Прогулка среди древних захоронений, бамбуковых зарослей и скал, а также трудности языкового барьера - новые подробности пятидневного «трипа» корреспондента «Deita.ru» по городам Республики Корея.

День третий: гробницы королей, киты, рисовое вино и стыд

Новый день встречаем в «музее под открытым небом» - городе Кёнджу. В стародавние времена бывшим столицей древнего государства Силла. В резиденции корейских правителей - парке Анапчи - мы уже побывали, по тому, что осталось от некогда величественных королевских палат, побродили, с подробностями мирской жизни царственных особ познакомились. Сейчас же отправляемся туда, где знать того времени обретала свой вечный покой - в расположенный в самом центре Кёнджу парк Тэрынвон.

Последнее пристанище корейской знати в эпоху Силла представляет собой комплекс курганов, внутри которых находятся гробницы королей, королев, вельмож и прочих «голубокровных» особ. Несмотря на возвышающиеся повсюду холмы, назвать это место кладбищем можно с большой натяжкой. Вполне себе неплохая зона отдыха – с тенистыми аллеями, лавочками, лужайками и растущей на деревьях хурмой. Местечко довольно милое и приятное, пусть и с захоронениями по всей территории. Судя по большому количеству отдыхающих, сей факт мало кого смущает.

Всего в парке располагается 23 гробницы. Самая известная, а вместе с тем и единственная открытая для посещения, это гробница Чхонмачхон, в переводе означающая «гробница небесного коня» , по «счастливой случайности», оказывающаяся для нас закрытой. Тем не менее, получаем подробный рассказ от местного экскурсовода, из которого узнаем, что гробница была раскопана в 70-е, а названа так из-за обнаруженного внутри ее стен изображения лошади. На данный момент это единственный дошедший до наших дней рисунок династии Силла, вот только нам его увидеть не удалось. Также в гробнице «Небесного коня» учеными был обнаружен еще один ценный артефакт - Золотая корона периода государства Силла, включенный в список Национальных сокровищ Кореи. Найденные останки были перенесены в Национальный музей города Кёнчжу, а внутри гробницы Чхонмачхон помещены их точные копии.

Другой достопримечательностью загробного парка является двухместная гробница, также в свое время раскопанная. Предполагают, что в ней вместе со слугами были погребены супруги. Обнаруженные при раскопках в больших количествах ценности дают основания полагать о высоком статусе их обитателей. Всего же раскопать успели только три кургана. После официального распоряжения корейских властей о запрете вскрывать гробницы раскопки были окончательно свернуты. В этой связи ученым весьма сложно сказать, кто именно захоронен в оставшихся неизученными курганах. Так как внешне их различие весьма условно, где захоронен король, а где вельможа доподлинно неизвестно.

Продолжаем погружаться в древнюю культуру Кореи, в традиционной деревне Кёчхон в пригороде Кёнджу. Деревня призвана показать традиционный корейский уклад — практически все дома в ней выстроены в стиле «ханок». В Кёчхоне нас ожидает «модный приговор» - переодевание в праздничный корейский костюм, девушек, соответственно, в платье. Приодевшись, отмечаю, что даже в традиционном костюме, меня сложно принять за представителя коренного населения деревни, а при наличии головного убора и вовсе можно спутать с раввином. Нужно сказать, что в условиях палящего солнца передвигаться в подобном наряде не очень комфортно, ну да чего не сделаешь ради приобщения к великой корейской культуре. Нарядившись, наш отряд «бояр в городе» неспешно прогуливается вдоль деревенских улочек, на радость многочисленным группам корейских детей. 

Приняв привычный для себя облик, покидаем деревню, а вместе с ней и город Кёнджу. Далее нас ждет часовой переезд в город Ульсан. В переводе означающий город-гору, в первую очередь известного своей развитой промышленностью. В нем производят корабли, машинное оборудование, автомобили и перерабатывают нефть, что не без оснований дает право называть Ульсан центром корейской промышленности. Данному факту безусловно способствует наличие в городе крупнейшего в мире нефтеперерабатывающего завода (Корея не имеет собственных запасов нефти, а перерабатывает привозное сырье), а также присутствие промышленного гиганта компании Hyundai Motor с принадлежащих ей судоверфи и автомобильного завода.Концерн Hyundai отправляет свои автомобили в 135 стран мира, выпуская с конвейера по одному автомобилю в секунду.

Помимо достижений отечественной промышленности Ульсан славен наличием пляжей, но в особенности парками. Так в районе реки Тхэхваган располагается уникальный бамбуковый лес (bamboo forester park).

Ожидаемо, весь парк состоит из высоченных бамбуковых зарослей. Температура в бамбуковой роще на несколько градусов ниже, поэтому это идеальное укрытие от знойной жары. В окружении ветвей бамбука ты можешь спокойно передохнуть на скамейке с бесплатной Wi-Fi зоной. В самом конце парка установлена забавный агрегат, позволяющий взглянуть беспристрастно на параметры своей фигуры — бамбуковый определитель размера одежды. К примеру, ты твердо убежден (ну или хочешь верить в это), что носишь «М», а в одноименную створку не пролезаешь, но зато обнаруживаешь, что «ХL тебе в самый раз. Обидно и досадно, но зато неплохой предлог поработать над собой по приезду домой.

В числе прочего, город Ульсан некогда был знаменит китобойным промыслом. Однако из-за угрозы истребления в 1986 году охота на китов была официально запрещена. А в 2005 в вотчине китобойного промысла, в порту Чансэнпхо, был открыт единственный в Корее Музей китов. Территория музея представляет собой своеобразный симбиоз дани уважения к китобойному делу, с одной стороны, и напоминанием о необходимости сохранения популяции китов, с другой. Благодаря богатой музейной экспозиции можно ни только узнать много нового о жизни китов, но и познакомиться с некоторыми обитателями животного мира. Например, понаблюдать за резвящейся парочкой живых дельфинов или за питомцами мини-зоопарка.

 

Следующей остановкой нашего «трипа» становится еще один парк - Daewangam Park. На мой взгляд, это самое впечатляющее место за все время путешествия по Корее. Потрясающее место, вмещающее в себя все составляющие для отличных фотографий и просто приятное для пребывания на свежем воздухе. В парке испытываешь расслабление и отчуждение от лишних мыслей и различной суеты. Парковая зона настолько огромна, что заблудится в ней не составит большого труда, Впечатляющие виды, сосновый лес, маяк времен японской оккупации, скалистое морское побережье, мостики перекинутые на небольшой островок, оборудованный под смотровую площадку, с которой отлично просматривается завод Hyundai. Резюмируя, Daewangam Park, действительно стоящее, обязательное для посещения место, в котором каждый найдет что-то свое.

Стоит отметить, факт, того насколько все-таки в Корее развита и разнообразна система парковых зон. За неполные три дня мы побывали в разных тематических парках, и все они являются, ни только популярными туристическими объектами, но и общественными зонами. Корейцы умело используют какую-либо отличительную особенность — будь то овечья ферма или гробницы королей — и воссоздают вокруг нее популярное общественное пространство. Почему подобное не подвластно для властей хотя бы и нашего, богатого на уникальные места, Приморского края — вопрос очевидно риторический.

Между тем, порядком нагуляв аппетит мы отправляемся на званный ужин с представителями администрации города Ульсан. Потрясающе вкусное утиное филе чередуется с не менее великолепным напитком — макколли, также известным как рисовое вино. К слову, на ужине пришлось испытать небольшое чувство неловкости и стыда, вызванное вовсе ни количеством употребленного напитка. Все дело в том, что сидевшая рядом милейшая чиновница из мэрии решила завязать светскую беседу на английском и спросила о моих впечатлениях от Кореи. А так, как знание «инглиша» проявляется у меня лишь в экстремальных обстоятельствах, в состоянии расслабленном, словарный запас ограничен лишь фразами типа «thank you very much”, “very good” и «London is the capital of Great Britain”. Сомнительно, что представителя ульсанской администрации, могли бы заинтересовать мои познания географии, а двух первых фраз для поддержания полноценной беседы было явно недостаточно. Впрочем, мое незнание английского не снизило градус дружелюбия высоких гостей. Доказательством чему служило заботливое подливание рисового вина, улыбчивой корейской чиновницей, в мой, периодически опустошаемый, стакан.

После ужина, закрепить наше очарование Ульсаном должна ночная прогулка по смотровой башне, с которой можно увидеть работающую судоверфь Hyundai. Говорят, что звезд на небе в Ульсане не бывает, потому что они все собраны на земле в виде освещения и неоновых огней.

В завершение насыщенного, но весьма утомительного путешествия, ноги движутся в направлении какого-нибудь ресторанчика. Вот тут-то нас и подстерегает разочарование. Оказывается, не каждое питейное заведение, готово принять у себя иностранных туристов. По одной из версий, причина в нежелании персонала преодолевать языковой барьер. Но, еще Владимир Высокий пел о том, что «если я чего решил, то я выпью это обязательно». И после некоторых скитаний один из корейских баров любезно распахивает свои двери для русских странников.

Андрей Горюнов