисты рассказали почему после введения американских санкций оскудеет   карман не только олигархов, но и народа, сообщает DEITA.RU.

В прошлую пятницу, 6 апреля, Минфин США объявил о расширении своего санкционного списка, добавив в него еще 24 гражданина России и 14 российских компаний. Среди попавших под санкции, по выражению Вашингтона, «олигархов», в частности, оказались миллиардеры Олег Дерипаска, Виктор Вексельберг, Сулейман Керимов, Алексей Миллер, Андрей Костин и Игорь Ротенберг. Корреспондент DEITA.RU выяснил у приморских экономистов, чем новая волна санкций в отношении «них» - российских олигархов, обернется в отношении «нас» - простых россиян.

38 друзей Оушена

Всего персональные санкции были введены в отношении 38 российских бизнесменов и чиновников. Минфин США заявил, что это решение «нацелено на ряд лиц, перечисленных в докладе, в том числе на тех, кто получает выгоды от режима Путина и играет ключевую роль в поддержке злонамеренных действий России».

Фондовый рынок ответил на решение американского ведомства мгновенно. Так, 9 апреля стал поистине «черным понедельником», обрушившим акции российских активов, в том числе принадлежащих некоторым фигурантам списка. Потери в капитализации только за одни сутки составили: у «Мечел» -31,99%, «РусАл» - 28,9%, «Норникель» -13,35%, «Полюс» -13,24%, Сбербанк -13,04%, Роснефть -11,04%, Газпром - 8,55%.

По некоторым оценкам, совокупно состояние попавших под санкции Минфина США миллиардеров снизилось более чем на $1,25 млрд. При этом, больше всех потерял Олег Дерипаска, чьи потери составили $960 млн, или более чем 15% от прежнего состояния.

Обвал акций и рубля

На фоне резкого обесценивания крупнейших активов многострадальной российской экономики, положение последней осложнилось обвалом рубля. В результате российская валюта пересекла психологически важную черту в 60 рублей за доллар, а курс евро превысил 74 рубля.

По признанию некоторых аналитиков, кроме как с введением санкций падение рубля связывать больше не с чем. Так как это произошло вслед за открытием биржи в понедельник, когда собственно и рухнули курсы акций российских компаний. Впрочем, данное мнение не однозначно. Как считает кандидат экономических наук, преподаватель Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета Максим Кривелевич, в обрушении акций российских компаний куда большую роль сыграли не внешние, а внутренние факторы.

«Возьмем тот же «Газпром» – он под санкциями не находится. А цена депозитарных расписок на акции Газпрома в апреле 2018 упала более чем в 3 раза по сравнению с апрелем 2011 года, почему?», - задается вопросом экономист, - «Потому что «Газпром» сначала прокладывает 500 км труб вникуда, а потом пытается придумать, что с ними можно сделать. Если бы акции российских компаний были привлекательны – платились бы достойные дивиденды, уважались бы интересы миноритарных акционеров, если бы российские компании не создали себе имидж структур, закупающих все – от трубы до авторучки за трехкратную цену, то малейшее снижение цен привело бы к тому, что весь мир бросился бы скупать их акции».

На сегодня же, уверен Кривелевич, вся инвестиционная привлекательность российской экономики построена по тому принципу, что любую плохую новость инвесторы рассматривают как повод немедленно уйти, а любую хорошую, как повод следить дальше, но никак не повод, чтобы зайти на рынок.

«Понимаете, сегодня современная экономика не опирается на золотой запас или выплавку чугуна и стали», - продолжает эксперт, - «Она опирается на принцип, верят в вас или нет. К примеру, компании Apple, Facebook,стоящие гораздо больше «Газпрома», «Роснефти» и «РусАла» вместе взятых. У них нет нефти, газа, угля. Почему же они стоят так много, что могут по карманам мелочь пособирать и купить тот же «Газпром»? Потому что им верят инвесторы, которые видят, что те создают новые продукты, пользующиеся спросом, имея к тому же безупречную репутацию».

«От падения котировок крупных российских предприятий ничего хорошего ждать не приходится, говорит доктор экономических наук, профессор Владивостокского государственного университета экономики и сервиса Александр Латкин.

«В первую очередь – это падение инвестиционного потенциала. Раз будет вкладываться меньше средств на покупку акций, значит предприятие будет иметь меньший потенциал развития, следовательно, это приведет к удорожанию его продукции».

По сути, по крупнейшим российским компаниям нанесен сокрушительный удар, поставивший их на грань дефолта. Некоторые из них - градообразующие предприятия, с десятками тысяч рабочих мест и большими социальными обязательствами. Чем это может обернуться? Как вариант "схлопыванием" производств и росту безработицы в промышленных регионах страны. Что неминуемо приведет к социальному взрыву и протестам населения, полагают эксперты.
Между тем, глава Центробанка Эльвира Набиуллина назвала события на рынках после пятничных санкций "коррекцией". По ее мнению, для привыкания экономики и финансового рынка к изменившимся внешним условиям понадобится некоторое время. "Я уверена, что экономика и финансовая сфера к этому адаптируются", - подчеркнула глава ЦБ.

С народа по нитке олигарху кафтан

В этой связи, власть уже начала говорить о возможной господдержке, которая будет оказана попавшим в санкционный «бан» компаниям. Эксперты уже предрекают, что это не может не привести к серьезным изменениям бюджетной политики. Придется выбирать приоритеты: олигархи или бюджетники. Судя по заявлениям представителей политического истеблишмента страны, выбор этот уже сделан, и не в пользу последних.

Например, министр промышленности Денис Мантуров, говоря о российских компаниях, попавших под санкции, заявил «будем их еще больше поддерживать». «Российские бизнесмены, попавшие под санкции, должны быть поддержаны», - вторит ему председатель Государственной Думы Вячеслав Володин.

К слову, еще в сентябре 2014 года правительство по предложению экс-министра экономики Алексея Улюкаева рассматривало идею поддержки компании, попавших под санкции за счет средств пенсионных накоплений и Фонда национального благосостояния.

В том же 2014 году в Думу был внесен, а в 2017 году отозван проект так называемого "закона Ротенберга". Законопроект предполагал выплату из федерального бюджета компенсаций российским гражданам и компаниям, зарубежное имущество которых подвергнуто аресту или другим взысканиям по решениям иностранных судов и других компетентных органов. Впрочем, в апреле 2017 года ГосДума приняла закон, согласно которому физические лица, попавшие под международные санкции, могут добровольно объявить себя нерезидентами Российской Федерации и, таким образом, не платить налоги с доходов, полученных за рубежом.

Не нужно быть аналитиком, чтобы понимать: появление новых санкционных жертв в среде российского олигархата может привести к появлению еще одной дырочки на уже и так порядком затянутом поясе россиян.

«Нужно учитывать, что вслед за падением акций у нас вырос курс доллара – на невиданную ранее величину. Что уже ударило по карманам простых российских граждан. Если допустим вчера на отдых в Таиланд можно было полететь по одной стоимости, сегодня цена существенно выше», - говорит экономист Александр Латкин.

Звучит парадоксально, но эксперт не исключает, что от введения санкций в отношении «классово чуждых» олигархов тяжелое моральное восприятие от этого может возникнуть и у россиян.

«С одной стороны, простым людям всех этих больших денег не видать и не понять. Тем не менее, люди могут на себе ощущать, что нас, Россию, таким образом оскорбляют. Что мы становимся, как бы, второсортной страной. Хотя по динамике нашего экономического развития, давно таковой уже являемся. Но тут же бьют по интеллектуальному потенциалу», - комментирует Латкин, оговариваясь, что очень надеется, что они, российские бизнесмены, «своей головой и трудом заработали эти большие деньги».

Вместе с тем, заявления о поддержки государством данных компаний большинством населения конечно же, воспринимается негативно. «Почему поддержку не получают те, кому не «посчастливилось» оказаться в списке. Должны действовать принципы конституционного государства, в котором не все решает правительство. Пусть обращаются в суды. А то выходит, что одних мы поддерживаем, а другие безуспешно пытаются добиться помощи от правительства», - считает Латкин.

«Строго говоря, санкции в отношении нас ввел не какой-нибудь африканский диктаторский режим, а страна вполне себе с конкурентной судебной системой. Каждая из этих компаний достаточно велика и достаточно богата, чтобы оспаривать санкции в суде. И с высокой вероятностью его выиграть. Если они виноваты, то почему мы их должны спасать за счет налогоплательщиков -учителей, врачей, рабочих, колхозников? Если же они не виноваты, то у них есть деньги на самых дорогих в мире адвокатов. Почему бы в суде не доказать свою невиновность?», - задается закономерным вопросом экономист Максим Кривелевич

Важный момент - любая крупная компания, в силу своей деятельности, обязана страховать свои риски. «Почему тогда их должны спасать налогоплательщики? Очень странный подход, поскольку бизнес – это работа по приумножению денег за счет принятия на себя рисков. Получается нечестно: успехами они с нами не делятся, а почему должны делиться своими неудачами? Нормально, когда люди собирают деньги на лечение ребенку, совсем другое, когда деньги собирают на помощь крупной сталелитейной корпорации», - заключает Кривелевич.

Симметричный ответ отечественной дипломатии

В данных обстоятельства населению следует ожидать очередных «бомбежек Воронежа», полагает экспертное сообщество. Анализируя историю предыдущих симметричных ответов, подобный исход выглядит наиболее вероятным. Так, в ответ на акт Магнитского, формально направленного против чиновников, Госдума ответила ограничением на иностранное усыновление детей-инвалидов. Санкции вводятся в отношении отдельных чиновников, уличенных, условно, в неблаговидных делах, взамен мы запрещаем ввоз сыров.

Сложилась практика, при которой несовершенство работы российских дипломатических структур, несовершенство тех, кто должен защищать престиж и интересы страны на международной арене и внутри страны компенсируется за счет кармана налогоплательщиков, считает экономист Максим Кривелевич. И он уверен - правильные выводы сделаны из этой ситуации не будут. А вся работа по донесению нашей позиции по-прежнему «будет заменяться имитацией некой сверхжесткой позиции, показанной по центральным каналам и ориентированный, прежде всего, на внутренний рынок».

«Потому что, когда с высоких трибун ООН дипломаты нашей страны демонстрируют практически шансон только не в рифму - это может и льстит чувствам отдельных представителей электората, но не является эффективным инструментом. Международная арена – не место борьбы правды с неправдой. Это «игра престолов», где создаются союзы, где нужно убеждать, где каждый имеет свое мнение, независимо от размера страны. Дипломат – это адвокат твоей страны. Он должен кого надо - напугать, кого надо - прельстить, кого надо - соблазнить. У нас же, наоборот: кого надо прельстить - пытаются запугать, а кого надо запугать - пытаются прельстить. В итоге, имеем то что имеем – подъем пенсионного возраста, увеличение налогообложения, дыру в бюджете и так далее».

Возвращаясь к теме введенных санкций, важно понимать - это не результат заговора внутренних или внешних злодеев, считает эксперт. «Это результат переходящей все границы профнепригодности. Профессионализм дипломатов спасает кошельки граждан, непрофессионализм приводит к их опустошению».

Андрей Горюнов